Новости
Коронавирус
Болезни и лекарства
Наука
Народная медицина
ЗОЖ

За лекарства больше не посадят?

Деньги из Резервного фонда пойдут субсидией ФГУП «Московский эндокринный завод» (МЭЗ) для покупки и ввоза более чем 11 тысяч упаковок психотропов зарубежного производства. Речь идет о таких лекарствах, как диазепам, фенобарбитал, мидазолам в десяти лекарственных формах.
За лекарства больше не посадят?
Фото: BFM.RUBFM.RU
Контролировать целевой расход средств на обезболивающие и противосудорожные для хронически больных детей будет . Большинство зарубежных фармкомпаний согласны сотрудничать с Россией, и первые поставки планируются в третьей декаде октября.
Однако, как писало РБК, на заводе отмечают, что МЭЗ может столкнуться с бюрократическими проблемами в странах-производителях. Поскольку вывоз такого рода препаратов требует особого разрешения, которое дают местные органы исполнительной власти, все будет зависеть от того, насколько быстро производители получат разрешения на экспорт. Первую партию МЭЗ поставит в регионы на склады центрального лекарственного обеспечения, оттуда в больницы, а из больниц — пациентам.
Чтобы в дальнейшем не зависеть от импорта, правительство рассчитывает производить эти лекарства внутри страны уже после 2023 года. Однако эксперты напоминают, что, во-первых, мы не можем воспроизводить запатентованные лекарства без согласия производителя. А во-вторых, конечная стоимость отечественного производства препарата может сделать импортозамещение коммерчески бессмысленным. Вот что говорит гендиректор аналитического агентства DSM Group .
Сергей Шуляк гендиректор аналитического агентства DSM Group «Для производства тех же российских лекарственных препаратов используются зачастую зарубежные фармсубстанции. Плюс если говорить о лекарственных препаратах, которые защищены патентом, их можно изготавливать внутри страны, но только по договоренности с правообладателями и получении всех необходимых разрешений. Конечно, сейчас даются достаточно громкие обещания, что мы все и вся можем заменить, но спрос на них будет невелик, и тогда стоимость производства будет в разы больше, чем у того же зарубежного аналога, а импортозамещение ради импортозамещения, это не всегда эффективно».
Тем не менее детские хосписы вздохнули с облегчением. Основатель благотворительного фонда помощи хосписам «Вера» заявила, что в обозримой перспективе все это приведет к ускоренной регистрации психотропов, изменениям в законодательстве по обороту лекарств и в финале — к собственному производству.
Замдиректора детского хосписа «Дом с маяком» рассказала Business FM, что сейчас с рынка исчезли все перекупщики запрещенных детских лекарств. Партии, которую все очень ждут, хватит для маленьких пациентов примерно на четыре-шесть месяцев. Цифры примерные, отмечает Мониава.
— Официально еще нет препаратов. Родители звонили, говорили, что у нас осталась одна таблетка на один день, что делать? И вот теперь, к счастью, препарат будет в стране.
— Сколько пациентов нуждается в этих лекарствах?
— Какого-то официального реестра нуждающихся пациентов нет. Большинство независимые, самые активные родители, которые заявляли о себе, присылали свои данные. Там сейчас 2200 пациентов. Но я думаю, что их раза в три как минимум больше. Понятно, что будут и новые дети появляться, кто-то из этих умирать будет, к сожалению, потому что тяжелые заболевания. Будут каждый раз меняться цифры.
— Насколько исчерпывающий этот список препаратов?
— Не исчерпывающий. Там остались еще препараты, которые не закупили: сабрил, осполот, сультиам и несколько еще.
Препараты, о которых говорит Лидия Мониава, не вошедшие в нынешний список закупки, — это лекарства, тоже крайне необходимые детям и не производящиеся в России. Но они не входят в перечень запрещенных наркотических веществ. И их ввоз в страну хотя бы не грозит уголовным делом.
Также открыт вопрос, насколько оперативно дети смогут получать ввозимые лекарства. Поскольку пока предусмотрена довольно громоздкая процедура: врач, назначающий препарат, должен собрать региональную врачебную комиссию. Та рассмотрит вопрос и передаст его федеральному консилиуму. Он тоже должен одобрить выделение лекарства. Лучше для тяжелобольных детей, чтобы эти бюрократические процедуры не затягивались.