Ещё
Лекарства, из-за которых может развиться гастрит
Лекарства, из-за которых может развиться гастрит
Болезни и лекарства
Прояснилась судьба пассажиров с вирусом из Китая
Прояснилась судьба пассажиров с вирусом из Китая
Новости
Ученые нашли ключ к лечению редкой болезни Шарко
Ученые нашли ключ к лечению редкой болезни Шарко
Болезни и лекарства
В Шереметьево опровергли информацию о коронавирусе
В Шереметьево опровергли информацию о коронавирусе
Новости

Часть препаратов уже исчезла. Грозит ли Челябинску лекарственная катастрофа 

Часть препаратов уже исчезла. Грозит ли Челябинску лекарственная катастрофа
Фото: АиФ
О лекарственном кризисе заговорили ещё осенью. И дело не в бюрократических проволочках, которые при желании могут быстро решить в верхах. Фармакологические компании начали сворачивать производство препаратов из-за убытков. Спрос по-прежнему высокий, но бизнесмены утверждают, что государство слишком увлеклось регулированием стоимости лекарств. Якобы на сайте госзакупок больницы выставляют такие смешные цены, что производители попросту не хотят участвовать в тендерах. Аукционы срываются. Действительно ли в нашем регионе может возникнуть лекарственный дефицит?
Что с поставками?
На днях в редакцию «АиФ-Челябинск» обратилась жительница соседней Курганской области. 45-летняя Расима Бакирова из села Сафакулево перенесла в этом году операцию: врачи удалили опухоль. Но на этом борьба с раком не заканчивается. Необходим курс лекарств. По закону пациентка должна получать препарат бесплатно. Но уже месяц его попросту нет.
«Каждую неделю звоню в больницу, а мне говорят одно и то же: «Ждите, лекарство пока не завезли». Хотела уже покупать, но мне сказали, что одна упаковка стоит примерно 50 тысяч рублей. Я инвалид, и это шесть моих пенсий!» — говорит Расима.
По данным руководителя федеральной Лиги пациентов Александра Саверского, по всей стране срываются тендеры на закупку жизненно важных лекарств для онкобольных. Судя по всему, Зауралье не стало исключением.
В Челябинской области часть аукционов тоже не состоялась, но в  уверяют, что ситуация под контролем. «В этом году в нашем регионе провели больше тысячи аукционных закупок для обеспечения лекарствами льготных категорий граждан. 200 из них признали несостоявшимися из-за отсутствия заявок от поставщиков. Это не превышает средних данных за последние годы. Все несостоявшиеся аукционы переиграли, и госконтракты на поставку препаратов успешно заключены. Поставки идут в полной мере», — рассказали в пресс-службе минздрава Челябинской области.
Речь идёт не только о лекарствах для онкобольных, но и о других препаратах. Так, больницы на 100% укомплектованы инсулином для диабетиков, иммуноглобулином для лечения клещевого энцефалита и сывороткой от бешенства.
В то же время в аптеках начали исчезать из продажи некоторые препараты, потому что их перестают или ввозить в Россию, или производить внутри неё. И то и другое происходит по одной простой причине: никто не хочет работать себе в убыток. Известно, что на жизненно важные и необходимые лекарственные препараты государство регулирует цены, то есть производители практически не имеют права их менять. Увеличить стоимость можно лишь раз в год на незначительную долю процента. При этом растут тарифы на топливо и электроэнергию. Стало выходить так, что некоторые производители должны потратить на производство препаратов больше средств, чем в итоге за них получат.
«Не так давно в Челябинской области была вспышка заболевания описторхозом, — рассказывает первый заместитель генерального директора АО «Областной аптечный склад», к. м. н. Валерий Яковенко. — Единственный препарат, который лечит описторхоз, — «Бильтрицид». Ни в нашем регионе, ни во многих соседних его не оказалось. Нашли в Казахстане. Почему возникло ограничение? Потому что реестровая цена (цена, которую государство определяет как максимально отпускную) очень низкая, а производит препарат известная немецкая компания, и ей абсолютно невыгодно завозить препарат в РФ по такой цене. Именно подобные ситуации в основном и приводят к исчезновению каких-то препаратов с рынка. Кроме того, они могут уходить на перерегистрацию или даже устаревать, когда выходят препараты нового поколения».
Бывает, что врачи об этом не знают и назначают пациентам лекарства прошлого поколения, а те не могут их найти, потому что аптеки перестают их закупать.
Перебои из-за маркировки?
В областном минздраве дефицит в челябинских аптеках отрицают.
«О какой-либо «пропаже» речь вести некорректно, — заявляют в ведомстве. — Есть распоряжение о необходимом перечне лекарств. Фактов и сигналов об уходе с рынка препаратов не поступало. Могут быть только временные ограничения в связи с введением обязательной маркировки, которая вступит в силу с 1 января 2020 года».
Что такое маркировка и для чего она нужна? Это индивидуальный код товара, который защищает его от подделки. Ожидается, что к 2024 году в нашей стране промаркируют все товары потребления без исключения. Маркировка лекарств — это попытка проследить их движение с момента производства до аптечной витрины. Продать немаркированные препараты фармацевты попросту не смогут. По крайней мере, законно. У каждого лекарства будут электронные данные, без которых онлайн-касса не пропустит продажу. Нет маркировки — значит, речь может идти о подделке.
Минздрав уверяет, что без инсулина, противоклещевого иммуноглобулина и сыворотки от бешенства Челябинская область не останется.
«Сегодня южноуральцы покупают меньше лечебной косметики, БАДов. Сейчас жёстко контролируется продажа антибиотиков (только по рецепту врача), что несомненно снижает риск отрицательных эффектов и минимизирует бесконтрольный приём. А вообще, всё определяется сезонностью заболеваний. От этого и формируется спрос или снижение покупательской активности на разные группы лекарств», — рассуждают в ведомстве.
Комментарий
Первый заместитель генерального директора АО «Областной аптечный склад» Валерий Яковенко:
«С 1 января в России вступает в силу маркировка лекарственных препаратов. Абсолютно всех, которые только есть. В октябре на заседании как раз обсуждали процесс подготовки к маркировке, и разгорелся спор. Ряд зарубежных производителей заявили о том, что не готовы к маркировке и что если она действительно будет обязательной, то они просто прекратят поставку своих препаратов в Россию. Некоторые отечественные производители также грозились остановить производство.
Стоимость затрат на оборудование, которое необходимо интегрировать в конвейерное производство, чтобы маркировать произведённые препараты, колеблется от 50 млн до 100 млн рублей. Если производственных линий несколько, то система нанесения маркировки должна быть интегрирована в каждую из них. Основной госпоставщик физраствора — компания Solopharm прямо заявила, что не готова инвестировать такие деньги в дешёвый конвейер, который разливает физраствор. Это будут слишком длинные инвестиции, которые могут и не отбиться.
Само собой, всё это отразится на конечном потребителе: цена промаркированных препаратов будет повышена. Вообще, маркировка не беспроблемный государственный проект, он может привести к серьёзному коллапсу».
Взгляд
Генеральный директор фармацевтической компании Pharma.Global Елена Ватутина:
«Маркировка касается всех участников рынка. На фармрынке сегодня есть ряд проблем, связанный с так называемыми товарными переливами. Это когда товар (лекарства, БАДы, изделия медицинского назначения) продаётся и перепродаётся от одного участника рынка к другому, пока не попадёт в руки конечного потребителя. Это создаёт цепь наценок, что ведёт к подорожанию препарата. Плюс теряется прозрачность товаропроводящей цепочки, а это риск для появления некачественных препаратов, незарегистрированных фальсификатов. Необходимость маркировки назрела очень давно. недавно проводил эксперимент в регионах по готовности к введению маркировки. По имеющейся у меня информации, в аптеках Челябинской области уровень низкий: далеко не во всех аптеках есть необходимое оборудование для сканирования».
Видео дня. Как в Китае перевозят больных коронавирусом
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео