Ещё

Эксперты: История биохакеров из США не может повториться в России 

Фото: Вечерняя Москва
Эксперты в области фармацевтики рассказали «Вечерней Москве» что они думают об американских «Робин Гудах» от фармакологии и почему организация, продающая самодельные аналоги известных лекарств не могла бы существовать в России.
В 2015 году американский предприниматель Мартин Шкрели выкупил права на препарат для людей с ВИЧ и онкозаболеваниями «Дараприм» и поднял цену за одну таблетку в 55 раз в США разразился крупный скандал. Несмотря на то, что мужчину называли «самым ненавистным человеком в стране», он не отступился от своего решения. Препарат стал недоступен для простых людей, цена одной таблетки достигала $750. Позже бизнесмен был приговорен с 7 годам лишения свободы за махинации с ценными бумагами.
Спустя год — в 2016-м — о себе впервые публично заявил коллектив под названием «Уксус четырех разбойников». Так называемые биохакеры начали реализовывать в США лекарства от рака и СПИДа собственного производства, размещать в открытом доступе рецепты производства медицинских препаратов. Активисты занялись производством дешевых аналогов дорогих лекарств в ответ на произвол фармацевтических компаний в десятки раз завышающих цены на медикаменты. Однако, по мнению экспертов, в России подобное бы произойти не могло. В комментарии «Вечерней Москве», генеральный директор Ассоциации российских фармацевтических производителей Виктор Дмитриев выразил удивление, что деятельность коллектива «Уксус четырех разбойников» еще не привлекла внимание правоохранительных органов. — Я удивлен, что во все это до сих пор не вмешалась полиция. Принимать подобные лекарства смертельно опасно: ведь точно неизвестно, из чего они сделаны, в каких условиях. Люди с такими серьезными заболеваниями, как СПИД или рак, должны получать правильное квалифицированное лечение, а не экспериментировать с сомнительными препаратами. Он отметил, что в России цены на жизненно необходимые препараты регулируются государством. — В России есть перечень жизненно необходимых лекарственных препаратов, цены на которые регулируются. Они согласовываются в двух ведомствах — Министерстве здравоохранения РФ и в Федеральной антимонопольной службе, после чего получают путевку в жизнь. Производитель имеет право поднимать стоимость не чаще, чем раз в год, и только на уровень инфляции: этот процесс также должен проходить согласование. В результате, российские компании не то что не могут продавать препараты на своих условиях и наживаться на этой деятельности, а, наоборот, зачастую не выдерживают и уходят с рынка, — сказал Дмитриев Со своей стороны, генеральный директор компании, занимающейся исследованием фармацевтического рынка, DSM Group Сергей Шуляк отметил, что самопальное производство лекарств — карается законом. — Это уголовное преступление. Любое лекарство, не прошедшее тестирование, будет нести только вред здоровью: неизвестна его эффективность, не исследованы побочные действия. Все, что производится в самопальных условиях, не безопасно и может грозить пациенту тяжелыми осложнениями. В России периодически ловят подобных производителей фальшивых препаратов, и все они получают уголовные сроки, — отметил он.
По его словам, в США нет серьезной проблемы с доступностью лекарств: антимонопольные органы ведут там жесткую борьбу с подобными явлениями. — Известно, что не так давно на длительный срок посадили владельца одной из американских фармацевтических компаний, который в несколько десятков раз завысил стоимость антибиотика. Я считаю, что истории про «Уксус четырех разбойников» — это не отражение реальной ситуации, а, скорее, популяризация незаконных действий, — сказал Шуляк.
Он подчеркнул, что в РФ действует госпрограмма, обеспечивающая больных СПИДом и раком лекарственными препаратами. — Конечно, всегда есть неудовлетворенный спрос: лекарств хватает не всем больным. И тому есть различные объяснения — например, препараты могли вовремя не закупить. Однако все усилия Министерства здравоохранения РФ направлены на то, чтобы обеспечить медикаментами всех нуждающихся, на это тратятся миллиарды рублей. К примеру, в этом году порядка 60 миллиардов было дополнительно выделено на снабжение лекарствами онкологических больных, но на практике объемы должны быть еще более масштабными, сказал эксперт.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео