Ещё

Сахар с привкусом шпионажа. Саратовское объединение диабетиков затравили до закрытия 

Сахар с привкусом шпионажа. Саратовское объединение диабетиков затравили до закрытия
Фото: РИА "ФедералПресс"
После почти года судебных разбирательств саратовская общественная организация инвалидов, больных сахарным диабетом (СРООИБСД), все же встанет на учет как НКО, выполняющая функции «иностранного агента». Судья Октябрьского районного суда Саратова Полина Замотринская согласилась с соответствующими доводами прокуратуры Фрунзенского района и удовлетворила иск.
Сейчас президент СРООИБСД Лариса Сайгина говорит, что надо было сделать так с самого начала, и, возможно, сейчас организация смогла бы нормально функционировать, хотя и с рядом накладываемых современным законодательством ограничений. «По сути, пришлось бы только чаще сдавать отчеты. Сейчас же назначено 300 тыс. рублей штрафа, которые неоткуда взять. На счете оставались 4 тыс. рублей, но их арестовали судебные приставы», — говорит Лариса Сайгина.
Но главная причина, по ее словам, в том, что большинство членов организации написали заявления о выходе и за год пациентское сообщество не провело ни одного мероприятия, а были запланированы конференция, «школа диабетика» и ряд других важных мероприятий. Правление НКО уже договорилось, что в конце ноября соберется и примет официальное решение о роспуске и ликвидации общества диабетиков.
Об этом Лариса Сайгина заявила судье, попросив отложить заседание по постановке на учет в качестве иностранного агента на конец ноября, однако та, проконсультировавшись с представителями , которые заявили, что до официального прекращения деятельности пройдет не менее полугода, решила отказать в ходатайстве.
Германская агентура
Проблемы саратовского общества больных сахарным диабетом начались в декабре прошлого года, когда студент Саратовского государственного медицинского университета (СГМУ) решил проявить «гражданский долг» и заявил в  о том, что СРООИБСД получает средства на свою деятельность из иностранных фондов. Прокурорская проверка подтвердила, что с 2009 года «диабетики» получили чуть более 645 тыс. рублей от организаций Германии, Дании и Швейцарии.
Остальное стало делом техники. Профессор кафедры истории, социологии, политики и сервиса Саратовской государственной юридической академии (СГЮА) , ранее составлявший экспертное заключение для признания иностранным агентом организации по защите ВИЧ-инфицированных, написал, что СРООИБСД «передает информацию зарубежным партнерам о так называемых „болевых точках“ региона, особенно в сфере оказания медицинской помощи населению, которая может использоваться для инспирирования протестных настроений в обществе».
Основанием для заявлений о том, что общество диабетиков ведет политическую деятельность, стал комментарий теперь уже бывшего руководителя НКО Екатерины Рогаткиной для статьи «Горькая пилюля», опубликованной в местном ИА «Взгляд-инфо». Рогаткина, в частности, говорит, что не исключает, что на госзакупках в целях экономии региону придется покупать отечественный инсулин не самого высокого качества, «а об импортном инсулине большинству региональных льготников, возможно, придется забыть».
Позже и глава Общественной палаты Саратовской области заявил, что дело «не стоит выеденного яйца», а проблема, о которой говорила Рогаткина, неоднократно обсуждалась на площадках областной ОП.
Тем не менее, в мае этого года суд учел все формальные признаки и признал общество диабетиков нежелательной организацией. Екатерину Рогаткину оштрафовали на 50 тыс. рублей, а организацию — на 300 тыс. рублей. Решение вступило в силу в августе. К слову, штраф за Рогаткину заплатил депутат от  . На своей странице в соцсети он написал, что «был не согласен с этой травлей и решением суда тогда и готов поддерживать коллег дальше». Сейчас парламентарий отказывается от более подробных комментариев.
Система негодна
На фоне суда над организацией по защите больных сахарным диабетом в сентябре от осложнений, вызванных этой болезнью, скончалась жительница Саратова Ольга Богаева. Сейчас по факту ее гибели работает , который возбудил дело по статье «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности жизни или здоровья потребителей» (ч. 1 ст. 238 УК РФ). Следствие считает, что 28-летняя женщина не смогла получить в аптеках положенный ей «Эпоэтин». В больнице его не выписывали, так как препарата не было на складах, — министерство здравоохранения области не смогло вовремя провести необходимые конкурсные процедуры.
Формально Ольга Богаева умерла не от сахарного диабета, а от почечной недостаточности, и лекарство, которое ей требовалось, тоже из другого разряда. Но болезни взаимосвязаны, и ситуация с обеспечением жизненно необходимыми препаратами в Саратовской области так и остается напряженной.
Страдающий диабетом Евгений Сайгин, сын руководителя признанной иноагентом организации, говорит, что не может получить в аптеках продленный инсулин уже 1,5 месяца, поэтому вынужден приобретать его за свои деньги. «Короткий инсулин сейчас предоставляют бесплатно, но мне жизненно необходимы оба препарата», — поясняет он.
Впрочем, в саратовском областном утверждают, что сейчас никаких проблем с лекарственным обеспечением диабетиков в регионе нет. Однако они могут возникнуть. Упомянутый выше депутат Евгений Примаков говорит, что «сама система распределения льготных лекарств негодна». «Тут не мое мнение — тут сходятся и доктора, и пациенты. Пациенты хотят быть уверены в том, что их вылечат, доктора — что у них будет достаточно для этого средств и инструментов», — пишет он на своей странице в соцсети.
«Никто не хочет этим заниматься»
Общественная организация, которая в силу формальных признаков была признана иностранным агентом и, очевидно, до конца года будет ликвидирована, могла поднимать проблему обеспечения препаратами, подавать информацию для анализа компетентными органами «из первых рук».
Саратовский журналист (ее младшая дочь страдает диабетом второго типа. — Прим. ред.) говорит, что если организация диабетиков все же будет ликвидирована, это сильно усложнит жизнь больным. «Эта организация работает очень давно, и, когда еще не было никаких соцсетей, она позволяла людям объединиться, была взаимовыручка и взаимоподдержка. К тому же, они периодически проводили обучающие семинары, потому что диабет — это болезнь, с которой надо постоянно взаимодействовать, учиться с ней работать, потому что появляются различные новые методики и т. д. Когда были перебои с препаратами, руководители организации обивали пороги министерств и добивались выдачи лекарств. Правильно, если есть один представитель, который может взаимодействовать с Минздравом, , губернатором. У организации есть официальный счет, на который благотворители могут перечислять деньги, — никто не будет переводить средства на карту частному лицу», — говорит Мухина.
Кроме того, по ее словам, организация полностью брала на себя «бумажную» работу. «Они много лет занимаются проблемой и всегда „в теме“. Человек, попадающий в „мир диабета“, ничего не знает — что ему положено, какие собрать документы, какие льготы взять, а от каких отказаться. Все это брала на себя СРООИБСД», — рассказывает Анна Мухина. По ее словам, после преследования организации диабетиков сформировать новый фонд очень сложно — никто не хочет этим заниматься с риском нажить проблемы. Саратовская общественница Ольга Пицунова говорит, что подобными мерами власти уничтожают организации, которые добровольно помогают ей делать свою работу. «Власть отбивает у людей интерес к подвижничеству. Нельзя прессинговать подвижников», — считает она.
Фото: pixabay.com
Видео дня. Названа цена за тест на COVID-19 в Москве
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео