Ещё

«В операционной судей нет»: колонка хирурга о деле Горохова, обвиняемого в гибели двух тюменок 

Фото: 72.ru
Врач возмущена тем, что медицинское сообщество не вступается за своего коллегу
В Тюмени в суде слушается уголовное дело врачей Александра Горохова и Олега Ефремова. Первого обвиняют в причинении смерти по неосторожности двум пациенткам и халатности, второго — в халатности. Процесс вызвал большой общественный резонанс. В редакцию сайта 72.RU обратилась бывшая заведующая гинекологическим отделение тюменской больницы РЖД Надежда Стефанович. Она высказала свое мнение по поводу происходящего и выступила в защиту Александра Горохова.
Ниже — колонка Надежды Стефанович от первого лица.
Где врачи?
Недавно в одной из врачебных групп увидела публикацию о том, что будут судить заслуженного врача России. Я там написала отзыв, что знаю его и поддерживаю. Думала, может, другие медики выскажут свое отношение, но никто ничего про статью так и не написал. Потом наступил Татьянин день, и в чате посыпались разные поздравления, зайчики, котики. Увидев это всё, я уже не выдержала и написала: «Коллеги, неужели ваше сознание надо пробудить, лишь только когда праздник. А когда врач просто нуждается в словах поддержки и ничего больше, никто не написал ничего». И в ответ тоже тишина.
Это же страшно. Когда на тебя подают в суд — это как смерть.
Я была в подобной ситуации, но там в возбуждении уголовного дела отказали. Если бы не поддержка близких, коллег, то я не знаю, что бы со мной было. Потом еще долго от этого отходила.
А здесь врач брошен, почему его никто не поддерживает? В Москве за врача-гематолога Елену Мисюрину, которую судили за ошибку, за нее все врачи встали. А у нас никто. Все в городе знают этот случай, но все молчат. А никто не думает, что он может оказаться на его месте?
Елену Мисюрину судили за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, повлекшее по неосторожности смерть. Женщина брала в 2013 году биопсию у мужчины, а он через несколько дней скончался. Сначала суд приговорил врача к двум годам колонии, но после решение отменили, а уголовное дело отправили на дополнительное расследование. За Мисюрину активно вступалось медицинское сообщество, врачи писали обращения, жалобы и устраивали акции в ее поддержку.
«В операционной судей нет»
Хирургия — удел сильных личностей, которые способны взять на себя ответственность не только за жизнь пациента и его семьи, но и за жизни своих родных людей. Идя в операционную, хирург думает только о пациенте, от его профессионализма, душевного спокойствия зависит исход операции, а, значит, и жизнь. Мы в операционной не думаем о том, что ты будешь где-то там отвечать. Ты только переступил порог — всё — никаких судей нет, ничего нет. Есть пациент и ты. И всё.
Мне понятно, почему Матросов бросался на амбразуру: за идею. И у хирурга, когда он вошел в брюшную полость, у него одна идея — вытащить этого пациента, отдать весь свой профессионализм, чтобы спасти, помочь, и он не думает о судебных тяжбах. А те, кто думают, они не хирурги.
Если так будут всё время врачей таскать по судам, то врач может посмотреть и сказать: «Неоперабельный случай», — и выйти, ничего не делать.
Про смертельные случаи
К сожалению, случаются и летальные исходы, потому что есть непреодолимая сила, которая не поддается профессионализму врача. Это боль для всех. Тут и начинается негативный всплеск общества: негодование в адрес врача, ну и что, что он заслуженный врач России с 2009 года, ведь звания подобного уровня так просто не дают. Александр Горохов провел 50 тысяч операций, процент осложнений — 0,7%, а сюда включается даже малейшее нагноение.
По последним данным, в Тюменской области 147 заслуженных врачей России, из них работающих — 85 докторов.
Почему возникает такая реакция? Просто родственники ранены, очень ранены, и они в этой ране забыли, что он тоже человек, он хирург, что он еще пользу людям будет приносить — профессия у него такая. Забыли. А есть обстоятельства непреодолимой силы, в моей практике было два таких осложнения, они закончились благополучно. У наших учителей — профессоров Адамяна и Кулакова — есть монументальная монография, где они пишут про термокоагуляцию. Когда разъединяешь спайки, то возникает дуга. Не каждый раз, но возникает. Что ее вызывает, они не могут объяснить. И врач сечет термокоагулятором в одном месте, а дуга рядом лежащую кишку может задеть, и ее не увидишь, а она проявится на второй-третий день клиникой.
Родственников я понимаю, это их боль. Но остыньте ради других. Одни будут считать, что имеют право отстаивать, другие — что могут еще приносить пользу. Маму, дочь не вернешь, как бы тяжело ни было. Но врач сейчас выведен из равновесия, очень нелегко в таком состоянии продолжать работать, служить делу, которому посвятил жизнь.
Другие мнения о наболевшем
Тюменская воспитательница рассказала, в каких условиях им приходится работать, какие конфликты случаются с родителями. Таксист приоткрыл завесу тайны: он раскрыл, сколько зарабатывают извозчики, какой у них график и какие попадаются пассажиры. Бывший оконщик рассказал, как они ходят домой к пенсионерам и какими хитростями выманивают деньги. Почитайте крик души доцента кафедры русского языка и стилистики о студентах-раздолбаях, которые мало читают, любят воровать чужие тексты в интернете, но при этом не безнадежны.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео