Новости
Коронавирус
Болезни и лекарства
Наука
Народная медицина
ЗОЖ

«Лекарств с недоказанной эффективностью у нас подавляющее большинство»

Комиссия по противодействию фальсификации научных исследований неоднократно обращалась в с просьбой получить доступ к материалам экспертных заключений. Как пишет РБК, это помогло бы ученым определить, насколько эффективность того или иного препарата клинически доказана и он безвреден для пациентов. Однако Минздрав отказался, сославшись на то, что доступ к этой информации закрыт в интересах производителя. Поскольку материалы содержат коммерческую тайну.
«Лекарств с недоказанной эффективностью у нас подавляющее большинство»
Фото: BFM.RUBFM.RU
По мнению комиссии РАН, Минздрав по закону обязан выкладывать экспертные заключения о клинических исследованиях в открытый доступ. Поскольку есть подозрения, что сегодня в аптеках часть ассортимента в лучшем случае плацебо. Но развеять их на основе научных данных, получается, нельзя. Как и исключить коррупционную составляющую с административным давлением при регистрации нового продукта. Говорит пресс-секретарь комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований .
Петр Талантов пресс-секретарь комиссии РАН по противодействию фальсификации научных исследований «Нам ответили, что они публикуют в закрытом разделе, и доступ есть только у производителя самого лекарства. Когда лекарство выпускается на рынок в России, Минздрав собирает комиссию, с которой рассматривает данные, предоставленные производителем. Как правило, это результаты доклинических и клинических исследований и на основе их делает выводы о том, что а) лекарство эффективно, б) безопасно. И вот это экспертное заключение, если оно хорошо, качественно написано подробно, можно понять, собственно, с чего взяли, что лекарство эффективно и безопасно. Вот эти экспертные заключения нигде не публикуются. Что именно может быть не так? Я немного слышал о том, что у Минздрава просто недостаточно ресурсов, чтобы эта экспертиза была действительно качественной».
По словам Талантова, в Евросюзе экспертные данные могут читать все. Однако опрошенные BusinessFM эксперты со стороны фармкомпаний это частично опровергают. Почему экспертные заключения засекречены, пояснил гендиректор Ассоциации российских фармацевтических производителей .
Виктор Дмитриев гендиректор Ассоциации российских фармацевтических производителей «Результаты исследований являются собственностью компании либо спонсора, кто заказывает эти исследования. Потому что результаты могут быть разные, не всегда положительные. Компания не хочет публиковать свои неудачи, к примеру. Нередко нарушаются патентные права, на рынок выходят дженерики, которые не проводили эти исследования, фактически пользовались результатами вот той клиники, о которой мы сейчас говорим. Никогда не закрываются данные о побочных эффектах препарата, то есть все данные, которые необходимы врачу и то, что необходимо пациенту, всегда эти данные открыты».
В Европе не публикуют досье только на патентные лекарства. И Россия подписала международное соглашение о Data Exlusivity. Запрета на обнародование данных по дженерикам нет, отмечает гендиректор аналитического агентства DSM Group .
— Если публиковать клинические исследования всех дженерических препаратов, и тех препаратов, которые уже вышли из-под патентной защиты, то в этом ничего страшного нет.
— А почему хотя бы эти данные не публикуются?
— Ну, это уже вопрос к Минздраву. Здесь под одну гребенку подмели все препараты. Но речь о защите информации идет только в отношении патентных препаратов.
Академия Наук права. Клинические исследования, которые проводят отечественные фармкомпании, далеки от международных стандартов. Слишком долго и дорого. Поэтому за рубежом наши препараты не появляются. Об этом рассказал BusinessFM доктор медицины и врач высшей категории в США, главврач Городской клинической больницы 71 Москвы . И большинство наших лекарств, по его словам, не лечат.
Александр Мясников главврач Городской клинической больницы 71 Москвы «Все сосудистые препараты, которые в капельницы капают, для улучшения мозгового кровообращения. Это все иммуномодуляторы. Нет такого лекарства иммуномодулятор вообще. Мы не можем стимулировать иммунитет таблетками. А у нас они продаются 170 наименований. Нет нигде в мире гепатопротекторов. Мы не знаем, как работает печень до конца. Есть два-три лекарства, которые вроде как в клинических испытаниях. Говорят, что можно их дальше тестировать, но не эти 172 гепатопротектора, которые продаются в аптеке. Антивирусные препараты. Это все старые лекарства, которые вышли из Европы, которые давно уже потеряли свою эффективность, в силу того, что вирус мутирует. Антивирусные препараты единичные, которые работают. Во всем мире единичные. Это не просто так. Все лекарства для улучшения памяти, для лечения остеоартрита, хондропротекторы. Лекарств с недоказанной эффективностью у нас подавляющее большинство».
Хорошее лекарство, по словам врача, определяется исходя из того, насколько оно распространено в развитых странах.
Минздрав на запрос нашей радиостанции не ответил.