Ещё

Svenska Dagbladet (Швеция): «Миллионы людей смогут избежать смерти» 

Фото: ИноСМИ
Около сотни гостей отдыхают на 29 этаже третьего небоскреба отельного комплекса Gothia Tower. Внизу в декабрьской темноте простирается Гётеборг.
Фонд Нобеля пригласил ученых, руководителей предприятий и лауреатов Нобелевских премий прошлых лет, чтобы обсудить «ИИ будущего». Нам с другом посчастливилось получить туда приглашение как ИИ-гикам и энтузиастам-любителям.
Один из гостей — Рэй Курцвейл (Ray Kurzweil), изобретатель из Куинса и технический директор в , более известный как футуролог.
За ужином подают три смены блюд, но на тарелке Курцвейла — лишь пакетик с пилюлями. Он принимает их по 100 штук в день.
2015 год. На тот момент ему 67 лет. Если он хочет дожить до сингулярности — переломного момента, когда искусственный интеллект превзойдет человеческий, ему нужно поддерживать себя в хорошей форме. По его предсказаниям, это произойдет в 2045 году. Четыре года спустя пищевые добавки Курцвейла кажутся просто безвредными.
Все больше людей гонятся за вечной жизнью, а их методы становятся все более экстремальными. Но кое-кто считает, что эта мечта не так безумна, как кажется. «Миллионы человек смогут избежать смерти, если захотят», — сказал Джеймс Строул (James Strole) газете «Гардиан». Он основатель организации «Коалиция радикального продления жизни» (Coalition for radical life extension), задача которой — объединить ученых и энтузиастов, ведущих борьбу против смерти.
То, что сегодня невозможно, вполне может стать реальностью завтра, считают члены этой организации. Смертность сравнивают с правами меньшинств: когда-то они считались чем-то радикальным, а сейчас большинство воспринимает их как нечто само собой разумеющееся.
Курцвейл, футуролог, съедающий по сто пилюль в день, напоминает, что человеку в течение всего времени его существования постоянно удавалось увеличивать свою продолжительность жизни. «Тысячу лет назад средняя ожидаемая продолжительность жизни составляла 19 лет, в начале XIX века — 37 лет. Мы подходим к такому моменту развития, когда наша продолжительность жизни растет быстрее, чем мы старимся», — говорил он в интервью с PBS в 2016 году.
В том же интервью Курцвейл предсказывает, что мы уже к 2030 году разработаем компьютеры размером не больше кровяной клетки. Их можно будет вводить прямо в человеческий кровоток и подключать к облаку данных. Биохакинг в более простой форме уже стал обычным явлением в среде техногиков.
Эксперименты с кровью — центральный элемент борьбы со смертью. Во время эксперимента, который в 2005 году провели в Стэндфордском университете, ученые вводили молодую кровь подопытным животным, у которых после этого фиксировались признаки «обратного старения». Иными словами, их тела начинали себя вести так, словно становились моложе. Это стало настоящим прорывом после множества экспериментов, которые проводились весь 20 век.
Стартап Ambrosia Plasma капитализировал это открытие и вскоре стал предлагать человеческим пациентам старше 35 лет кровь доноров-подростков за несколько тысяч долларов.
Сооснователь и сторонник Трампа (Peter Thiel) проявил к этому интерес, однако утверждает, что сам не пробовал. Но это не помешало американским СМИ начать задаваться вопросом, не вампир ли он.
Другие состоятельные представители сферы высоких технологий тоже заявляли, что готовы к переливаниям крови. Пару лет назад создатели сатирического телесериала «Кремниевая долина» (Silicon Valley) даже высмеяли их тщетное стремление к вечной жизни.
Весь этот хайп заставил американскую Комиссию по контролю за лекарствами и питательными веществами предостеречь граждан от введения молодой крови в вены. Ведь исследований на людях проведено еще не было. Ambrosia Plasma была вынуждена закрыться, но недавно, похоже, возобновила свою деятельность.
Процедура по-прежнему предлагается на сайте компании. Один или два литра крови можно ввести за восемь или 12 тысяч долларов соответственно в клиниках компании в калифорнийском Сан-Франциско или в городе Тампа во Флориде.
Разные предприятия по-разному пытаются справиться со смертью. Многие концентрируются на уничтожении или контроле болезней. Компания Human Longevity Inc предсказывает риск заболеваний с помощью алгоритмов. United Therapeutics пытается создать новые органы с помощью человеческой ДНК. Calico поставила перед собой задачу «решить проблему смерти» и сейчас в своей лаборатории в Калифорнии в большом секрете проводит разные эксперименты. Verily работает над улучшением качества жизни людей с хроническими заболеваниями. Две последних принадлежат корпорации «Гугл».
Пока что мы все живем, зная, что однажды умрем. Но в Кремниевой долине многие относятся к смерти, как к чему-то добровольному. Если у интеллигенции от мира высоких технологий и есть нечто, напоминающее религию, то это как раз идея, что нет такой проблемы, которую невозможно решить. Для бизнесмена, который строит свою идентичность на базе способности справляться с невозможным, смерть — прекрасное испытание на прочность. Победа над смертью — это величайший триумф.
Техно-аристократы устраивают подземные бункеры и покупают землю на континентах, которые, по их мнению, пощадят от будущих несчастий, грозящих нам, остальным: климатические кризисы, войны и ядерные катастрофы. Пусть ты не можешь спасти мир, но ты можешь спасти хотя бы себя самого.
В каком-то смысле это парадокс. Внешне воротилы мира высоких технологий выглядят, как простые люди. Они носят джинсы и футболки, работают в офисах открытого типа и разрабатывают продукты для рядового населения. Но часто они принадлежат к элите еще более рафинированной, чем традиционные капиталисты.
Безусловная вера в технологии и самого себя — необходимое условие, чтобы преуспеть. Смерть напоминает, что ни интеллект, ни богатство не меняют того факта, что все мы люди из плоти и крови. Но вместо того, чтобы смириться со смертью как с чем-то неизбежным, они атакуют ее, словно она простая преграда на пути к вечной жизни.
Еще в 2012 году Питер Тиль говорил в интервью «Бизнес инсайдер»: «Смерть — это проблема, которую можно решить». С того момента нечто подобное не раз произносили и другие. Но погоней за вечной жизнью увлечены не только в Кремниевой долине.
Когда я прошлой осенью встречалась с датским писателем Каспаром Коллингом Нильсеном (Kaspar Colling Nielsen), он мне рассказал, как говорит своим детям, что они вовсе не обязательно когда-то умрут. Единственный вопрос, который нам когда-то в будущем придется задавать себе: «хочу ли я умереть сегодня?» Большинство, предполагает он, скажут: «нет, спасибо, только не сегодня».
Но если человеку и удастся победить смерть или отсрочить ее, это не подразумевает, что все его проблемы исчезнут. На макроуровне проблема может состоять в том, что возможность во много раз продлить свою жизнь будет доступна не всем, в особенности поначалу.
Есть риск, что люди разделятся на команду «А» и команду «Б», а ведь наш мир и так сильно поляризован. Состоятельные люди будут покупать себе более долгую жизнь, а остальные — на это смотреть. Сейчас людей со многими несправедливостями отчасти примиряет осознание, что мы все, во всяком случае, равны перед смертью.
Сайт Futurism предостерегает, что миллиардеры Кремниевой долины в первую очередь хотят не человечество спасти, а самих себя. Но это не значит, что они сами этого не осознают. На конференции в прошлом году сооснователь Napster и Facebook (Sean Parker) признал существование такой проблемы: «Поскольку я миллиардер, то у меня будет доступ к лучшему медицинскому обслуживанию. Так что я доживу лет до 160 и стану частью нового класса бессмертных правителей».
Где неравенство, там напряженная атмосфера и в худшем случае — насилие и конфликты. Вопрос в том, насколько сильно команде «Б» стоит завидовать команде «А». Какая длина жизни окажется как раз в меру? 2000 лет назад стоик Сенека писал: «Благо не в том, чтобы жизнь была долгой, а в том, как ею распорядиться: может случится, да и нередко случается, что живущий долго проживает мало».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео