Новости
Коронавирус
Болезни и лекарства
Наука
Народная медицина
ЗОЖ

Здравоохранение: проекты и реальность

намерен внести в закон «Об основах охраны здоровья граждан» понятие новой модели организации оказания медпомощи. Что же это за «новая модель»? «Непрерывное совершенствование процесса оказания медпомощи» на протяжении многих лет, кажется, только усиливает раздражение населения, и вот опять. По курсу новая волна улучшений — внедрение методов и инструментов «бережливого производства», то есть постоянное повышение доступности, качества и безопасности медицинских услуг, переориентация всех ресурсов системы на удовлетворение потребностей пациентов. С 15 февраля уже вступили в силу новые правила работы поликлиник, по которым предусмотрены более высокие требования к техническому оснащению кабинетов, выведение некоторых специалистов в отдельные клиники и добавление в стены поликлиник других. И это только часть преобразований, ожидающих здравоохранение.Приоритетный проект «Создание новой модели медицинской организации», утвержденный , рассчитан на период до 2024 года. Его главная задача — удовлетворенность россиян медобслуживанием, которая должна возрастать год от года ударными темпами: к 2020 году эта цифра должна достигнуть 60% пациентов, к 2022 — 70%.Однако у простых смертных при посещении поликлиник и больниц создается ощущение, что все эти проекты, изданные из благих побуждений, если и воплощаются, то в какой-то параллельной реальности. Какое чудо должно произойти, чтобы большинство россиян действительно были довольны работой врачей? Могут ли в принципе новые проекты помочь российской медицине выйти на новый уровень? И что необходимо для того, чтобы навести в нашем здравоохранении порядок? Мы поговорили на эти темы с иркутскими экспертами.Заместитель министра здравоохранения Иркутской области Елена Голенецкая довольно оптимистична в своих оценках сегодняшних реалий и перспектив сферы медицинских услуг.— 15 февраля несколько изданий написали о том, что по новым правилам, внесенным Минздравом, из поликлиник уберут стоматологов и психологов. То есть пациентам придется ходить к этим специалистам в платные клиники?— Сразу оговорюсь — мы не имеем права комментировать приказы Минздрава России, только их исполняем. Приказом Минздрава РФ от 03.12.2019 г. «О внесении изменений в Положение об организации оказания первичной медико-санитарной помощи» действительно внесены изменения в структуру амбулаторно-поликлинических учреждений. Если говорить про кабинеты стоматологов, то право решать — останутся ли эти специалисты в поликлиниках — отдается территориям. Если, например, в городе или поселке рядом с поликлиникой размещается стоматологическая государственная поликлиника, то можно перенести прием туда. Но повсеместно закрывать эти кабинеты не будут.— Что касается приоритетного проекта — он предполагает постепенное исчезновение очередей в регистратуру и на прием к врачу, в целом на повышение качества медицинских услуг. Насколько все это реально воплотить в Иркутске и Приангарье?— Вполне реально. Разработана система модернизации первичного звена здравоохранения, но она касается медицинских организаций, обслуживающих население менее 50 тысяч человек. Этот проект предполагает улучшение технической оснащенности поликлиник и больниц в соответствии с современными стандартами, проведение капитального ремонта и строительства участковых и районных больниц, фельдшерско-акушерских пунктов. В села, где проживают не более 50-60 человек, будут выезжать бригады врачей со всем необходимым оборудованием, для этого выделяется транспорт. Планируется организация дополнительной подготовки специалистов для медицинских организаций. Предусмотрена и компьютеризация, чтобы в любом медучреждении, даже в небольших поселках и на фельдшерско-акушерских пунктах, был интернет, и сотрудники могли быть в курсе всех медицинских вопросов, дистанционно обсудить проблемы пациента с областными учреждениями.— На все эти улучшения нужны немалые средства.— Проект для Иркутской области уже просчитан. Общая стоимость всех видов работ — 94 млрд рублей, окончательная сумма финансирования будет известна при утверждении его в Минздраве России. Реализация приоритетного проекта рассчитана до 2024 года. К 1 июля этого года все расчеты по нашему региону будут согласованы в Москве.— Получается, что Иркутск не попадает в этот проект?— Областной центр участвует еще в восьми разделах национальных проектов «Здравоохранение» и «Демография». Например, в федеральном проекте по борьбе с онкологическими, сердечно-сосудистыми заболеваниями, проектах по развитию детского здравоохранения, кадровому обеспечению, внедрению информационных технологий и других. Например, проект по развитию педиатрии осуществляется в Приангарье третий год. Он подразумевает подготовку квалифицированных специалистов, развитие амбулаторной службы, удобную для посетителей регистратуру, более комфортные условия для пациентов, удобную навигацию, открытие игровых комнат для детей, комнат для кормления малышей, колл-центров.— Из каких источников осуществляется финансирование?— Из средств федерального и регионального бюджетов. Запланированный объем финансирования на все годы реализации составляет 203,0 млн рублей (за счет федерального бюджета), 199,5 млн рублей (за счет областного бюджета). Привлекаем мы и спонсорские средства, к примеру для приобретения оборудования для игровых комнат. Есть и такие мероприятия, которые требуют не денежных затрат, а просто другой организации работы. Это дополнительное обучение сотрудников регистратуры правилам общения с пациентами, организация забора крови для лабораторного исследования, организация записи к специалистам.— Мой ребенок и еще 9600 маленьких пациентов прикреплены к детской поликлинике 5. Там большие очереди, в узких коридорах душно. Получается, улучшения ее не коснулись?— Первым этапом решения проблемы стало объединение детской поликлиники с городской больницей 5, расположенной на улице Челнокова. Предполагается, что узкие специалисты и педиатры останутся в прежнем здании, а на флюорографию и рентген дети будут ходить во взрослую больницу. Кроме того, можно организовать единую лабораторную службу, а площади детской лаборатории использовать по-другому. Таким образом, можно будет освободить кабинеты, разгрузить педиатров, оборудовать кабинет здорового ребенка, открыть нормальную регистратуру на первом этаже, организовать фильтр для отдельного осмотра малышей с температурой. Вторым этапом будет строительство новой поликлиники.— Вы упомянули проект борьбы с раком. Что делается для того, чтобы выявлять рак на ранних стадиях и своевременно его лечить? Ведь человеку нередко приходится сдавать множество анализов и проходить сложные обследования сначала в поликлинике, затем — повторно — в онкодиспансере. А это время, которое в данном случае является вопросом жизни и смерти.— Для ранней диагностики онкологической патологии разработаны скрининговые программы, существуют особые методические рекомендации для выявления рака при проведении профилактических осмотров и диспансеризации. Впервые в 2019 году были открыты пять центров амбулаторной онкологической помощи, в 2020 году их станет 11. Это позволяет пройти все обследования быстрее, а при наличии показаний сразу направить пациента в онкологический диспансер для лечения, не тратя лишнее время на новое обследование. С 2020 года предусмотрены меры дополнительных выплат для врачей при диагностике заболевания на ранней стадии, зачастую еще до появления явных симптомов заболевания. Это позволит вылечить человека с применением более щадящих методов терапии.— В каждом проекте говорится о подготовке медиков для больниц и поликлиник. Но в городе до сих пор работает принцип сарафанного радио. Про хороших гинекологов, эндокринологов выясняют нередко через знакомых. Получается у нас компетентные специалисты в дефиците?— А что вы подразумеваете под «хорошим» врачом? Того, кто умеет хорошо и приятно разговаривать с пациентом? Конечно, умение общаться с больным для медика важно. Но во всех поликлиниках работают доктора, имеющие сертификаты и прошедшие аккредитацию. Они профессионально подготовлены, владеют всеми необходимыми навыками и знаниями. Раз в пять лет они проходят курсы повышения квалификации, а сегодня есть возможность проходить учебу и чаще. Кроме того, существует система внутреннего контроля за качеством работы врача. В то же время, безусловно, требует внимания вопрос соблюдения норм этики и деонтологии.— Как осуществляется этот внутренний контроль?— Оценивается, соответствует ли работа доктора порядкам и стандартам оказания медицинской помощи. Просматриваются карточки пациентов, другие документы. Если есть нарушения в оформлении, медика наказывают рублем.— Но человек может быть хорошим врачом, но не уметь вести документацию.— Нет, грамотно оформленные документы — это тоже показатель компетентности медработника.— Кстати, сейчас много говорят о компьютеризации и необходимости разгрузить медперсонал от заполнения множества бумаг — Да, это тоже относится к принципам «бережливого производства». Это и электронные карты пациентов, и запись на прием через интернет, электронные больничные, электронные рецепты. В той же регистратуре должен работать не один человек, отвечающий за всю работу. Если работает колл-центр с обученными специалистами, картоноши, дежурный администратор, то и пациенты не будут терять времени в очередях.— Можете назвать учреждения, в которых эти новшества уже внедряются?— Чунская районная больница, Братская детская городская больница, Иркутская городская поликлиника 1, Иркутская городская клиническая больница 8 и многие другие медицинские организации.— Одним из важных направлений сегодня считается и создание кабинетов врачей в микрорайонах, которые бы вели работу по профилактике и лечению заболеваний. Скоро ли появятся у нас такие врачи в каждой многоэтажке? Планируется ли в Иркутске и в других городах области открытие таких кабинетов?— Такие подразделения поликлиник работают в Иркутске в микрорайонах Союз и Радужный, эта работа будет продолжена.Сколько денег — столько модернизацииПредседатель комитета по здравоохранению и социальной защите Законодательного собрания Иркутской области более скептичен в своих оценках реализации нововведений в здравоохранении:— Программа модернизации первичного звена здравоохранения направлена на повышение удовлетворения населения качеством услуг. Что для этого нужно? Отсутствие очередей, увеличение времени работы врача с пациентом в два раза (у каждого специалиста — свой норматив), электронная запись к специалистам, мониторинг, сокращение сроков прохождения диспансеризации Все эти базовые требования упираются в модернизацию ФАПов и поликлиник. Но вот откуда в проекте взялась цифра 50 тысяч жителей? В программу попадают только небольшие территории. В Черемхово, скажем, проживает 50 586 человек, и город в программу уже не попадает. Хотя там плотность населения больше и, соответственно, помещения и оборудование изнашиваются быстрее. По этой же причине больницы Братска, Усть-Илимска, Иркутска, других крупных городов Приангарья остались за рамками модернизации. Вообще в Иркутской области в проекте пока участвуют только несколько больниц, порядка пяти-шести.— То есть вы считаете, что авторам надо было отталкиваться от большего количества жителей?— По-моему, вообще не стоит привязывать выделение федерального финансирования к определенному числу жителей. Всюду надо внедрять так называемое «бережливое производство». И насколько мне известно, сначала в расчетах по Иркутской области фигурировала цифра 74 млрд рублей, теперь ее подкорректировали до 94 млрд. Федеральный центр выделит только часть средств. Часть профинансирует областной бюджет. Но нужно быть реалистами — сумма солидная, откуда возьмутся такие средства?— Как по-вашему, почему у нас при всех правильных нацпроектах и программах медицина в таком удручающем состоянии?— Потому что мы работаем еще на базе старого советского здравоохранения. Большинство больниц и поликлиник строились 40-50 лет назад. А сейчас потребности изменились, не хватает современной оснащенности, не хватает ФАПов. И, на мой взгляд, резкий скачок за пять лет, на которые рассчитан проект, сделать сложно. На то есть объективные причины. Например, много говорят о подготовке врачей. А сегодня что происходит? У нас дефицит кадров. В Иркутск приезжают учиться студенты-целевики, и потом многие из них уезжают работать в другие регионы. Можно построить много ФАПов, а работать там будет некому.— То есть налицо нестыковки между планами и реальностью?— Да. Прежде всего это недостаток финансирования. Например, в соответствии с майскими указами президента подняли зарплату медперсоналу. Но из-за этого снижается доля средств, выделяемых на питание, медикаменты, текущий ремонт, оборудование. Ведь общая сумма выделяемых средств не увеличивается. Да и жалоб на низкие зарплаты меньше не стало.Или вот та же детская поликлиника 5. Я был против объединения детского и взрослого учреждения. Зачем использовать два старых здания? Не разумнее ли войти в федеральную программу и построить новую детскую поликлинику, отвечающую современным требованиям? По-моему, нам не хватает комплексного видения ситуации, квалифицированного подхода к сфере здравоохранения, грамотных управленческих решений. Ведь и в федеральных программах можно участвовать, как говорится, ради галочки. А можно сесть и продумать: какие объекты в первую очередь нуждаются в обновлении, где надо новую больницу строить, а где реконструировать старое здание. А у нас как получается — тут мы дыру заткнули, а в другом месте она образовалась.
Здравоохранение: проекты и реальность
Фото: Аргументы НеделиАргументы Недели