Ещё

Здоровье не купишь. А лекарство можно 

Здоровье не купишь. А лекарство можно
Фото: Мир24
Президент России в ходе визита в Петербург призвал поднять на более высокий уровень систему обеспечения лекарственными средствами в стране. В частности, он потребовал навести порядок с препаратами для льготников. Глава государства поручил губернаторам разобраться с процессом закупки медикаментов. По его мнению, недопустимо, чтобы компании закупали только коммерчески выгодные препараты. В ситуации разбиралась корреспондент «МИР 24» .
Вероника Миронова прилетела в Москву за помощью одна из Самары. У нее — рассеянный склероз. 12 лет она получала льготный препарат, но вдруг невролог отказался выписывать рецепт.
«Со мной целый час, как с дурочкой: «Понимаете, у вас у вас вторично прогрессирующее течение заболевания». Я говорю: «И что?» А мне: «Займитесь любимым делом, если нет хобби, так пойте в караоке»», — рассказала Вероника Миронова.
А в это время в Петербурге обнаружила коробки просроченных лекарств. В том числе и от рассеянного склероза — 300 млн рублей лежали мертвым грузом вместо того, чтобы спасать жизни.
Чиновники тут же назвали причины. По их словам, это врачи перестали назначать препараты. Иногда случается, доктор подал заявку на медикамент, но у больного он вызвал побочные эффекты. Заказать другой, бесплатный можно только через год — такова система закупок.
«Как говорят мамы, мы отдали своему ребенка почку, а вы нам закупаете дешевый дженерик. Мы разговаривали с , почти во всех регионах эти препараты оказываются, не востребованы», — уточнила начальник Управления по организации работы фармацевтических учреждений и предприятий Комитета по здравоохранению Санкт-Петербурга Людмила Сычевская.
В прошлом году разрешили регионам обмениваться между собой лекарствами, но и это не панацея. Мама Ольги три года числилась во всех списках и регистрах, но лекарство ей выдали только сейчас. После того, как дочь сходила в прокуратуру.
«Ухудшилось состояние, отказали почки и все из-за того, что вовремя не получали препарат. Сейчас нужна вторая упаковка, но у меня препарата нет», — призналась жительница Санкт-Петербурга Ольга Рослюк.
Вся эта ситуация с лекарствами возмущает президента. Из бюджета страны ежегодно на закупку препаратов идет 380 млрд рублей, но обеспечены не все. Владимир Путин потребовал навести порядок. Уточнить регистр льготников и препараты для них. Но главное, сделать лекарства доступнее и дешевле.
«На миллионы рублей, на сотни, на десятки миллионов, лежат нереализованные препараты. Почему? Конечно, можно сказать, что плохой учет, закупили не то, что нужно. Но у меня всегда возникают на этот счет подозрения — закупают не то что нужно, а то что выгоднее тем, кто занимается коммерцией и тем, кто связан в администрации с этими предпринимателями. Закупают, не думая, будут продаваться потом эти препараты или нет. Закупили, на склад положили, ну что же — так плохо учли, что-то недосмотрели. Вот здесь в перечне поручений есть пункт о контроле перераспределения неиспользованных остатков. Но и при перераспределении будет не очень-то эффективно работать, если это закупается абы как, с кондачка», — отметил президент России.
В одних регионах закупают то, что не надо. В других — наоборот, и не думают формировать заявки. Как было в Воронежской области. Из-за проблем с печенью организм детей травит сам себя. Редкую генетическую болезнь у них диагностировали случайно еще летом, когда дети проходили диспансеризацию перед школой. Но в областном департаменте здравоохранения развели руками и сказали, что сейчас помочь нечем.
В итоге деньги на лекарства собирал благотворительный фонд. Потом был суд. Родители доказывали чиновникам, что лекарства нужны постоянно. Причем на последнем заседании юристы департамента заявили: «Права детей не нарушены, лекарством их обеспечивает фонд». Благо, суд такой аргумент во внимание не принял.
«Такие ответы пугают родителей и нас, потому что фонд поддерживает, а не заменяет государство и не должен это делать», — заявила сотрудница благотворительного фонда «Жизнь как чудо» Елена Сипягина.
Кто, где и как заботится о людях, говорят цифры. Владимир Путин тоже обратил на это внимание.
«В 2017 году средние расходы на лекарства для одного льготника различались в регионах Российской Федерации более чем в семь раз. Я понимаю на проценты, в два раза, но семь раз — это слишком много. Отличаются и перечни препаратов, которые доступны льготным категориям граждан. Причем, сейчас не буду называть эти субъекты федерации, в одной области 554 наименования включены в этот список, в другой 317, а в третьей — только 180. Это тоже никуда не годится», — сказал президент России.
Это совещание проходило на одном из фармацевтических заводов. Таких в стране около 30. И постепенно их продукция завоевывает рынок — пока в основном внутренний. На одном из заводов выпускают 30% всего инсулина, который требуется для российских диабетиков.
В 90-е у России своих лекарств почти не осталось. В советское время их делали в основном в странах соцлагеря: Польше, Болгарии, Югославии, ГДР. Но наследие СССР все же можно найти на аптечных полках: «Мукалтин» — от кашля, «Клофелин» — от давления, «Пирацетам» — для улучшения мозгового кровообращения. Но это все же капля в море.
Сейчас большая часть лекарств, произведенных в России, — это дженерики, ведь чтобы придумать свой оригинальный препарат, нужны годы испытаний.
«От момента, пока препарат задумали, до момента, когда врач может назначить его пациенту, проходит 20 лет. На западе посчитали, чтобы разработать новый эффективный препарат, нужно вложить миллиард долларов. Чтобы вывести на фармрынок одну новую молекулу. И эти затраты до недавнего времени в России никто не осуществлял. Очень важно, что сейчас эта необходимость в развитии отечественной фармацевтической промышленности появилось», — отметил заведующий кафедрой общей клинической фармакологии .
Мировая практика такова: разработчик патентует свой препарат, а потом, когда патент истекает, компания обязана обнародовать формулу лекарства. И вот тогда другие фирмы могут брать технологию за основу — создавать дженерик. По составу он может отличаться от оригинала на 25%.
«Есть много «но»: степень очистки, буферные вещества, но не только же из этого вещества состоят, там есть оболочка. Оригинальный производитель он знает, что буферные вещества тоже важны», — говорит председатель Национального общества промышленной медицины .
В аптеках на один оригинальный препарат есть два-три дженерика — российские из них самые дешевые, но их покупают не все.
«Это у нас чисто русское, еще не знаю с каких времен: западное — самое лучшее. Но очень много наших лекарств, которые не уступают», — говорит заведующая аптекой .
Рецепт у Надежды есть. А бесплатного лекарства в аптеке нет. Аналогичное лекарство пробовала. Больше не хочет.
«50 тысяч на один месяц — это невозможно. Есть таблетки «Арава», но мы их принимали, они не помогают», — призналась жительница Санкт-Петербурга Надежда Хахель.
В России умеют делать лекарства — в этом убежден. В его компании сейчас разрабатывают противовирусные, антимикробные препараты. И даже лекарства для онкобольных.
«Качество российских препаратов отвечает мировым стандартам. Существует инспекторат, который проверяет качество, как производства, так и продукции», — объяснил директор по экономике здравоохранения фармацевтической компании Александр Быков.
В России наценка на жизненно-необходимые препараты строго регулируется — максимум 2%. Владимир Путин решил лично проверить, так ли все, как пишут на бумагах. Президент думает о здоровье россиян, а они, как выяснилось, о его здоровье. Завидев мигалки и кортеж, Владимира Путина уже ждали.
В лекарствах каждый советский человек «разбирается» не меньше, чем в медицине в целом. Страны СНГ — абсолютные чемпионы по самолечению, а стало быть — по потреблению лекарств без назначения врача. Отсюда аллергии и целые шкафы таблеток у наших бабушек. Но это не отменяет значения перевода нашей фармакологии на уровень достойный российской медицины.
ПОЗНАЙ ДЗЕН С НАМИЧИТАЙ НАС В ЯНДЕКС. НОВОСТЯХ
Какие секреты можно узнать о человеке по рукам
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео