Ещё

Онколог: педиатры при их загруженности пропускают многие симптомы 

15 февраля отмечается Международный день детей, больных раком. Ежегодно в мире онкологические заболевания диагностируют у 200 тысяч детей. Чаще всего дети страдают лейкемией — раком крови.
В России детскую онкологию успешно лечат в Центре онкологии им. Н. Н. Блохина. Ежегодно в центр онкологии им. Н. Н. Блохина обращаются до 30 тысяч детей. В стационаре проходят лечение около 1500 юных пациентов.
Специалисты центра научились лечить рак с минимальными потерями для пациентов. В онкоцентре им. Н. Н. Блохина используют высокотехнологичное оборудование. Врачи проводят операции по трансплантации костного мозга и родственных органов. Выживаемость среди детей, больных онкологией, повысилась до 80%.
Можно ли победить болезнь? Этот вопрос «МИР 24» задал исполняющему обязанности директора НИИ Детской онкологии и гематологии ФГБУ «РОНЦ им. Н. Н. Блохина», академику Владимиру Полякову.
— Итак, сегодня во всем мире отмечается Международный день детей, больных раком. Насколько остро стоит эта проблема в России?
Остро. Заболевает детей очень много, хотя онкобольных в процентном соотношении меньше, чем пациентов с инфекционными болезнями, травмы и т.д. Это очень актуально, потому что высокая смертность. Онкология занимает второе место по летальным исходам среди заболеваний, которыми страдают дети. Это актуально еще и потому, что есть прирост заболеваний. Проблему нужно разделить на две части: во-первых, диагностика улучшилась, онкологические заболевания стали чаще выявляться, во-вторых, в то же время количество заболевших увеличивается. Статистический рост есть, и за последние 20 лет число таких больных увеличилось на 10-15%.
— Вопрос к вам как к специалисту: а почему число больных растет?
Сложно однозначно ответить, потому что люди во всем мире бьются над тем, чтобы разрешить этот вопрос. Есть масса разных изысканий, есть порядка 20 теорий, созданных для того, чтобы объяснить природу злокачественных образований. В детском возрасте это скорее влияние экзогенных факторов, которые попадают еще в плод развивающегося ребенка, и у него уже есть предрасположенность к тому, чтобы в какой-то момент это возникло. Есть небольшая когорта больных, у которых это наследственное заболевание. Это рак яичников у девочек, это медуллярный рак щитовидной железы, и наследственная форма ретинобластомы (поражение сетчатки). Остальные заболевания наследственной природы не имеют, они приобретенные. Что касается детей, то, конечно, отдельные формы существуют и заболевание передается по наследству.
— Вы говорите, что диагностика улучшилась, и от очень разных медиков, от очень разных специалистов я слышал: главная проблема лечения рака в том, что он очень поздно диагностируется. В лучшем случае, на третьей стадии, а в худшем — на четвертой терминальной стадии, когда сделать уже ничего нельзя.
Да, вы понимаете, болезнь такая: ничего не болит, не беспокоит. Оно бессимптомное заболевание, без каких-то начальных этапов, и если у врача нет онкологической настороженности, тол болезнь, как правило, пропускается. Если нет специальной подготовки в этом вопросе, любого врача педиатрического звена: это и стоматологи, и офтальмологи, и гастроэнтерологи, и педиатры широкого профиля, и у них нет онкологической настороженности к этому заболеванию, то они, как правило, пропускают болезнь на начальных этапах. Пропускают симптомы, которые могут насторожить и отправляют ребенка на глубокое обследование к онкологу, или хотя бы попытаются в пределах в своих возможностей провести какое-то углубленное обследование, чтобы провести дифференциальную диагностику, и правильно выйти на диагноз. К сожалению, несмотря на разные просветительские мероприятия (мы и лекции всякие читаем, и по регионам ездим, и к нам на курсы врачи приезжают), этого хватает на какой-то определенный период в онкологической настороженности. Мы делаем разбор ошибок диагностики, если в московские больницы поступает пациент, хватает на месяц, на полтора, симптомы усиливаются. Педиатры при их текучке, загруженности пропускают, конечно, многое. И даже в Московском регионе запущенность высокая, даже в Москве, что уж говорить о регионах. На настоящий момент третья и четвертая стадии — это 75% всех больных.
Полную версию смотрите в видеоролике.
ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС. НОВОСТЯХ
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео