«Забавно пьянеть от пиццы»

Lenta.ru 13 марта 2020
Фото: Lenta.ru
В конце февраля медицинский журнал Annals of Internal Medicine описал необычную болезнь, которая поразила 61-летнюю американку с больной печенью. В ее мочевом пузыре расплодились микроскопические грибки, которые выделяют спирт. Из-за них ее обвинили в тайном алкоголизме и едва не лишили права на жизненно важную операцию. Похожие случаи бывали и раньше. СМИ регулярно сообщают о людях, попадающих в неприятные ситуации из-за алкоголя, который вырабатывается у них в организме. «Лента.ру» выяснила, как им живется.
В декабре 2015 года Донато Джианотто из Нью-Джерси решил сделать предложение Мишель — женщине, с которой он встречался. Он встал перед ней на колено, достал обручальное кольцо и попытался спросить, станет ли она его женой. Ничего не вышло. Даже в такой момент его неудержимо клонило ко сну, а язык отказывался повиноваться. «Помню, что успел произнести "Станешь…», но ответа уже не услышал», — вспоминал Донато позднее. Он упал на пол прямо перед невестой и захрапел.
Странная сонливость преследовала его четвертый месяц. Проблемы начались в сентябре после инфекции, которую лечили антибиотиками. На работе он из последних сил боролся со сном, а вернувшись домой, мог остановить машину у гаража и заснуть прямо на руле. После хэллоуинской вечеринки Донато попал в больницу. Врачи сообщили Мишель, что у ее жениха сильнейший абстинентный синдром.
Это было невозможно: абстинентный сидром требует продолжительного употребления алкоголя, а Донато страдал диабетом и почти не пил. Мишель это прекрасно знала, но через несколько месяцев подозрения стали терзать даже ее. Когда Донато провалил полицейский тест на трезвость, она перерыла весь дом в поисках заначки. Безрезультатно. Никаких следов тайного пьянства не было — не считая неуверенной походки, заплетающегося языка и показаний алкотестера.
Я совсем перестал ходить на работу и чувствовал себя совершенно бесполезным. У меня остались туманные воспоминания об этом периоде. Как-то раз полицейские остановили меня в восемь утра, велели дыхнуть в трубочку и арестовали за нетрезвое вождение. Вечером мы с Мишель были в больнице и обнаружили, что за 11 часов содержание алкоголя в моей крови не уменьшилось. Я ничего не понимал
Донато Джианотто
американец с синдромом ферментации кишечника
Отгадка нашлась по чистой случайности: родственник Мишель оказался врачом, поехал на конференцию по редким патологиям и услышал доклад о людях, организм которых вырабатывает алкоголь сам. Донато обратился к специалисту и вскоре узнал, что с ним происходит. Виновником его проблем оказался микроскопический грибок, который превратил его пищеварительную систему в своеобразный самогонный аппарат.
Нулевой пациент
Первого американца, у которого нашли этот недуг, звали Чарльз Сваарт. После Второй мировой войны он вместе с американскими войсками попал в разгромленную Японию и стал пресс-секретарем генерала  — главнокомандующего сил союзников, который руководил послевоенными реформами в стране.
В конце 1945 года Сваарт стал замечать, что пьянеет куда чаще, чем пьет. После сытной трапезы он едва держался на ногах, хотя почти не употреблял спиртного. Иногда он отключался и засыпал перед входной дверью собственного дома — спьяну ему не хватало сил и терпения, чтобы вставить ключ в замочную скважину. После званого ужина с политиком из Аризоны его задержали за пьяное вождение. Чарльз клялся, что не пил ни капли, но ему никто не верил.
«К весне 1954-го стало ясно, что мне не требуется даже глотка пива, чтобы опьянеть, — рассказывал он. — Как-то раз попал в больницу с вирусным гепатитом — и опьянел даже там. Потом из-за больной печени мне на два года запретили притрагиваться к спиртному. Я строго следовал рекомендациям врача, но все равно пьянел». Это было крайне неудобно, но обращения к наркологам, психиатрам и другим специалистам не помогали.
видео страница газеты Staten Island Advance в Facebook
Позднее выяснится, что опьянение вызывал не алкоголь, а пища, богатая углеводами, — например, фруктовый салат и спагетти, которые он обожал. В середине 1960-х, когда Чарльз решил похудеть и стал есть меньше углеводов, необъяснимые приступы опьянения как рукой сняло. Сбросив 30 килограммов, он перестал ограничивать себя — и вслед за спагетти вернулась и болезнь.
Несмотря на все трудности, Чарльзу удалось сделать неплохую карьеру. Он перебрался в Соединенные Штаты и стал пиар-директором крупной медицинской ассоциации. В начале 1970-х, во время делового обеда представитель фармацевтической компании поинтересовался, почему Чарльз отказывается от коктейлей. «Когда я ответил, что пьянею не от спиртного, а от итальянской кухни, он посмотрел на меня со странным выражением на лице и сообщил, что читал о похожем случае», — вспоминал он.
На следующий день его собеседник прислал статью из журнала Time. В ней рассказывалось о японском предпринимателе Кодзо Охиси, который жил в городке Пиппу на севере Японии. В 1934 году он заметил, что, перекусив хлебом или картошкой, чувствует себя так, будто перебрал саке и страдает от похмелья. Окружающие много лет считали его алкоголиком, и репутацию спасли только врачи из Саппоро.
Они обнаружили в желудке и кишечнике Кодзо Охиси одноклеточные грибки Candida albicans. В этом не было ничего необычного: такие грибки есть у 80 процентов людей. Странность заключалась в том, что они делали. По какой-то причине в желудке японца Candida albicans вели себя подобно дрожжам: они брали сахар и углеводы, попадавшие в организм с пищей, и перерабатывали их в этиловый спирт. Именно поэтому мужчина пьянел даже от самых невинных кушаний.
Ядерный грибок
Японские медики разобрались в странной болезни Кодзо Охиси и Чарльза Сваарта задолго до того, как ее заметили в других странах. Первоначально исследователи считали ее причиной грибки-мутанты, облученные радиацией после ядерной бомбардировки Хиросимы и Нагасаки. В японской литературе редкий недуг называли «мэитэисё», или синдром алкогольной аутоинтоксикации.
После прочтения статьи в Time Чарльз снова обратился к врачу и на этот раз попросил поискать у него Candida albicans — за 25 лет этого не делали ни разу. Подозрения подтвердились: его пищеварительная система кишела колониями тех же микроскопических грибков, выделяющих алкоголь. Чтобы избавиться от них, Чарльзу пришлось вернуться в Японию. Тогда бороться с мэитэисё умели только там.
Science Source / David M. Phillips / Diomedia
С тех пор эту болезнь признали и в других странах — теперь она известна как синдром ферментации кишечника, или синдром автопивоварни. Но установить верный диагноз и вылечиться почти так же трудно, как 40 лет назад. Донато Джианотто, уснувшему во время предложения руки и сердца, пришлось пройти все круги ада. К счастью, Мишель не обиделась и изо всех сил хотела помочь жениху. Она обзвонила не меньше сотни врачей, но никто не знал, что делать.
«Я сказал Мишель, что ей лучше меня бросить, — вспоминал Донато. — Мне было ее ужасно жаль. Но в 2017 году мы поженились. Сыграли типичную итальянскую свадьбу, на которой всего с перебором. Меня мутило, и как только все закончилось, я попал в реанимацию с панкреатитом». В итоге Донато все же нашел специалиста, который сумел его исцелить, но лечение едва не сделало его банкротом. Медицинская страховка покрыла только часть расходов, и над ним повис огромный долг — 45 тысяч долларов.
«Думаю, этой болезнью страдает куда больше людей, чем мы можем представить», — считает американская исследовательница синдрома ферментации кишечника Барбара Корделл. Того же мнения придерживаются специалисты из медицинского центра Ричмондского университета, лечившие 46-летнего американца из Северной Каролины, кишечник которого вырабатывал спирт. Долгое время он даже не догадывался, что болен. «Все считали его лжецом, думали, что он тайный алкоголик», — говорит гастроэнтеролог Фахад Малик, входивший в группу исследователей, в 2019 году описавших этот случай в научном журнале BMJ Open Gastroenterology.
Когда у меня стал проявляться синдром автопивоварни, все изменилось. Я сталкивался с трудностями в школе даже в тех случаях, когда знал, что проблем быть не должно. Мне пришлось бросить спорт, потому что меня выматывала даже скромная пробежка. Я с трудом поднимался по утрам
Мэтью Хогг
британец с синдромом ферментации кишечника
Дело осложняется тем, что некоторые пациенты лучше переносят алкоголь, чем другие. В 2014 году в американском штате Нью-Йорк задержали 35-летнюю учительницу, которая вела дымящийся автомобиль с пробитым колесом. Когда полицейские остановили виляющую по дороге машину, из нее вышла женщина и заплетающимся языком объявила, что совершенно трезва. Алкотестер считал иначе: он показал, что содержание алкоголя в ее крови превышало допустимый уровень в четыре раза.
Учительница была убеждена в своей правоте, поэтому результат ее поразил. Она купила алкотестер и 18 дней следила за содержанием алкоголя в своей крови. Все это время женщина не употребляла спиртные напитки, но прибор каждый день сообщал ей об обратном. Причиной оказался синдром ферментации кишечника, которого женщина, в отличие от Чарльза Сваарта или Донато Джианотто, просто не замечала. «Она представления не имела, что страдает этой болезнью, — утверждал юрист Джозеф Марусак. — Не чувствовала опьянения, ничего ее не беспокоило».
Марусак защищал ее в суде и добился оправдательного приговора. Это редкий случай, когда все обернулось благополучно. Большинство страдающих синдромом ферментации кишечника вынуждены преодолевать те же проблемы, с которыми сталкиваются обычные алкоголики. Только, в отличие от них, им нельзя просто бросить пить. «Люди шутят, что забавно, наверное, пьянеть от ломтика пиццы, — говорит Донато Джианотто. — Но на самом деле, в этом нет ничего забавного».
Комментарии
Болезни и лекарства , Дуглас Макартур , Журнал Time , Lenta.ru
Читайте также
Ранние признаки рака мочевого пузыря
Врачи назвали «неочевидный» признак рака кишечника
Последние новости
На Украине рассказали о панике Зеленского
Проценко рассказал о нестандартном течении коронавируса в России
В Роспотребнадзоре рассказали о путях передачи коронавируса