Ещё
Ученые нашли связь между ходьбой и интеллектом
Ученые нашли связь между ходьбой и интеллектом
Новости
Чем болеют пассажиры, у которых заподозрили вирус
Чем болеют пассажиры, у которых заподозрили вирус
Новости
Нарколог объяснил, почему при похмелье опасен сок
Нарколог объяснил, почему при похмелье опасен сок
ЗОЖ
Смертельный вирус из Китая нашли в еще двух странах
Смертельный вирус из Китая нашли в еще двух странах
Болезни и лекарства

В Свердловской области за сбыт наркотиков судят врача, давшего пациентке обезболивающее 

В Свердловской области за сбыт наркотиков судят врача, давшего пациентке обезболивающее
Фото: RT на русском
В Свердловской области врач-гинеколог обвиняется в сбыте психотропных веществ. В конце марта 2019 года Олег Баскаков поручил медсестре сделать пациентке укол сильнодействующего обезболивающего. При этом он выдал препарат из своих запасов, оставшихся после смерти матери, скончавшейся от лейкоза. Нарушение процедуры назначения лекарств заметила старшая медсестра, которая сообщила об этом руководству. В итоге на медика завели уголовное дело, которое сейчас рассматривает суд. За гинеколога, которому грозит восемь лет тюрьмы, вступились его коллеги, а также уполномоченный по правам человека Свердловской области Татьяна Мерзлякова. В разговоре с RT она отметила, что преследование Баскакова не имеет никакого отношения к борьбе с наркотиками.
24 марта 2019 года в районную больницу маленького уральского городка Новая Ляля поступила 74-летняя женщина с диагнозом «выпадение матки» и сопутствующими язвами. Состояние пациентки осложнялось старческой деменцией и связанными с этим трудностями ориентации в пространстве.
По словам врача-гинеколога Олега Баскакова, женщина испытывала сильную боль, из-за которой не могла уснуть, поэтому он назначил ей инъекции опиоидного анальгетика трамадола и успокоительного сибазона.
Трамадол относится к списку сильнодействующих веществ, а сибазон считается психотропным. Согласно российскому законодательству, оборот этих лекарственных средств жёстко регламентирован и подлежит предметно-количественному учёту. Каждое применение этих препаратов должно быть зафиксировано в учётной документации больницы.
Однако Баскаков, не сделав записей в учётной книге, отдал препараты медсестре, которая должна была провести инъекции. Нарушение заметила старшая медсестра Татьяна Смердова, отвечающая за учёт больничных лекарств.
Смердова забрала у подчинённой три ампулы — две ёмкости с трамадолом и одну с сибазоном — и незамедлительно доложила главврачу Новолялинской больницы.
Через два дня после инцидента в медицинское учреждение приехали оперативники. Полицейские забрали изъятые Смердовой препараты, ещё одну ампулу трамадола силовики нашли в одном из кабинетов бывшего родильного отделения, где на протяжении последних двух с половиной лет жил гинеколог-акушер. В отношении врача было возбуждено уголовное дело по двум статьям Уголовного Кодекса РФ: 228.1 («Незаконный сбыт психотропных веществ») и 234 («Незаконный оборот сильнодействующих или ядовитых веществ в целях сбыта»).
Впрочем, от врачебной практики Баскаков отстранён не был. Все восемь месяцев, пока шло следствие, он принимал пациентов. Сейчас его дело рассматривается в Новолялинском районном суде. Медработнику грозит лишение свободы сроком до восьми лет.
«Повсеместная практика»
До 2017 года Олег Баскаков проживал в городе Миньяр Челябинской области, где работал в местной больнице.
«Мой сын уехал учиться в Москву, в Гнесинку. Он играет на контрабасе. Столичная жизнь, как известно, очень дорога, и я начал искать работу с зарплатой повыше. Разослал резюме по нескольким больницам и мне позвонили из Новой Ляли, — рассказал RT Олег Баскаков. — Мне предложили хорошую зарплату, обещали даже предоставить служебную квартиру. В итоге ничего не дали, до сих пор живу прямо в больнице. Зарплата сначала была нормальная, но и её со временем начали урезать, впрочем, другим врачам тоже».
По словам врача, ампулы трамадола и сибазона остались у него после болезни матери, скончавшейся в прошлом году от лейкоза.
«Я тогда привёз в больницу целую сумку лекарств, большую часть сразу отдал в терапию: там и шприцы-ручки для инсулина, и многое другое. Всё это потом раздали больным, также без учёта. Да и просто нет такого механизма, чтобы передать это на баланс больницы, — отмечает медик. — Такая практика повсеместна не только в нашей больнице, но и во всей России».
По мнению Баскакова, старшая медсестра Татьяна Смердова решила доложить о его действиях из-за личного конфликта.
«У нас почти сразу не заладились отношения. Она постоянно позволяла себе кричать на меня, как правило, в нецензурной форме. В том числе и по этой причине 25 марта я не хотел лишний раз обращаться к ней за медикаментами, — объяснил Баскаков. — К тому же, я хотел как можно быстрее помочь пациентке, не тратя время на всё эти процедуры».
По словам врача, большинство сотрудников больницы поддерживают его. Сам он надеется на благополучный исход судебного процесса.
«Грозят различными карами»
Старшая медсестра Новолялинской больницы Татьяна Смердова, в свою очередь, отрицает, что о нарушении процедуры учёта лекарств Баскаковым она доложила из-за личной неприязни к врачу, хотя и согласилась, что отношения между ними были достаточно напряженными.
«На Баскакова постоянно приходили жалобы как со стороны сотрудников, так и со стороны пациентов. До этого случая я всё время пыталась разрешать эти конфликты внутри отделения. Но всё оставалось по-прежнему, — сообщила RT она. — За всё время его работы в Новой Ляле он самостоятельно не провёл ни одной операции, всегда ему помогали хирурги».
Смердова не стала комментировать правильность назначения сильных анальгетиков больной 25 марта, сославшись на то, что подобные моменты не находятся в её компетенции. Однако, по её словам, до этого момента пожилая пациентка не жаловалась на боли.
Медсестра также заявила, что после её докладной Баскаков в присутствии других врачей якобы угрожал ей физической расправой. Когда о деле стало известно жителям города, женщину, по её словам, начали травить в соцсетях.
«Заслуживает ли Баскаков лишения свободы?! А я заслужила, что теперь я живу как на пороховой бочке? Мне теперь пишут люди со всего света и грозят различными карами, — возмущается медсестра. — Мне постоянно поступают звонки и сообщения, давят на мою совесть, хотя ничего противозаконного я не сделала. Я просто сообщила руководителю о нарушении. Куда обращался он, я не знаю».
Впрочем, другой очевидец событий 25 марта — медсестра Новолялинской райбольницы (имя изменено) — по другому описала произошедшее.
Васильева подтвердила, что в тот день пациентка действительно страдала от сильных болей и нуждалась в болеутоляющем.
«Он использовал свои ампулы, прописать их на бумаге он не мог в любом случае, иначе возникла бы путаница в документах, — рассказала она. — Почему он дал свои? Не знаю, может, не подумал, к чему это может привести. Но ничего плохого он точно не хотел. Он просто пожалел женщину».
Медсестра также опровергла слова Смердовой о том, что на гинеколога-акушера постоянно жаловались пациенты. По словам Васильевой, Баскаков всегда был на хорошем счету у больных и никаких замечаний по поводу его работы не было. Самого врача она охарактеризовала как человека адекватного и неконфликтного.
Исполняющий обязанности главного врача Новолялинской райбольницы Татьяна Суровнева дело Олега Баскакова комментировать отказалась.
«Была необходимость»
Защищающий Олега Баскакова адвокат в беседе с RT назвал случай вопиющим. Он пояснил, что обвинения его подзащитного в сбыте психотропных и сильнодействующих веществ противоречат постановлению Пленума Верховного Суда РФ от 15 июня 2006 года № 14, согласно которому введение этих препаратов в соответствии с медицинскими показаниями не может считаться сбытом.
«Дело Баскакова надо делить на две составляющих: процедурную и сущностную. Никто не отрицает, что он нарушил процедуру учёта этих медикаментов. Но уголовное преследование здесь может иметь место только в том случае, если врач по существу дал препарат, который не нужно было давать пациенту, — рассказал юрист. — То, что эта необходимость была, — очевидный факт. Соответственно, в уголовно-правовом смысле Баскаков не совершал сбыт».
Кроме того, следствие так и не смогло установить, каким образом у врача оказались указанные вещества. Из обвинительного заключения следует, что его подзащитный прибрёл препараты «в период времени с июля 2016 года до 25.03.2019 года в неустановленном месте у неустановленного лица».
«Защита направляла следователю ходатайство, чтобы тот запросил медицинские документы покойной матери Баскакова. Таким образом мы могли бы объяснить происхождение этих лекарств. Однако, этого сделано не было, — продолжает адвокат. — Сейчас мы рассчитываем, что хотя бы на стадии суда эти документу будут приобщены к делу. Так, согласно приказу № 23н, Баскаков не был обязан возвращать данные вещества после смерти матери».
Краснов отметил, что в любом случае масса обнаруженного у его подзащитного вещества недостаточна для уголовной статьи.
«На мой взгляд, даже условный приговор для Баскакова является слишком строгой мерой. Врач не должен отвечать по уголовной статье за назначение препаратов, пусть и в обход процедуры, но в соответствии с медицинскими показаниями, — заключил адвокат. — Это может быть выговор или замечание, но при чём здесь сбыт? К тому же, никаких последствий для пациентки не было».
«Надеюсь, суд учтёт позицию общественности»
В настоящее время дело в отношении Баскакова находится под контролем уполномоченного по правам человека в Свердловской области Татьяны Мерзляковой.
«Я убеждена, что уголовное преследование Баскакова не имеет никакого отношения к борьбе с наркотиками. Такими методами эта проблема никогда не будет решена. Мы видим ситуацию, когда врач проявил гуманность, а в итоге он сам оказался виноватым, — заявила она RT. — В подобных делах всегда надо в первую очередь учитывать мотивацию человека. Здесь, в случае с Баскаковым, очевидно, не было злого умысла».
По мнению Мерзляковой, допущенное Баскаковым нарушение процедуры при назначении препарата должно рассматриваться с дисциплинарной, а не уголовной точки зрения.
Отметим, что в настоящее время интересы новолялинского акушера представляют три адвоката, двое из которых были предоставлены аппаратом омбудсмена Свердловской области.
«Я очень надеюсь на благополучный исход этого дела, и мне хочется верить, что суд учтёт позицию общественности. В данном случае общественность однозначно встала на сторону врача», — заключила Мерзлякова.
Видео дня. Врач рассказал, как определить вирус из Китая
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Видео