Новости
Коронавирус
Болезни и лекарства
Наука
Народная медицина
ЗОЖ

Тарханов рассказал, как победил рак

«Рак мне нашли в России. Мне 45 или чуть больше. Врач проверила всего: сердце работает, сосуды чистые. Спрашивает: «Щитовидку проверял когда-нибудь?» — «Нет». — «Давай проверим? Мужчинам после 40 надо это делать». Там стояла очередь, говорю ей: «Не хочется в ней тоже стоять». Врач оказалась футбольной болельщицей: «Давай без очереди проведу».

Проверила — и нашла у меня узелки. Они бывают двух типов: гормональные и опухоль, или новообразования. Врач попросила дообследоваться, но я поехал работать в Литву и забыл обо всем. Когда вспомнил, сходил в клинику. Когда сообщили о результатах, я с друзьями парился в бане. Позвонили по телефону: «У тебя рак». Даже сказали его название, которое я уже забыл. Ответил: «Ну, хорошо, спасибо, что предупредили». Друзья сразу: «Ну чего у тебя?» — «Пойдем попаримся. А то, может, в последний раз». И ушли в парилку. Потом выпили пива. Через неделю я уже сделал операцию. В сентябре с того события исполнилось 13 лет.

Видео дня

Когда мне сказали про рак, меня вообще ничего не беспокоило. Я бегал по 10 км в день и совсем ничего не чувствовал. Насколько я знаю, рак беспокоит тогда, когда уже все, четвертая стадия. У меня диагностировали третью. Но после операции хирург сказал такую вещь: мои опухоли были спокойные, они могли сидеть внутри всю жизнь, и я бы спокойно жил. Но в любой момент могли и побеспокоить.

Все игроки знали про диагноз. Но я говорил: «Все нормально, я живой, здоровый». Они видели, что так и было, я быстро вернулся к работе. Хотя поддерживали, приходили в больницу. Главное, что мою третью стадию вовремя обнаружили. Правда, сначала привезли не к тому доктору в другой город. Он оказался по легким. Сказал: «С ними все супер, но по щитовидке не я». Дальше направили в другую больницу.

Депрессии, упадка настроения — ничего в тот момент не было. Единственное: когда хирург делал операцию, сказал, что глубоко сидит еще одна маленькая опухоль. Ее не стали трогать, потому что операция и так шла 3,5 часа — пока ту кровяную шишку вытащили. Хирург попросил просто контролировать опухоль. Я контролировал полтора года, пока не началось небольшое обострение. В тот момент я обратился в онкологический центр на Каширке.

Мне сделали пункцию, УЗИ: «Ничего у тебя нет». Сдаю кровь — показывает, что есть. В итоге направили еще и в Герцена, за вторым мнением. Снова обследовали. Заключение — рак начал прогрессировать. Но сидел глубоко, нужен был особый специалист. Такие операции могли делать только три врача в России. Меня направили к одному из них — , хирургу, фанату .

На следующий день после операции ко мне приехала жена, друзья. Я с ними говорю, все хорошо. Спрашиваю: «Сергей Алексеич, а чего ты говорил, что я голос потеряю?» — «Завтра утром зайду». Заходит — а я говорить не могу. Но он нашел хорошего логопеда — тот за два месяца восстановил мне голос. Правда, из «Кубани» пришлось уйти — работать без голоса стало невозможно.

Как голос вернулся, больше ничего не беспокоит. Даже пил радиоактивный йод — он ничего не показал. Йод — это способ обнаружить проблему. Он собирается в том месте, где есть метастазы и опухоль. Потом все это видно на снимке. Когда была вторая опухоль, вся краснота от йода ушла туда. Как удалили — он рассеивался. В марте той операции исполнится 12 лет. Сейчас я обследуюсь каждый год. Скоро пойду снова: сдаю анализы, маркеры, проверяю шею, все органы. Ну и пью те самые лекарства по утрам. Как-то спросил врача: «Что будет, если не пить?» — «Умрешь, все просто».

Жить без щитовидки — не страшно. Я не чувствую ее отсутствия. Вообще. Единственная рекомендация: нельзя загорать. Но я и до этого не любил солнце, даже в море купался рано утром. Загорал только раз, когда впервые поехал на сборы с «Красноярском». Апрель, Сочи, мне 20 лет. После тренировки и обеда ходили всей командой на пляж, с него — на вторую тренировку. Обратно приехали черные. Теперь, если во время занятия светит солнце, я надеваю штаны, кепку, очки», — приводит слова Тарханова .

Тарханов имеет опыт работы с ЦСКА, «», «Тереком», «Кубанью», «Химками», «Уралом» и рядом других клубов. Сейчас он является вице-президентом армянского «Пюника».

Источник новости — www.rusfootball.info