Новости
Коронавирус
Болезни и лекарства
Наука
Народная медицина
ЗОЖ

Почему системы ЭКМО не получают широкого распространения при лечении коронавируса в России?

Метод ЭКМО применяется при лечении крайне тяжелых пациентов, которым не помогает искусственная вентиляция легких. В процессе используются искусственные сердце и легкое для временной поддержки жизни пациента, когда его собственные органы слишком больны, чтобы нормально функционировать. Как сообщило издание «Медвестник» со ссылкой на главного анестезиолога-реаниматолога Даниила Щелухина, в России 137 аппаратов ЭКМО.
Почему системы ЭКМО не получают широкого распространения при лечении коронавируса в России?
Фото: BFM.RUBFM.RU
Но из 100 тяжелых больных вирусной пневмонией такие аппараты нужны двум-трем пациентам, говорит руководитель клинического центра анестезиологии и реаниматологии НИИ скорой помощи имени Джанелидзе . По его словам, основная цель врачей — не довести пациентов до стадии, когда им нужен такой аппарат.
Вячеслав Афончиков руководитель клинического центра анестезиологии и реаниматологии НИИ скорой помощи имени Джанелидзе «Это очень непростая методика, она очень трудозатратная и требует большого количества ресурсов. На нее уходит много кислорода, и много специалистов задействовано. Широкое использование, во-первых, нецелесообразно, во-вторых, технически невозможно. В каких-то единичных случаях, да, люди нуждаются и получают эту методику. Без строгих показаний проводить ЭКМО — это безумие. Это очень серьезная процедура, почти как искусственное кровообращение. У этого аппарата должен все время находится отдельный, скажем так, экипаж. Если один реаниматолог может вести палату шесть-восемь коек. Иногда приходилось дежурить и на 12 больных и больше, это трудно, но возможно. А если эта методика используется, то у одного больного дежурит бригада: врач и две сестры. Если вы хотите всех больных подключить к ЭКМО, где вы возьмете столько врачей?»
Для ЭКМО необходимо большое количество донорской крови. При этом выживаемость при использовании этой методики у тяжелых пациентов, которым не помогает ИВЛ, до 70%, пишет «Медвестник». Но в данном случае о статистике говорить сложно, замечает заведующий отделением трансфузиологии Федерального научно-клинического центра детской гематологии имени Рогачева Павел Трахтман.
— ЭКМО в данном случае должно рассматриваться как последняя попытка спасти человека, которого не удается спасти уже больше ничем. Кажды человек, который выкарабкался с помощью ЭКМО, — это победа с большой буквы. От того, что ЭКМО установят в каждой больнице, у каждого пациенты, результаты не улучшатся. К сожалению, это помогает не всем.
— Главный анестезиолог-реаниматолог МЧС России Даниила Щелухин говорит, что в условиях пандемии и высокого спроса возникла объективная нехватка оборудования, и производители, в основном из Германии и США, работают на свои потребности, и отгрузки за рубеж у них запрещены.
— Абсолютная правда, это касается не только аппаратов ЭКМО, сейчас это касается практически всей медицинской номенклатуры, которая связана с лечением и профилактикой коронавирусных инфекций: от аппаратов ИВЛ, аппаратов ЭКМО до масок и перчаток. Внезапно возникший спрос превышает возможность заводов выпускать эти приборы. Невозможно за один день увеличить выпуск в 10-15 раз. Эта технология в обычной жизни использовалась очень редко. Сейчас купить эти приборы практически невозможно, а если и возможно, том время ожидания поставок может быть несколько месяцев.
По словам эксперта, аппаратное обеспечение для ЭКМО есть только в крупных федеральных медицинских центрах и больницах в Москве и Петербурге. Небольшая клиника не может себе позволить использовать такое оборудование как минимум потому, что у него очень дорогие расходные материалы, гораздо дороже, чем для ИВЛ.