Ещё

Параноики: настоящие и мнимые 

Параноики: настоящие и мнимые
Фото: Medaboutme.ru
14 августа 1840 года в городке Мангейм, что входил тогда в состав Великого герцогства Баден, родился мальчик Рихард. На самом деле его имя было намного длиннее, так уж было модно в те времена в среде аристократов и интеллектуалов — давать детям длинные вычурные имена. Но в историю этот мальчик вошел как Рихард фон Крафт-Эбинг — замечательный психиатр, один из основателей сексологии, криминалист и невропатолог.
Книги, написанные фон Крафт-Эбингом, не утратили актуальности и в наши дни, они издаются на разных языках, их читают врачи-психиатры и студенты-медики. Ученый написал в соавторстве с Э. Крепелиным «Учебник психиатрии», основанный на материале наблюдений за тысячами пациентов и остающийся одним из фундаментальных трудов по клинической психиатрии.
Обычный человек мало знаком с трудами фон Крафт-Эбинга и других выдающихся психиатров. Хотя любому из нас приходится время от времени сомневаться в психическом здоровье окружающих или самих себя, думая: «Да это уже паранойя какая-то!»
Как же распознать истинную паранойю? MedAboutMe рассказывает о симптомах психического расстройства.

От тревожности к депрессии, от депрессии к паранойе

Как с черным юморком говорят психиатры, людей со 100% здоровой психикой нет, есть просто недообследованные. То есть, если хорошо покопаться, то симптомы параноидальных расстройств можно обнаружить в поведении и реакциях практически любого человека. Как же распознать в окружающих нас людях тех, кому пора обращаться за помощью к врачу?
Для начала стоит вспомнить, что же такое паранойя в понимании врачей.
Паранойя — слово греческого происхождения, означающее «безумие». Это хронический психоз, для которого характерно появление и последовательное развитие навязчивых бредовых идей, подозрительности, патологической ревности, мании преследования или величия. Заболевание развивается постепенно, не вызывая у окружающих особенного беспокойства, пока симптомы не станут настолько выраженными, что не заметить расстройство психики уже просто нельзя.
Термин был введен К. Л. Кальбаумом в 1963 году. Причины появления заболевания до конца не выяснены.
На начальном этапе изменения в поведении больного можно легко принять за приступы плохого настроения или склочного характера.
Симптомы паранойи нередко появляются у больных преклонного возраста вследствие развития дегенеративных процессов в мозге, к которым относятся болезнь Паркинсона, болезнь Альцгеймера и т. д. Болезнь может проявляться как следствие травм, а также вследствие алкогольной и наркотической интоксикации, приема галлюциногенных веществ и т. п.
А начинается все сравнительно безобидно: с постепенно возрастающей тревожности, подозрительности, появления странных навязчивых идей. Человек начинает проявлять нетерпимость к критике и даже просто к другому мнению. Он отдаляется от близких, замыкается в себе, все больше увлекается своими идеями и все менее склонен обращать внимание на кого-то, кроме себя.
Все происходящее вокруг становится подтверждением его маниакальных идей, на которых он зацикливается все больше и больше. Больной может измениться кардинально, забросить прежние увлечения и интересы, начать чрезвычайно интересоваться тем, что раньше его совершенно не занимало, или же утратить интерес ко многим аспектам жизни, погрузиться в депрессию и апатию.
Очень часто паранойя проявляется в развитии патологической ревности или навязчивой эротомании. Характерна для параноиков также мания преследования, вызывающая уверенность в постоянной злонамеренной слежке, устроенной //инопланетянами/тещей/конкурентами и завистниками. Нередко манией становится идея о собственной гениальности в какой-либо сфере деятельности — поэзии, живописи, народном хозяйстве, изобретательстве или любовном искусстве. Все, кто этой гениальности не замечает, становятся врагами.
При этом человек может оставаться вполне адаптированным в остальных аспектах — быть хорошим специалистом и продолжать работать, самостоятельно вести хозяйство, обслуживать себя и до поры вести почти нормальную жизнь среднестатистического гражданина.
Паранойя может оказаться в некотором смысле «заразной» и поражать довольно большие группы людей, фанатично следующих какой-либо бредовой идее вроде теории мирового заговора, инопланетной интервенции, движения противников генной модификации продуктов или менее заметных, таких как чайлд-хейтеры или женоненавистники с девизом «Все бабы — меркантильные дуры».

Сверхценные идеи как симптом расстройства психики

Развитие навязчивых идей можно рассматривать как один из наиболее характерных симптомов проявления паранойи. Для параноика мир разделяется на две части: он сам со своей сверхценной Идеей — и враги, которые противостоят и мешают.
Отметить момент, когда обычные сомнения, мнительность и свойственная людям привычка тревожиться перерастают в навязчивую идею, удается редко. Но в один не прекрасный день сомнения в верности супруга могут превратиться в патологическую ревность, которая подпитывает сама себя и все растет и крепнет. Все происходящее больной воспринимает исключительно через призму своего расстройства и рассматривает как подтверждение собственной правоты. У ревнуемого нет шансов доказать собственную невиновность и честность. Постепенно в бред ревности вовлекаются все окружающие — они, по мнению параноика, участвуют в заговоре и покрывают неверного супруга, чтобы смеяться за спиной страдальца над его ветвистыми рогами.
Написавший пару рифмованных строк человек может внезапно возомнить себя гениальным поэтом, которого не печатают исключительно из зависти к его таланту.
Отдельную группу составляют изобретатели и непризнанные «ученые», постоянно штурмующие редакции научных изданий и патентных бюро с моделями вечного двигателя, машины времени и разнообразными теориями обо всем на свете.
Среди форм паранойи есть и реформаторская, при которой больной убежден в своем предназначении изменить мир и общество.
Параноидальная эротомания встречается у лиц обоих полов. Выражается она в зацикленности на половых отношениях и уверенности в своей неотразимой привлекательности для потенциальных партнеров. Каждый взгляд в свою сторону расценивается как призыв и восхищение, любое проявление дружелюбия и доброжелательности — как предложение к сближению с целью полового контакта. Исключения не делается ни для детей, ни для стариков, ни для лиц своего пола, а порой и для животных.
Кверулянтская паранойя выражается в сутяжничестве, непрекращающейся борьбе за свои, якобы нарушаемые, права. Права больного, по его мнению, нарушают все, от правительства до голубей, нагадивших на подоконник.
Для персекуторной паранойи характерна убежденность больного в том, что его преследуют, за ним следят с недоброжелательными целями. Это может быть бывший супруг, спецслужбы, марсиане или родственники, претендующие на наследство.
Этими формами разнообразие параноидальных расстройств не ограничивается.

Как помочь больному?

Это очень деликатный вопрос, ведь сами параноики не считают себя больными и склонны расценивать предложение обратиться к врачу как попытку «упрятать в психушку» и агрессию. Недоверие к окружающим, неспособность воспринимать реальность здраво не дают больному прислушаться к советам близких и согласиться на консультацию психотерапевта или психиатра. Попытки предложить медикаментозное лечение могут быть вообще восприняты как намерение отравить, в этом случае они вызывают только еще большую подозрительность и даже агрессию.
Дело осложняется еще и тем, что иногда слежка и преследование оказываются вполне реальными действиями другого параноика — например, отвергнутого поклонника или бывшего супруга.
«Если вам поставлен диагноз «паранойя», это еще не означает, что за вами не следят».
Пока дело не зашло далеко и бред не укоренился, можно спокойно и доброжелательно обсудить реальность угроз или слежки, проанализировать ситуацию вместе. Вероятность того, что в результате такого обсуждения тревожность больного несколько снизится, невелика, но она существует и пренебрегать ей не следует.
Поддержка близких и их тактичное, бережное отношение к больному могут позитивно влиять на результат лечения и способствовать социальной адаптации.

Комментарий эксперта

Диллион Браун, клинический психолог
Люди с параноидальным расстройством личности чаще всего убеждены в своем полном психическом здоровье. И им кажется вполне разумным и нормальным проявлять подозрительность и недоверие к другим людям, что, в общем-то, имеет под собой основания. Но окружающие могут расценивать подобную подозрительность как необоснованную и даже оскорбительную для себя. И, соответственно, проявлять в ответ некоторую враждебность или, как минимум, обиду. А параноика такая реакция только убедит в собственной правоте. И он постарается еще больше отстраниться от социума, уйти в добровольную изоляцию.
Параноик уверен, что окружающие хотят если не навредить ему, то нажиться за его счет или хотя бы посмеяться над ним. Он невероятно болезненно воспринимает даже самую мягкую критику в свой адрес, злясь в ответ.
Чем больше отстраняется от социума больной, тем труднее убедить его обратиться к специалисту для лечения расстройства психики. Окружающим стоит проявлять максимум терпения, выдержки и дружелюбия, даже когда это делать трудно из-за провоцирующего конфликты поведения больного. Без их поддержки лечение может оказаться значительно менее успешным, если вообще начнется.
Какая еда отбеливает зубы
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео