Ещё

Кто заплатит за ошибки врачей 

Халатность или некомпетентность медперсонала, досадная случайность во время хирургического вмешательства… Цена таких ошибок может быть очень высока — как для пациента, так и для врача. Может ли смягчить удар страхование ответственности медика?
Разговоры о необходимости обязать клиники страховать ответственность медперсонала идут с 2007 года на самых разных уровнях, в том числе в . Препятствие, однако, в самой системе здравоохранения: у государственных клиник, которых большинство (соотношение примерно 10:1), попросту нет денег в бюджете.
Андеррайтер департамента страхования финансовых рисков и ответственности Александр Завражский говорит, что в настоящее время нет точной статистики относительно числа медицинских организаций, которые страхуют свою профессиональную ответственность. «Долю таких организаций среди государственных клиник можно примерно оценить в 10% от общего числа. Среди негосударственных клиник этот показатель чуть выше — до 15—20%, — рассказывает эксперт. — Интересы медицинского сообщества остаются уязвимыми, тем более в условиях ужесточения уголовной ответственности за медицинские ошибки и повышения сумм компенсаций пациентам».
Начальник отдела андеррайтинга по страхованию гражданской ответственности Сергей Синявин отмечает, что по договорам страхования, заключенным компанией в 2018 году, 67% приходится на частные клиники, 33% — на государственные учреждения здравоохранения. В 2017—2018 годах заключала ежегодно менее 100 договоров страхования ответственности медработников, сообщили в компании.
Зачем пациенту страховка врача
Зачем врачам страховать свою ответственность и что это может дать пациенту? Конкретный пример: 18-летний парень сломал ногу, перелом был не сложный, наложили гипс, выписали из больницы. В течение следующих нескольких месяцев он ходил на прием к травматологу в местную поликлинику, тот ни разу не осмотрел пациента — просто продлевал ему больничный, и все. Отек между тем спал, гипс разболтался и не фиксировал ногу. В результате на рентгене выяснилось, что за четыре месяца нет даже признаков срастания кости. Юноша был повторно госпитализирован, ему проведена операция, имплантированы титановые пластины. Восстановление заняло еще два месяца. В данном случае при наличии полиса у врача или клиники страховая возместила бы стоимость перелечивания плюс зарплату за период временной нетрудоспособности, а также возмещение морального вреда (если это включено в полис).
Что же происходит, если страховки нет? Когда пациент считает, что ему причинили вред при лечении, он в больнице пишет претензию главврачу, тот расписывает эту претензию лечащему врачу. Учитывая количество пациентов, приходящихся на одного специалиста, ему приходится поднимать всю медицинскую документацию по пациенту и вспоминать, какое лечение было прописано, далее врач в подавляющем большинстве случаев готовит заключение о том, что он не виноват и больница не виновата. Разочарованный и обозленный пациент идет в , полицию, , которые начинают расследование. Это приводит к эскалации конфликта, потраченному времени, сильной нервотрепке для всех участников процесса.
Цитата
«Многие пациенты не знают, что можно подать гражданский иск о причинении вреда здоровью, — комментирует начальник управления страхования ответственности . — В этом случае начинают вызывать врачей к следователю и так далее, то есть нарушается нормальная работа медицинского учреждения. Пациенту это облегчения не приносит. Редко когда привлечение врача к уголовной ответственности является самоцелью. Гораздо важнее получить возмещение причиненного вреда, в том числе и морального, в денежном эквиваленте».
Когда нет страхования и врачи не знают, как правильно с претензиями работать, а пациенты не знают, куда им идти и с кем нормально поговорить, получается клинч, отмечает эксперт. Если есть страховка, главврач переадресует претензию пациента в компанию, где застрахована ответственность его сотрудников: «С вами свяжется специалист и расскажет, как действовать». Понятно, что страховщик умеет работать с гражданами, которые считают, что их права нарушили. Он связывается с пациентами, родственниками (если пациент погиб), объясняет, как работает страхование, что нужно для получения возмещения.
«Если пациент лечился в одной больнице, то мы сами запрашиваем выписку из истории болезни, от пациента требуется только подтвердить дополнительные расходы на лекарства, платные услуги, перелечивание, если они были, — поясняет Дмитрий Шишкин. — Собираем подробную документацию, кто лечил и что делал. Все это передается независимому судмедэксперту, который дает заключение, есть ли связь между действиями врача и нынешним состоянием пациента».
Установив эту связь, компания признает случай страховым и выплачивает возмещение всех расходов на лечение и перелечивание, лекарства, оздоровительный отдых, потерянный заработок плюс возмещение морального вреда. Естественно, все эти расходы должны быть подтверждены документально. «Если человек получает зарплату „в конверте“, то возместить ему потерянный заработок в соответствии с российским законодательством не представляется возможным, так как нужны справка 2-НДФЛ и больничный», — продолжает Шишкин. Размер компенсации морального вреда определяется судом.
Если пациент получает заключение независимой экспертизы, где говорится, что действия врача не могли привести к причинению вреда здоровью, и не верит страховщику, он идет к адвокату или в Общество защиты прав потребителей. Там видят, что экспертиза независимая, проведена по правилам судебно-медицинской экспертизы — в 90% случаев адвокаты отказываются вести дело, видя, что выводы экспертизы адекватны и спорить с ними смысла нет, поясняет эксперт. В 10% начинается суд, уголовный или гражданский, но пациент или его родственники уже гораздо спокойнее ко всему относятся, понимая, что они, скорее всего, получат возмещение от страховой, если суд признает вину медучреждения.
От тюрьмы при уголовном преследовании страхование, конечно, не спасет, но в рамках гражданского иска страховая компания будет возмещать причиненный вред, а в случае отсутствия связи между действиями врача и причиненным вредом здоровью пациента защищать интересы врача в судебном процессе.
Цитата
«Процесс урегулирования претензий предполагает досудебный порядок выплаты страхового возмещения, но в случае, если стороны не могут прийти к соглашению, решение о привлечении медицинской организации к ответственности принимает суд, основываясь чаще всего на выводах судебно-медицинской экспертизы. В целом можно сказать, что факт врачебной ошибки признается примерно в 30—50% случаев», — говорит Александр Завражский.
Не всем по карману
Размер премии по страхованию профессиональной гражданской ответственности врачей находится в диапазоне от 0,15% до 5% от страховой суммы, свидетельствуют данные различных компаний. Среднее медучреждение может быть застраховано на 15—20 млн рублей, то есть премия составит от десятков тысяч до 1 млн рублей. В «РЕСО-Гарантии» страховые суммы для юридических лиц начинаются от 500 тыс. рублей, для частнопрактикующих врачей — от 300 тыс. рублей.
Премия на одного врача зависит от запрашиваемой страховой суммы и специализации. В зависимости от специализации применяются повышающие и понижающие коэффициенты, рассказывает заместитель директора департамента андеррайтинга по корпоративным видам страхования . «Например, для хирургии повышающий коэффициент составит 1,9, для стоматологии — 2,5, а для младших медицинских работников будет, наоборот, коэффициент 0,6», — поясняет эксперт.
«Самые рисковые направления — это родильные дома, стоматология, гинекология и акушерство, а также хирургия. Также размер страховой премии зависит от характеристик деятельности больницы, ее опыта и квалификации медицинского персонала, уровня оснащенности, качества используемого оборудования и, конечно, от истории убытков прошлых лет, — уточняет Алексей Алькин, руководитель сектора страхования ответственности управления страхования имущества и ответственности . — Выбор страховых сумм и комбинации лимитов обуславливается в первую очередь среднегодовым количеством пациентов клиники и видами оказываемых в ней медицинских услуг».
При солидных лимитах (а иски, как следует из примеров выше, становятся все более масштабными) страхование ответственности врачей доступно далеко не всем медучреждениям, а небольшие лимиты просто не покроют сколько-нибудь серьезный страховой случай. Полноценное страхование доступно либо крупным частным сетям, либо сетевым медучреждениям, аффилированным с госмонополиями, например . Данный механизм, в частности, применяется группой клиник « Медицина».
Модель, при которой страховая компания обеспечивает защиту от рисков профессиональной ответственности клиники, является самым оптимальным механизмом возмещения ущерба, считают в «СОГАЗе». За рубежом страхование профессиональной ответственности давно получило широкое распространение, так как является одним из дополнительных факторов повышения лояльности персонала и роста доверия к бренду клиники со стороны пациентов.
Рост рынка в 10 раз?
Сейчас реальный объем рынка страхования профессиональной ответственности медицинских работников, учитывая очень низкий уровень проникновения продукта, можно оценить примерно в 1,5—2 млрд рублей, считает Алексей Алькин. Однако через пять лет ситуация может существенно измениться, и для этого есть несколько факторов. «Первый — это рост самого рынка платных медицинских услуг. Люди стали более ответственно подходить к своему здоровью, стали меньше тратить на развлечения и предметы роскоши и больше — на здоровье. Особый рост демонстрирует превентивная медицина, в частности диагностика, — говорит эксперт. — Рынок в целом становится более зрелым, у клиентов появляется выбор, они предъявляют более высокие требования к качеству услуг и уровню сервиса — и это второй фактор роста объемов страхового рынка в этой отрасли. Мы наблюдаем ежегодный 25-процентный рост количества претензий пациентов к клиникам, а также рост присуждаемых судом компенсаций за вред жизни/здоровью и связанный с ним моральный вред. Естественно, рост количества претензий и сумм возмещения по ним активизирует потребность медицинских центров в страховом покрытии».
Третьим фактором Алексей Алькин считает потенциальное введение обязательного страхования ответственности врачей, которое сейчас предлагается Госдумой. «Введение такого закона может очень сильно изменить текущую ситуацию на рынке, но все, как обычно, будет зависеть от деталей, которые предложат законодатели (какое базовое покрытие будет предусмотрено, будет ли устанавливаться вилка тарифов и тому подобное)», — говорит эксперт.
Управляющий продуктом управления индустриального страхования «РЕСО-Гарантии» видит перспективы развития этого рынка в коллективном страховании. «С учетом того, что в настоящее время происходит процесс объединения медицинских работников в профессиональные сообщества, складываются условия для страхования в отношении членов таких профессиональных объединений от имени профобъединений (коллективное страхование)», — указывает он.
Стоит отметить, что сейчас этот рынок сложно назвать прибыльным для страховщиков, скорее, он используется как инструмент «входа» к клиенту для продаж других страховых продуктов или же предлагается клиникам, с которыми страховщик сотрудничает в рамках ДМС. Но, если закон будет принят, в пятилетней перспективе можно ожидать более чем 10-кратного увеличения рынка страхования профессиональной ответственности медицинских работников, полагает Алексей Алькин, но предупреждает, что взрывной рост рынка при принятии закона еще не означает, что этот рынок будет привлекательным для страховщиков.
Ольга КУЧЕРОВА, Banki.ru
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео