Ещё

Современная медицина могла бы спасти Гоголя для создания других шедевров 

Современная медицина могла бы спасти Гоголя для создания других шедевров
Фото: Аргументы Недели
Сегодня великому русскому писателю исполнилось 210 лет. Как и многие другие русские гении он умер в возрасте 43 лет. Современные учёные задаются вопросом, можно ли было его спасти для литературы и жизни? Заведующий кафедрой психиатрии и медицинской психологии Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н. И. Пирогова, доктор медицинских наук Андрей Шмилович собрал около 40 историй болезни великих людей, выявил кое-какие закономерности и даже составил формулу. «Очень похоже на то, что зарождение гениальности происходит в детстве, при появлении первых зарниц болезни. Когда генетически одаренный человек оказывается еще и генетически больным, возникает „короткое замыкание“. Дальше манифестация болезни, ее пик и апогей, когда у пациента происходит выброс психической энергии, и во время этой бури рождаются гениальные вещи. У Гоголя вся его сатира, написанная за десятилетие до смерти, и галлюцинаторное сожжение „Мертвых душ“ — сотворены на пике острого психоза. А потом регресс, болезнь начинает уничтожать гениальность, а заодно и самого человека. Гоголь был несостоятелен в последний год жизни, и, стоя на коленях перед камином, в тяжелом истощении, он считал секунды до своей смерти. И опять нас свербит вопрос: почему в последние дни своей жизни писатель оказался вне поля зрения врачей и близких ему людей?!.. Гоголь умер от голода, как умирают наши пациенты с болезненным отказом от еды, если их не кормить насильственно. Знаменитый русский психиатр, профессор описывал писателя как типичного астеника, угрюмого, малообщительного, „скрытного, но склонного к неожиданным, подчас опасным проделкам“. Сам Гоголь указывал на парадоксальность своего характера, отмечая заложенную в нем „страшную смесь противоречий, упрямства, дерзкой самонадеянности и самого униженного смирения“. „Ему было легче любить всех вообще, чем каждого в отдельности — типичная черта шизоидной личности“. Болезнь его проявлялась, в основном, „в виде тяжелых депрессий и подъемов настроения, приступы уныния и необъяснимой тоски чередовались с веселостью“. „Веселым меланхоликом“ называл Гоголя Пушкин. Баженов приводит цитаты из „Исповеди“ писателя, где тот с отчаянием пишет о том, как „хотел насильно заставить себя написать хоть что-нибудь вроде небольшой повести или какого-нибудь литературного сочинения — и не мог произвести ничего“, — говорит профессор Андрей Шмилович. Современные психиатры считают, что Гоголя можно было спасти. „Его следовало госпитализировать, а начинать лечение необходимо было в 20-25-летнем возрасте. Конечно, тогда не было антидепрессантов и нейролептиков, но можно было обеспечить адекватный уход, а при упорном отказе от еды — насильственное кормление. Врачи могли продлить писателю жизнь, и все мы были бы читателями многих трудов, не написанных из-за болезни“, резюмирует учёный. Подробности читайте в интервью психиатра „Аргументам недели“.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Больше видео