Режим повышенной неготовности: как регионы встретили новый всплеск COVID-19 

Пока по сети гуляют слухи о возможном ведении нового режима всеобщей самоизоляции, а количество заразившихся коронавирусом по официальным данным уже приблизилось к майскому пику «первой волны» пандемии, в системе здравоохранения происходят события, которые ставят под сомнение её готовность к худшему сценарию развития эпидемиологической ситуации. Медики продолжают жаловаться на проблемы с обещанными президентом доплатами за работу с заболевшими «китайской инфекцией», в некоторых медучреждениях возникают скандалы из-за нехватки оборудования и увольнения специалистов, а кое-где пациенты жалуются на качество анализов и опасаются, что с помощью их результатов власти могут искажать статистику. NEWS.ru изучил несколько историй и выяснил у специалистов, готова ли Россия к осеннему всплеску COVID-19.
Поликлиника как зеркало системы
Недавно появились тревожные новости из московской поликлиники № 175, расположенной на востоке столицы. Со ссылкой на помощников депутата telegram-канал «Реальная жизнь ВАО», сообщил, что в медучреждении «на фоне разговоров о возможной второй волне заболеваемости COVID-19 и направленных мер на борьбу с ней» якобы «делается всё возможное, чтобы квалифицированная медицинская помощь пациентам не оказывалась».
Этому способствует массовое увольнение квалифицированного персонала, неисправное оборудование и более 400 жалоб от пациентов, оставшихся без рассмотрения, — говорится в сообщении.
Жалобы в частности связаны с тем, что после появления в поликлинике главврача Андрея Федорука оттуда «стали уходить наиболее профессиональные кадры: врачи, фельдшеры, медицинские сестры, представители администрации, продолжительное время работавшие в поликлинике и пользующиеся уважением и авторитетом у пациентов».
Эту информацию подтвердил NEWS.ru помощник Дмитрий Савоськин. По его словам, за последние полгода из поликлиники уволились «порядка 80 человек». Проблемы, по его словам, начались ещё весной. Тогда сотрудники поликлиники обратились к парламентарию с жалобами на невыплаты компенсаций за работу с пациентами с коронавирусом.
{{expert-quote-8084}}
Author: Дмитрий Савоськин [помощник депутата Мосгордумы Олега Шереметьева]
Олег Михайлович [Шереметьев] написал запрос в . Поликлиника сразу отреагировала заявив, что врачи всё вовремя и хорошо получают. Потом врачи звонили и говорили, что их вызывали в кабинет и давали деньги в конвертах. Потом стала складываться ситуация, что врачи стали увольняться из-за не очень хороших условий работы. Дальше к нам стали обращаться не только врачи, но и пациенты с жалобами о ненадлежащем медобслуживании — неисправный рентген, маммограф в скотче. Мы ходили к главврачу Федоруку на приём. На контакт он не вышел. У врачей терпение иссякло, и мы обнародовали эти жалобы. Также врачи жалуются, что не получают премий и сидят на голом окладе. А часть приближенных Федорука получают чуть ли не по 300 тысяч. Ещё жалуются на проблемы с реализацией пилотного проект «Хроники» — на него просто не хватает врачей. Тот медперсонал, который полагался, выводят на прием пациентов. А на проект «Хроники» оставляют буквально два-три часа.
Кроме того, медики и пациенты жаловались в приёмную на то, что согласно проекту «Московская поликлиника», главврач должен присутствовать в головном учреждении и вести там приём сотрудников и пациентов, но Федорук якобы «самоизолировался в самом дальнем филиале поликлиники, в филиале № 1 на Старом Гае, подальше от головного учреждения, где был организован КТ-центр и проводилось обследование пациентов с подозрением на COVID-19».
Авторы обращения в приёмную депутата Олега Шереметьева обвиняют Андрея Федорука и его юрисконсульта в том, что они «разработали специальную процедуру личного приема у главного врача ГБУЗ ГП № 175 Департамента здравоохранения Москвы — те сотрудники, которым удалось добиться личной аудиенции при входе обязаны сдавать свои мобильные телефоны и личные вещи».
Дмитрий Савоськин предоставил редакции копии обращений Олега Шереметьева в столичную прокуратуру, а также ответы надзорного ведомства, которое сообщало, что по фактам выявленных нарушений в конце мая было «принесено два протеста на противоречащие закону локальные акты».
В разговоре с NEWS.ru главврач поликлиники № 175 Андрей Федорук не стал комментировать претензии со стороны его критиков, посоветовав ознакомиться с его комментариями в Facebook под постом Дмитрия Савоськина. В этих сообщениях главврач в частности говорил, что в каждом из пяти филиалов «работают врачи восьми специальностей: неврологи, офтальмологи, ЛОР-врачи, кардиологи, эндокринологи, терапевты, урологи, хирурги». В головном здании поликлиники, по словам Федорука, «также принимают врачи узкого профиля: гастроэнтеролог, колопроктолог, инфекционист, аллерголог, пульмонолог».
Доступность ко всем врачам — день в день, — уверяет главврач.
Также он сообщил, что во всех филиалах ГБУЗ ГП № 175 «представлена ультразвуковая и функциональная диагностика, рентгенологические исследования», а в головном здании «с апреля по июнь функционировал КТ-центр, мы обследовали более 7000 пациентов в режиме 24/7, аппарат работал всё это время». Кроме того, как уверяет Федорук, с июля открыто расписание к врачам всех специальностей.
В плане на 2020 год установка МРТ-аппарата. Рентгеновское оборудование исправно, если возникают неполадки, поликлиника имеет госконтракт, согласно которому осуществляется ремонт. В филиале № 1 и № 2 флюорографы были списаны в 2015 и 2018 годах, так как имели полный износ, вместо них функционируют рентген-кабинеты, — заверил Федорук.
Также он отреагировал на претензии пациентов к маммографам, один из которых был якобы повреждён и замотан скотчем.
На двух маммографах мы в августе провели множество исследований по онкоскринингу, все аппараты как работали, так и работают. Всего выполнено 2331 исследования, — информирует Федорук.
Заместитель главного врача поликлиники по медицинской части Марина Ярыгина в комментариях под постами Дмитрия Савоськина также опровергла обвинения, назвав «бредом» информацию о том, что телефоны, подчинённые Федорука в его приёмной на время аудиенций не оставляют. При этом один из пользователей Facebook из числа пациентов напомнил ей, что сталкивался с проблемами в работе флюорографического оборудования из-за чего его отправляли на обследование из одного филиала в другой.
Корреспондент NEWS.ru обратился в столичный Департамент здравоохранения с просьбой прокомментировать ситуацию в поликлинике № 175, но там не ответили на запрос. В профсоюзе «Альянс врачей» отметили, что к ним из данного медучреждения никто не обращался. Однако в организации признали наличие проблем в отрасли в свете готовности системы здравоохранения к новому коронакризису.
Поминутная тарификация
В профсоюзе обратили внимание на Свердловскую области, где медики, по некоторым сведениям, не хотят идти работать с коронавирусными пациентами из-за опасения проблем с выплатами. Как рассказывает NEWS.ru руководитель «Альянса врачей» в уральском регионе Наталья Эйсмонт, это вполне объяснимо.
{{expert-quote-8086}}
Author: [лидер профсоюза «Альянс врачей» в Свердловской области]
Тем, кто работал в «красных зонах», им выплачивали компенсации. А кто из группы риска — амбулаторная служба, скорая помощь — им не всем дали. У нас диспетчерская служба скорой помощи Нижнего Тагила вообще ничего не получили за работу с заразившимися COVID-19. Мы обратились в прокуратуру, местный . Прокуратура ответила, что выплаты им не положены, потому что так главврач решил. К нам обращались Демидовская больница в Нижнем Тагиле — там медсестрам не заплатили как положено, а младшему медперсоналу вообще никаких выплат не было. Я знаю, что не выплатили в некрупных частных клиниках. В Первоуральске медикам, работающим в системе , вообще не заплатили положенные компенсации. И кто пойдёт работать теперь в «красную зону»? Более того с 1 октября по предложению выплаты за COVID-19 будут производится за отработанное время, а не за сам факт работы с пациентами, как сказал президент в мае, когда он ругал местных руководителей, что компенсации положено платить не за фактически отработанное время [с пациентами с COVID-19], не за часы, минуты и секунды, а за сам факт контакта с больным на рабочем месте. И теперь, по всей России, взяли 80 тысяч рублей, поделили на рабочие дни, получилось 3800 рублей за смену. Если у медика шесть смен — вот и считайте, сколько ему дадут.
Также она отмечает, что всех работников обязывают прививаться новой вакциной, которая, как писал NEWS.ru, прошла не все соответствующие международным стандартам этапы исследований.
Медики скорой помощи и работающие в «красной зоне», в обязательном порядке должны быть вакцинированы, иначе их не допустят к работе, а в кулуарах они говорят, что не горят желанием прививаться из-за того, что вакцина недостаточно исследована. К тому же заболеваемость врачей тщательно скрывали — в июле мы общалась с медиками «красной зоны» в Екатеринбурге. Они говорят, что у заболевших врачей брали мазок на седьмые-восьмые сутки [после появления симптомов]. Естественно, на таком сроке ничего не обнаружишь после лечения. Также знаю, что медикам обычных больниц, заболевшим COVID-19, предлагали сдавать мазки за 1800-2500 рублей. «Краснозонникам» ещё ставили диагноз ОРВИ, тоже с целью скрыть заболеваемость и не выплачивать положенные деньги, — рассказывает Эйсмонт.
Проблемы с выплатами медикам признавал ранее и губернатор региона , ссылавшись на «небольшие технические трудности». По словам представителя профсоюза «Альянс врачей», некоторые медики, так и не получившие положенные выплаты, обращаются в суды. Так, например, сделали два сотрудника одной из больниц города Краснотурьинска, которые ранее заболели COVID-19, но, как утверждает Наталья Эйсмонт, «им заявили, что выплаты не положены», поскольку «заразились они от медсестры и это не страховой случай». Однако, как подчёркивает профсоюзная активистка, подобные случаи «сыплются со всех уголков России».
Ещё в Москву приглашали на работу из регионов медиков. И если столичным врачам заплатили нормально, то приезжим не доплатили, и когда они стали спрашивать, из-за чего так происходит, их выгнали. Сейчас вторая волна и кто теперь поедет в Москву работать, если так обошлись в первый раз? — задаётся вопросом представитель «Альянса врачей».
Происходящее затрагивает и другие российские субъекты. В качестве примера Наталья Эйсмонт привела историю, случившуюся с врачом-косметологом из города Комсомольск-на-Амуре Хабаровского края, который решил судиться со , так как ему не дали компенсации и уволили.
Он работал врачом-косметологом в местной профильной клинике и получал у себя в городе огромные деньги. В пандемию клинику закрыли, и он поехал работать в одно из лечебных учреждений Москвы. Там он работал в «красной зоне», переболел COVID-19, но не получил в полном объёме положенных выплат, — отметила Эйсмонт.
Как рассказывала ранее руководитель профсоюза , по состоянию на июль в организацию поступило более 200 обращений от работавших в столичных «коронавирусных» клиниках медработников, с которыми расторгали трудовые договоры, когда волна заболеваемости отступила. Но эта тенденция была временной, и 6 октября по официальным данным в России было зафиксировано уже 11 615 новых случаев COVID-19 — чуть меньше, чем 11 мая, в пиковый день пандемии (тогда было 11 656 новых заражений). Рост показателей закономерно толкнул отрасль к тому, чтобы готовиться к наплыву тяжёлых пациентов, и регионы вновь начали перепрофилировать больницы.
Напряжённость иммунитета
Помимо проблем с компенсациями вопросы могут возникнуть и к выявлению заболевания на уровне определения антител. Уже не один месяц различные структуры сообщают цифры, согласно которым процент людей с антителами к коронавирусу на порядок больше, чем количество переболевших по официальной статистике. В Москве это расхождение более чем в десять раз. Так, 28 сентября глава сообщила, что примерно у каждого четвёртого москвича есть антитела к коронавирусной инфекции нового типа. По состоянию на тот день с начала распространения коронавируса в столице заразилось 287 993 человека или 2,27% жителей. Различные аналитики уже не первый месяц высчитывают, как те или иные институции могут манипулировать статистикой заболеваний COVID-19. Как уже выяснял NEWS.ru, это может быть и в сторону увеличения, и в сторону занижения показателей.
На странности с результатами анализов на антитела указала обратившаяся в NEWS.ru жительница одного из подмосковных городов. На момент сдачи крови у неё больше недели присутствовали симптомы COVID-19 — повышенная температура, а также исчезновение обоняния и вкусовых ощущений. Когда женщина сдала кровь, выяснилось, что и иммуноглобулин IgM, который первым отражает наличие инфекции, и IgG, который появляются в крови позднее, показывали почти нулевое значение — 0,41 и 0,25, соответственно. Такие результаты иммуноферментного анализа свидетельствуют, что контакта с коронавирусом не было и антитела к нему отсутствуют. То есть, пациентка либо здорова, хотя и ощущает себя, мягко говоря, не так, либо это «ложноотрицательный» результат, который может быть при вялотекущем течении болезни, что по научному называется «серологическим окном» (в таком случае необходимо пройти повторное исследование через несколько суток).
Собеседница NEWS.ru полагает, что речь идёт о низком качестве работы, поскольку медсестра взяла у неё очень мало крови, не став набирать всю пробирку. Она также не исключает, что государственная клиника, где у неё взяли анализ, или курирующее её профильное ведомство, может по каким-то причинам занижать статистику. Хотя не исключено, что у женщины вместо COVID-19 может быть другая инфекция с похожей симптоматикой, и эта история говорит лишь об ошибке. Но фатальность последней может возрастать пропорционально масштабам заболеваемости. На эту проблему обращают внимание и в медицинском сообществе.
С тестами непонятно что. Сначала говорили — ищите IgM и IgG. Сейчас другое веяние — результаты могут быть ложноположительным или ложноотрицательными, и, согласно новым европейским исследованиям, надо ориентироваться на третий показатель — IgA. А тестов таких нет, — говорит Наталья Эйсмонт.
Стоит отметить, что 7 октября о разработке в РФ новых тестов на антитела к COVID-19 заявила в интервью телеканалу «Россия 1» глава Роспотребнадзора Анна Попова.
Сегодня мы абсолютно чётко видим, что нам нужны новые тесты, которые определяют напряжённость иммунитета. Мы над этим работаем, и я уверена, что в скором времени мы сможем зарегистрировать новые тесты, — сказала Попова.
Однако, об этом она заявила, говоря о степени защищённости человека от повторного инфицирования COVID-19, а IgA антитела показывают заражение на ранних стадиях, и будет ли возможно их исследование в новых тестах, неизвестно. Между тем, ещё в июле сообщалось, что учёные Института биоорганической химии разработали четыре варианта тест-систем для обнаружения антител против коронавируса, которые способны обнаруживать в сыворотке или плазме крови человека IgM, IgG и IgA. Это, как отмечали разработчики, значительно повышает специфичность тестов.
Как в годы Крымской войны
Как рассказал NEWS.ru доктор наук и представитель Общества специалистов доказательной медицины Василий Власов, власти используют неверный акцент на наказание граждан, которые якобы «не слушаются указаний, из-за чего инфекция распространяется».
{{expert-quote-8088}}
Author: [доктор наук, член комиссии по борьбе со лженаукой РАН, член Общества специалистов доказательной медицины]
Нужно не давление на граждан, а создание условий, где распространение инфекций будет менее активным. Для этого нужно, чтобы люди везде и всегда находились на безопасном расстоянии. Это единственный точно работающий механизм — если между людьми расстояние более 1 метра распространение вируса останавливается. Сейчас идёт развертывание дополнительных коек, надеюсь, что этот процесс будет лучше, чем весной. Весной были созданы «барачные» госпитали, подобные которым создавались во время Крымской войны XIX века. Они не могут выполнять функцию оказания помощи при COVID-19, в них нет ничего для оказания нормальной помощи.
Учёный обратил внимание на неподготовленность российских больниц «для нормального размещения инфекционных больных», поскольку там нет специальной вентиляции, а также «на том же плохом уровне оказалась готовность врачей к оказанию медпомощи».
Интенсивная терапия — одна из самых сложных специальностей. В цивилизованных странах врачи по этой специальности готовятся 10 и более лет. У нас подготовка по анастезиологии происходит за шесть месяцев после ординатуры. Это абсолютный нонсенс. Но у нас даже таких специалистов не хватает, это дефицитная специальность, — подчёркивает Власов.
Он также считает, что «любой регион засекречивает фактические данные по COVID-19, и пока информация засекречена мы точно не знаем сколько людей болеет, сколько умирают, от чего умирают». А управленческие решения могут приниматься только на основании доброкачественной информации, напоминает Власов. В настоящее время, по его мнению, «принимаются неэффективные меры, потому что они основаны не на научных данных, а с опорой на искажённую бюрократическую информацию».
Есть случаи искажения как в сторону уменьшения [показателей заболеваемости и смертности от COVID-19], так и в другую. Например, за каждый случай COVID-19 платят большие деньги и больница может быть заинтересована в завышении статистики. Руководство регионального здравоохранения тоже может быть заинтересовано в этом, ведь это единственный способ получить из федерального центра деньги, — резюмирует Власов.
По мнению Натальи Эйсмонт, чиновники от здравоохранения на местах искажают информацию не только по заболеваемости, но и по оснащённости подведомственных учреждений различным оборудованием, что не лучшим образом отражается на готовности к отражению пандемии. Это, как считает лидер профсоюза, происходит потому, что «информацию о том, как улучшить здравоохранение, собирают не снизу, а сверху». В результате главврачи «сидят и молчат», оставаясь зависимыми от вышестоящего начальства.
В подготовке материала принимала участие .
Видео дня. Почему возникает вздутие живота
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео