Ещё

В Свердловской области судят врача за попытку облегчить боль пациентке. Равно ли преступление возможному наказанию? 

В Свердловской области судят врача за попытку облегчить боль пациентке. Равно ли преступление возможному наказанию?
Фото: BFM.RU
В Свердловской области судят врача за попытку помочь пациентке. Он хотел облегчить боль женщине, дав ей препараты из списка психотропных и сильнодействующих, но не согласовал это и не оформил, как того требует закон. Теперь ему грозит до восьми лет лишения свободы за сбыт психотропных препаратов.
Город Новая Ляля расположен почти в 300 километрах от Екатеринбурга. Больница там одна, и акушер-гинеколог Олег Баскаков в ней тоже один. В марте ему привезли 74-летнюю пациентку с полным выпадением матки и кровоточащей язвой.
Женщина, страдающая к тому же старческой деменцией, сильно кричала от боли. Обычные анальгетики не помогали, и тогда Баскаков решил применить трамадол и сибазон. Ампулы с лекарствами у него были свои — остались после матери, умершей от рака. Брать разрешение на их применение было не у кого, время было позднее, и он решил обойти бюрократические проволочки, передав препараты медсестре для инъекций.
Но больная старушка их не получила. Старшая медсестра забрала лекарства, а затем вызвала полицию. Теперь врача обвиняют в хранении и сбыте психотропных и сильнодействующих препаратов. Он под подпиской и продолжает работать в больнице, хотя атмосфера там напряженная, рассказал Business FM Олег Баскаков.
«Мне же приходится работать, обслуживаю экстренно. Здесь район на 20 тысяч населения. После этой огласки начались проверки больницы. Вот я иду, и вокруг меня какой-то вакуум. Меня все обходят стороной. Новая Ляля — это беднота, часть лекарств я всегда держу у себя, чтобы оказать помощь. Я живу прямо в больнице. Мне так удобно оказывать помощь, и скорой удобно. Привезли кого-то, и я быстро все сделал. Тут же нет дежурной, если делать операцию, то надо из дома вызывать, проходит довольно много времени».
Когда Олег Баскаков в прошлом году приехал работать в новолялинскую больницу из Челябинской области, ему пообещали квартиру, но так и не дали. Комната, где живет врач, находится в закрытом роддоме. По соседству, там же, живет анестезиолог с семьей, ночуют водители скорой.
Оклад у гинеколога 14 тысяч рублей, но благодаря почти круглосуточным дежурствам за месяц набегает 60 тысяч. На адвокатов хватило. Защитники ходатайствовали о возращении дела в . Следствие даже не назначило экспертизу состояния пациентки и не задало вопрос, нуждалась ли она в таких препаратах. Но суд ходатайство отклонил, говорит адвокат Баскакова .
Георгий Краснов адвокат «Обвинение спрашивает у медсестры: „Вы можете как-то охарактеризовать состояние, поведение этой пациентки?“ Она четко произносит неоднократно, что она кричала, потому что ей было больно. Мгновенно реагирует на это председательствующий и пытается этот ответ видоизменить — повторными вопросами, давлением на свидетеля. И мы, честно говоря, поняли, что суд не собирается разбираться в этом деле, у суда конкретная задача — убрать фактические основания для назначения этого препарата».
Основания для назначения трамадола и сибазона — главное в этом процессе. Ведь, если они были, тогда это дело нельзя квалифицировать как сбыт, а для хранения недостаточно массы запрещенного вещества. Если же суд установит, что больная могла обойтись без этих препаратов, тогда Баскакову грозит до восьми лет. Директор ассоциации «Народонаселение и развитие», врач акушер-гинеколог Любовь Ерофеева говорит, что Баскаков все-таки не должен был использовать свои препараты.
Любовь Ерофеева директор ассоциации «Народонаселение и развитие», врач акушер-гинеколог «В этом и лежит конфликт. То есть мне как человеку хочется облегчить боль пациентки, но, с другой стороны, у меня есть регламенты, по которым я обязана работать. Средний медперсонал, который сообщил об этом, тоже нельзя упрекать, потому что от них требуют выполнения очень жестких рамок закона. Если бы он назначил, и какую-то подпись от кого-то не получил, и велел бы сделать инъекцию препарата, который был в учреждении, это было бы превышение полномочий».
Как говорят адвокаты, в деле возможен компромисс: обвинительный приговор и условный срок. Хотя по этическим нормам врач вроде бы не сделал ничего плохого. Если перефразировать цитату из известного фильма, Баскаков, конечно, виноват… но он не виноват.
Чем опасны татуировки
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео