Ещё

Всё идет по плану. Как молодой врач в Ивантеевке стала фигуранткой двух уголовных дел из-за диспансеризации 

Фото: Свободные новости
Обращение к областному прокурору Сергею Филипенко направила участковый терапевт Ивантеевской районной больницы Алена Мордвинова. Почти год девушка находится под следствием и судом: молодого специалиста обвиняют в служебном подлоге. По мнению следователей, врач завысила показатели по количеству пациентов, прошедших диспансеризацию.
По словам терапевта, внести записи в медицинские карты ее принудило руководство, ругавшее новую сотрудницу за невыполнение плана. Как отмечает доктор, она не приписала ни одного недостоверного диагноза, а лишь повторила заключения, сделанные во время предыдущих посещений врача, и никого не лишила права на лечение, так как медицинские услуги, предусмотренные в рамках диспансеризации, остаются бесплатными по полису ОМС. По словам Мордвиновой, ее постоянные пациенты не имеют к ней претензий и даже готовы написать письмо президенту с просьбой «не трогать доктора». Кроме того, прокуратура не смогла выяснить, какую именно материальную выгоду получает рядовой врач от проведения диспансеризации (оклад терапевта в Ивантеевке — 16 тысяч рублей).
Алена Мордвинова просит Сергея Филипенко взять расследование под личный контроль. Отметим, что медики из разных регионов давно жалуются на неожиданные осложнения, связанные с диспансеризацией: сначала за их счет «украшают» больничную отчетность, а следом — прокурорскую. Летом прошлого года на сайте Change.org появилась петиция с просьбой «остановить вал уголовного преследования медицинских работников за действия, вызванные несовершенством системы диспансеризации».
Квартирный вопрос, который всё испортил
Ивантеевка — один из самых маленьких райцентров области. Несколько улиц, застроенных частным сектором. Двухэтажные здания можно пересчитать по пальцам. Встречаемся с Аленой в парке — это аллея с елками и лавочками позади местного дома кино под названием «Колос».
«До прошлого года я с силовыми структурами не сталкивалась. Думала, что такие истории бывают только в кино», — Алена грустно улыбается, и становится понятно, почему ее любят пациенты.
Благодаря мягкому стилю общения молодая доктор умеет умиротворить любого пенсионера, натерпевшегося не только от своей болячки, но и от очередей в поликлинике и отсутствия общественного транспорта по дороге до нее.
Большинство пациентов участкового терапевта в райцентре — именно пожилые люди с хроническими заболеваниями (молодежь давно разъехалась на заработки). Многие вынуждены добираться сюда из деревень на такси. Мордвинова иногда задерживается на приеме на полтора часа, чтобы осмотреть всех, даже если больной пришел без талончика. «Люди ехали в такую даль, как же им отказать?» — разводит она руками.
Алена Мордвинова. Фото Матвей Фляжников
Алена выросла в маленьком селе Николаевка за 25 километров от районного центра. Ее отец работал механизатором на сельхозпредприятии, мама — в детском саду. Алена была отличницей, еще в школе решила стать врачом. Поступила на бюджетное обучение, подрабатывала медсестрой в саратовской поликлинике. После СГМУ поступила в ординатуру по эндокринологии в Самаре, но в последний момент передумала и решила вернуться на малую родину по программе «Сельский доктор».
В районы поехала треть одногруппников Алены — те, кто сам вырос в селе. Как рассказывает девушка, многим из них дали не только миллион рублей, но и квартиру. Мордвинова была вынуждена снимать в райцентре жилье за свой счет. Со своей проблемой молодой специалист обращалась к главному врачу, чиновникам районной администрации и даже к Вячеславу Володину.
Спикер ГД осматривал Ивантеевскую больницу во время одной из поездок по Заволжью. Врачи рассказали, что лечебному учреждению нужен капитальный ремонт и машина скорой помощи, но главной проблемой назвали кадровую.
«Не закрывайте нас, пожалуйста, — просили перед телекамерой люди в белых халатах. — У нас 70 процентов врачей — предпенсионного возраста. Молодежь к нам не едет». Алену в репортаже представили как долгожданного и единственного молодого специалиста. Девушка выразила надежду, что «администрация поможет» решить жилищный вопрос. Но этого не произошло.
Здание больницы. Фото Матвей Фляжников
Как рассказали «Свободным новостям» в районной администрации, в нынешнем году денежные сертификаты на строительство индивидуальных домов получили восемь молодых специалистов, участвовавших в программе «Устойчивое развитие сельских территорий». В 2016-2017 годах ни одной субсидии не было выдано. В очереди остаются 13 семей. Ни один медработник в этот перечень не включен.
«Не должен же врач выслеживать пациента?»
Как рассказывает Алена, в 2017 году, когда она приехала в Ивантеевку, здесь работали пять терапевтов. Чтобы сформировать участок для новой сотрудницы, каждый отдал часть своего — несколько улиц в райцентре и отдаленные села. Получилось так, что на участке Мордвиновой оказалось наибольшее количество жителей, не прошедших диспансеризацию. Убедить всех срочно приехать не осмотр — нереально: осенью пенсионеры заняты урожаем и не склонны путешествовать по раскисшим дорогам. Для выезда врачей в глубинку транспорта у больницы на тот момент не было. Выполнить план по диспансеризации не представлялось возможным. Молодой специалист сразу предупредила об этом больничное руководство.
Фото Матвей Фляжников
Диспансеризация давно стала головной болью врачей первичного звена. «Множество факторов, подчас совсем не зависящих от системы здравоохранения (отсутствие механизма мотивации населения, непредоставление работодателями возможности пройти осмотры), делают невозможным проведение диспансеризации в необходимых объемах.
В районы поехала треть одногруппников Алены — те, кто сам вырос в селе. Как рассказывает девушка, многим из них дали не только миллион рублей, но и квартиру. Мордвинова была вынуждена снимать в райцентре жилье за свой счет. Со своей проблемой молодой специалист обращалась к главному врачу, чиновникам районной администрации и даже к Вячеславу Володину.
Ответственные за диспансеризацию работники находятся под административным прессом, риском привлечения к дисциплинарной ответственности и даже освобождения от должности, — говорится в петиции, размещенной летом прошлого года на сайте Change.org. — Врачи-терапевты и фельдшеры должны информировать население о предстоящей диспансеризации, вести разъяснительную работу. Однако не должен же врач выслеживать каждого пациента и вести его за руку в поликлинику. Сверху же давят и требуют план — вот и вынуждены медработники рисовать показатели».
Отметим, что представители общества доказательной медицины высказывают сомнения в целесообразности всеобщих осмотров «бессимптомных лиц», критикуют набор и порядок прохождения исследований, часть которых в существующем виде «не несет никакого прогностического значения».
Фото Матвей Фляжников
Как рассказывает Алена, больничное руководство ругало ее за срыв показателей: молодую сотрудницу отчитывали на планерках, ей звонили, приходили в кабинет, напоминали, что статистические талоны (форма отчетности о прохождении диспансеризации. — Авт.) должны быть сданы в срок. По словам собеседницы, эти документы заполнила медсестра. В апреле 2018 года руководство учреждения объявило, что на проверку требуют медицинские карточки больных, которые, согласно статталонам, прошли диспансеризацию в декабре 2017-го. Проверка коснулась только Мордвиновой. Как вспоминает Алена, ее с медсестрой сняли с приема и велели заполнять карточки. Доктор успела внести записи примерно в 15 карт.
Авторы петиции на Change.org объясняют, что «медицинские работники не понимают, чем такие действия могут для них закончиться»: «Они видят, что такая практика сложилась повсеместно и действует на протяжении многих лет, и даже не предполагают, что руководство может так подставлять их. Врачи не являются практикующими юристами и не всегда улавливают тонкую грань между законными и незаконными средствами достижения показателей, ведь, как известно, в России статистику подгоняют многие, и органы власти не в последнюю очередь».
В мае 2018-го Мордвинову вызвали в прокуратуру. Повестку не присылали — терапевту позвонило руководство больницы и велело дать объяснения, уверив, что подчиненной «ничего не будет». Опрос происходил вечером, после тяжелого рабочего дня. Именно на этих данных, по мнению Алены, и построено все обвинение.
Фото Матвей Фляжников
«Дело не закрыто»
В отношении терапевта возбудили уголовное дело. По словам собеседницы, сначала ее обвиняли в мошенничестве.
Примерно в то же время по той же статье в Ивантеевке было возбуждено уголовное дело в отношении матери-одиночки Ольги Журавлевой. Женщина, воспитывающая двоих детей, получала пособие по безработице и неофициально подрабатывала уборщицей в местной пиццерии. Прокуратура Ивантеевского района поддержала обвинение, посчитав, что Журавлева нанесла Российской Федерации ущерб на 7040 рублей. Понятно, что с точки зрения людей в погонах и безработная мать-одиночка, и молодая сотрудница бюджетной сферы — безответные формы «зла», побеждать которые легко и удобно.
После того как скандал с Журавлевой получил огласку в федеральных СМИ, та же прокуратура потребовала закрыть дело за малозначительностью.
В случае с Аленой Мордвиновой даже следствие не смогло понять, какую именно сумму рядовой врач получает за проведение диспансеризации, и обвинение переквалифицировали на статью 292 УК «Служебный подлог». По словам Алены, перед передачей дела в суд руководство больницы заявило, что не давало подчиненной незаконных указаний. Правоохранителей это заверение вполне устроило.
«У меня были страшные мысли. Почему я, почему именно со мной это случилось? Я со школы хотела быть врачом, хорошо училась, всегда старалась. Начав работать, я убедилась: я там, где должна быть. Мне нравится работать с людьми, я могу помогать им. За что со мной так поступили?». Из-за длительных допросов у девушки зимой произошел нервный срыв. Ей пришлось уйти на больничный, принимать антидепрессанты.
Фото Матвей Фляжников
В марте, когда судебный процесс приближался к завершению, материалы неожиданно истребовали обратно в Следственный комитет под предлогом объединения со вторым делом, возбужденным в отношении Мордвиновой по той же статье, но за другой временной промежуток. С тех пор никаких следственных действий с участием Алены не проводилось. Девушка предполагает, что следователи ищут способ замять дело, не испортив своей отчетности.
Собеседница обращалась в районную прокуратуру с просьбой рассмотреть законность ее дела и, если уголовное преследование неправомерно, привлечь виновных к ответственности. В районной прокуратуре ей сообщили, что «дело не закрыто, вас еще вызовут в Следственный комитет». Тогда Алена решила добиваться справедливости на региональном уровне.
Прокуратура Ивантеевского района. Фото Матвей Фляжников
По словам собеседницы, пока надзорное ведомство никак не отреагировало. Зато ее уже вызывали к руководству больницы и упрекнули за излишнюю активность.
«Не знаю, связано ли это с данной ситуацией, но из районной больницы стали уходить врачи. За два года в другие регионы уехали анестезиолог, хирург, педиатр. Из семи человек, которые выбрали Ивантеевку по программе «Сельский доктор», пятеро уже здесь не работают. Жители переживают, что больницу оптимизируют» — говорит Алена.
Как заявил на недавней встрече со студентами СГМУ спикер ГД Вячеслав Володин, сейчас в региональном здравоохранении не заполнены 1910 врачебных вакансий, большая часть из них — в сельских районах. Зарплата начинающего медика — 16-23 тысячи рублей.
«Эта зарплата не мотивирует шесть лет учиться и отдавать 8 тысяч рублей на оплату съемной квартиры», — согласился гость. Министр здравоохранения Наталья Мазина добавила, что районным властям поручено обеспечить врачей служебным жильем с правом приватизации после десятилетней работы.
«Версия-Саратов» приводит пример попыток привлечения молодых специалистов в Озинский район. Как заявила студентам СГМУ глава Озинок Антонина Галяшкина, на сегодня район обеспечен врачами на 40 процентов, причем больше половины из них — пенсионеры. Молодым терапевтам здесь обещают подъемные — 30 тысяч рублей в первый год работы, 15 тысяч — во второй, а затем «готовы рассмотреть» вопрос о целевом направлении в ординатуру с назначением дополнительной стипендии 550 рублей в месяц.
«Нашу федеральную трассу начали приводить в нормальное состояние, — сказала студентам глава. — Будет замечательная дорога, вы сможете спокойно в выходной с семьей съездить в Саратов, а жить в Озинках».
Главный врач Ивантеевской районной больницы Дмитрий Алексеев и пресс-служба областного министерства здравоохранения воздержались от комментариев до окончания следствия. В областной прокуратуре попросили направить официальный запрос, что редакция и сделала.
В феврале этого года жители Саратова массово начали обнаруживать в разделе «Мое здоровье» на «Госуслугах» сведения о прохождении диспансеризации и походах в поликлиники, когда в действительности они к врачам не обращались. Позже данные о фейковых диспансеризациях пропали из баз данных. Первый заместитель министра здравоохранения пожаловалась, что молодые врачи не едут в села даже ради миллиона рублей от государства.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео