Ещё

Нобелевские лауреаты: Дикинсон Ричардс 

Нобелевские лауреаты: Дикинсон Ричардс
Фото: Индикатор
О третьем лауреате премии за катетеризацию сердца, за его две войны и за помощь пострадавшим во всех войнах второй половины XX века, рассказывает наш очередной выпуск рубрики «Как получить Нобелевку».
Дикинсон Вудрафф Ричардс-младший
Родился 30 октября 1895 года, Оранж, Нью-Джерси, США Умер 23 февраля 1973 года, Лэйквилль, Коннектикут, США Нобелевская премия по физиологии и медицине 1956 года (1/3 премии, совместно с Вернером Форсманом и Арне Курнаном). Формулировка : «За открытия, касающиеся катетеризации сердца и патологических изменений в системе кровообращения (their discoveries concerning heart catheterization and pathological changes in the circulatory system)».
Наш третий герой «медицинской нобелевки» 1956 года родился в США, в небольшом городке Оранж в том самом штате, где чудил вымышленный доктор Хаус. Кстати, сейчас у тридцатитысячного городка есть три спутника — Вест Оранж, Саут Оранж и Ист Оранж, вместе с которыми его часто зовут «Оранжи».
Но тогда городок был еще меньше, и именно в этом городе, который и городом-то стал только в 1860 году, в семье Дикинсона Вудраффа Ричардса-старшего и его супруги Салли Ламбер родился персонаж сегодняшней статьи. Впрочем, даже в школу (достаточно известную частную подготовительную школу Хотчкисс) Дикинсон ходил уже в другом штате — в Коннектикуте. А университет выбрал себе и вовсе престижный — Йель, где получал классическое образование — то есть, с латынью и греческим.
Впрочем, тогда о медицине речи не шло. Удивительно, но жизни всех трех лауреатов Нобелевской премии по физиологии и медицине 1956 года опалила Первая мировая война, несмотря на то, что они были не только разного возраста, но и жили на разных континентах. У Форсмана на войне погиб отец. Курнан, первые три с лишним десятка лет прожив во Франции, сам сражался на фронте с другой стороны его линии — и для него отец Форсмана был врагом. Казалось бы, Ричардс, будучи американцем, мог бы пройти мимо, но и он, окончив Йель, пошел в 1917 году в армию в качестве артиллерийского инструктора и 1918-1919 годы отслужил во Франции.
Только вернувшись с войны и из Европы, Ричардс решает связать свою жизнь с медициной и поступает в знаменитый P&S, то бишь Колледж врачей и хирургов Колумбийского университета (Columbia University College of Physicians and Surgeons). В 27 лет он получает степень по физиологии, через год — приставку M. D. к фамилии.
Затем последовали четыре года работы врачом в Пресвитерианском госпитале в Нью-Йорке. Тем не менее, Ричардса тянуло к более фундаментальным вещам, чем просто к пациентам. И он договаривается на годичную стажировку в Лондон. И не просто в Лондон, а в Национальный институт медицинских исследований, и не просто туда, а под начало самого сэра Генри Дейла. Да-да, к нашему герою пришел на помощь в его научном пути самый настоящий Дейл, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине. Пардон, будущий лауреат (1936 год) — но какая, в общем, разница?
В 1928 году Ричардс вернулся в Нью-Йорк, в родной госпиталь. Тогда он не знал, что всего через два года в США из Франции переедет Анре Курнан, будущий его начальник — и ровесник. В течение пяти лет после возвращения Ричардса в США вообще случилось многое, но главное — и Курнан (который вообще просто хотел понабраться опыта в пульмонологии), и Ричардс оказались в 1933 году в кардиопульмонологической лаборатории госпиталя Бельвю. Курнан стал начальником, Ричардс стал ассистентом. Первые их работы были посвящены пневмотораксу. Затем последовала эмфизема, а затем встал вопрос о том, как бы точно измерять давление и насыщение крови внутри сердца, для того, чтобы решить некоторые теоретические (и практические) вопросы пульмонологии. И вот тогда они пришли к «простому, но важному выводу о том, что легкие, сердце и кровеносные сосуды следует рассматривать как единую систему, обеспечивающую транспорт дыхательных газов из атмосферного воздуха к функционирующим тканям».
Дальнейшую историю о том, как Курнан и Ричардс нашли статью непризнанного Форсмана, как пошли дальше и внедрили в практику его открытие, мы рассказали в нашем предыдущем материале.
Добавим только, что нобелевские работы Курнана-Ричардса делались во время войны — однако не только этим они занимались. Как сказал сам Ричардс, в своей Нобелевской лекции, «государства к этому времени находились в состоянии войны, и срочно требовалась дополнительная информация о гемодинамике шока, количественных измерениях этого и о последствиях лечения. Эти исследования проходили довольно быстро. Было продемонстрировано, что при дефиците 40-50% объема крови наблюдались критические депрессии в сердечном выходе и в возвращении крови в правую часть сердца, ухудшающееся по мере того, как шок продолжался без ослабления; что периферическое сопротивление cосудов, как правило, поддерживалось при кровоизлияниях и скелетных травмах и значительно увеличивалось при тяжелых ожогах; то, что важным следствием этого было снижение периферического кровотока, особенно в случае почек; что цельная кровь давала большие преимущества перед плазмой в качестве поддерживающей терапии». Многие подобные данные ученые получали при помощи катетеризации.
Так что смелые инновации нашего героя помогли ему не только получить в будущем Нобелевскую премию, но и спасти тысячи жизней — не только во Вторую мировую, но и во всех последующих военных конфликтах.
Понравился материал? Добавьте Indicator.Ru в «Мои источники» Яндекс. Новостей и читайте нас чаще.
Подписывайтесь на Indicator.Ru в соцсетях: Facebook, ВКонтакте, Twitter, Telegram, Одноклассники.
Как понять, что у вас началась анемия
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео