Ещё

Малярию лечили «Арбидолом»: девушка из Самары умерла после отдыха на Гоа 

Малярию лечили «Арбидолом»: девушка из Самары умерла после отдыха на Гоа
Фото: Волга Ньюс
18 февраля 2017 г. Ирине должно было исполниться 26 лет. Но до дня рождения она не дожила, а ее родственники до сих пор не могут добиться наказания для виновных в ее гибели и компенсации морального вреда.
28 января 2017 г. девушка, работавшая в супермаркете, вернулась домой с отдыха на Гоа и сразу же почувствовала себя плохо. Поднялась температура, но Ирина не унывала — думала, все дело в обычной акклиматизации.
Однако время шло, температура не падала, прибавились боли в желудке, и она обратилась к врачу. Врачи сетовали на ОРВИ и экзотическую пищу, которую россиянка употребляла на отдыхе. Сначала, чтобы не отпрашиваться лишний раз с работы, 6 февраля пошла в Волжскую ЦРБ, где ей диагностировали ОРВИ и посоветовали пить «Арбидол».
Лечение не дало эффекта, и 8 февраля Ирина обратилась в поликлинику № 4 Кировского района по месту жительства, где ей сказали продолжать уже назначенное ей лечение.
Вскоре девушке стало хуже, родственники вызывали ей скорую помощь, новые больницы, новые диагнозы результата не приносили. Девушка впала в кому. Лишь 12 февраля, когда Ирина Мокеева уже лежала в реанимации, у нее диагностировали малярию, а через пару часов после этого она умерла.
"Родственники написали заявление в , там провели проверку, но в возбуждении уголовного дела отказали: эксперты хотя и выявили «недостатки» в оказанной пациентке медицинской помощи, все же посчитали, что ее смерть с этими недочетами никак не связана, — рассказал корреспонденту Волга Ньюс юрист компании AKHINYAN GROUP Роман Погосян. — После этого мы подали гражданский иск в суд о возмещении родственникам погибшей морального вреда".
Кировский районный суд назначил еще одну экспертизу, на сей раз ее провели в Казани, и специалисты из Татарстана увидели гораздо больше, чем комиссия, состоявшая из самарских врачей. По словам Погосяна, результаты второй экспертизы показали, что в гибели девушки отчасти виноваты все медики, которые ее осматривали и пытались лечить: ведь она приехала из Гоа, о чем врачам сказала сразу, но никто так и не догадался взять у нее анализы крови на возбудителя малярии, хотя это было логично ведь область эндемичная. Более того, если бы это сделали в первую неделю ее болезни и правильно установили диагноз, то молодую пациентку можно было спасти.
Больше других в итоге, по мнению экспертов, оказались виноваты сотрудники городской поликлиники № 4, потому что в то время, когда к ним обратилась Ирина Мокеева на основании ее симптомов и жалоб уже можно было предположить малярию, назначить соответствующие анализы и поставить правильный диагноз. После этого время было упущено, а гибель больной была лишь вопросом времени.
В общей сложности родственники просили суд взыскать с пяти самарских больниц и клиник 2,6 млн руб. в качестве возмещения морального вреда, частично поддержала этот иск. Суд удовлетворил компенсацию лишь в размере 250 тыс. руб., деньги должны быть взысканы за счёт поликлиники № 4 Кировского района. Это решение в январе устояло в апелляционной инстанции, но деньги на счет потерпевшей сестры до сих пор не поступили.
"Разумеется, мы будем подавать кассационную жалобу, — говорит Роман Погосян. — Более того, нам не понятно, почему после получения результатов второй экспертизы прокуратура не инициировала новую проверку по факту гибели Мокеевой. Ведь причинно-следственные связи установлены, а значит, виновных можно определить и привлечь к ответственности".
Видео дня. Названа цена за тест на COVID-19 в Москве
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео