Войти в почту

В МИФИ рассказали о роли биомаркеров в индивидуальном лечении рака

Персонализированная и прецизионная медицина (ППМ) становится магистральным направлением развития медицинской науки и практики. Ее основная задача — определить, какие лекарства будут эффективными для пациента, с учетом его генетических особенностей и индивидуальной формы заболевания, а также для его ближайших родственников. Со временем персонализированная медицина с применением биомаркеров станет важнейшей частью профилактической и лечебной работы врачей-онкологов и поможет снизить угрозу болезни для людей из групп риска.

В МИФИ рассказали о роли биомаркеров в индивидуальном лечении рака
© CC0 / luvqs /

Что такое биомаркер? Это характеристика, которую можно объективно оценить, чтобы идентифицировать патологический или физиологический процесс в организме человека. Биомаркеры используются, например, для оценки стадии заболевания, прогнозирования течения и выбора индивидуальной схемы лечения, в зависимости от молекулярного типа опухоли.

К примеру, у пациентов, страдающих раком молочной железы или раком легкого, опухоли содержат типовые генные мутации. В связи с этим в мировой онкологической практике таким пациентам принято проводить целевое геномное сканирование и определять индивидуальный спектр биомаркеров, чтобы адекватно сформировать адресную (таргетную) терапию.

Биомаркеры бывают трех основных типов, рассказал заведующий кафедрой трансляционной медицины НИЯУ МИФИ, профессор . "Предиктивные биомаркеры предсказывают возможные риски возникновения заболевания и наиболее вероятный ответ на планируемое и проводимое лечение. Прогностические дают информацию о том, как заболевание может протекать независимо от типа лечения, то есть определяют прогноз заболевания. Диагностические позволяют поставить верный диагноз в нужное время", — пояснил он.

Многочисленные исследования выявили ряд биомаркеров, ассоциированных с опухолями. Их определение в едином пакете (мультифакториальный скрининг и мониторинг) увеличивает точность диагноза и даже предракового состояния, а также надежность прогноза, оптимизируя при этом процедуру выявления метастазов.

Исследование вспомогательных биомаркеров становится обязательной частью лечебно-диагностических протоколов для онкологических пациентов и превентивно-профилактических протоколов для лиц из групп риска. Этот метод дает врачу-онкологу уникальный инструмент клинической ориентации и помогает пациентам достичь максимально продолжительной жизни без рецидивов.

Точно в цель

Биомаркеры могут значительно улучшать диагностику злокачественных новообразований, облегчая врачу конструирование максимально эффективной схемы лечения. Именно биомаркеры дали реальный толчок к разработке концепции таргетной терапии. Исследователи осознали необходимость создания особых, "таргетных" лекарственных препаратов, способных внедряться в ключевые звенья патогенеза и корректировать их.

В 2011 году в США Комиссия по пищевым и лекарственным препаратам (FDA) утвердила ряд постановлений по таргетной онкотерапии. Два из них, относящиеся к препаратам кризотиниб и вемурафениб, стали уникальными. Впервые в основу выбора методов лечения были заложены не субъективные взгляды лечащего врача, а объективные принципы биомаркирования.

Теперь до назначения кризотиниб-терапии врачи должны провести тест, основанный на уникальном методе флуоресценции (FISH-метод). Этот тест помогает выявить геномные перестановки, которые свидетельствуют о том, что именно этот пациент может и должен получить особую пользу от лечения кризотинибом.

"Использование нового и необычайно надежного метода для экспресс-скрининга биомолекул, связанных с раком, позволило ученым сконструировать уникальную панель из биомаркеров предранних стадий опухолевого процесса (биопредикторов). Эта панель не только помогает подобрать высокоэффективную терапию рака молочной железы, но и обеспечивает безошибочную диагностику заболевания в самом начале развития", — отметил Сергей Сучков.

Примеры успеха

Метастатическая меланома – опасное заболевание с неблагоприятным прогнозом для большинства больных. Поэтому решение о включении в клинические протоколы препарата вемурафениб, который помогает примерно 40-60% пациентов с этим диагнозом, стало уникальным по важности. Применение вемурафениба впервые обеспечило существенный рост выживания от этой смертельной болезни. Однако препарат не активен у части пациентов, поэтому все они должны пройти предварительное обследование на наличие соответствующего биомаркера.

Еще один пример связан с препаратом брентуксимаб ведотин, предназначенным для лечения пациентов с лимфомой Ходжкина. Ранее этих пациентов пробовали лечить аутологичными стволовыми клетками, но многие из них погибали. А брентуксимаб, который сочетает целевые моноклональные антитела с искусственно созданной малой молекулой, дает мощный лекарственный эффект, вызывая гибель раковых клеток и подавляя их размножение. Уже в рамках клинических испытаний при лимфомах Ходжкина частота положительного эффекта составляла 73%, и почти 32% пациентов достигали полной ремиссии.

Выявление определенных биомолекул в составе семенной жидкости пациента, в свою очередь, феноменально помогает ранней и точной диагностике рака предстательной железы и оценке тяжести опухолевого процесса, сообщил Сергей Сучков. "Для сравнения, в прошлом у пациентов из-за многочисленных ложноположительных результатов без необходимости брали биопсию. Им назначали неадекватную терапию даже при доброкачественных формах опухоли, которые можно было бы оставлять нетронутыми", — пояснил он.

Идентификация в крови таких биомаркеров, как единичные трансформированные клетки, помогает оценивать совокупные риски метастазирования, контролировать эффективность лечения и прогнозировать возможные рецидивы, а также проводить доклиническую диагностику скрытого предракового состояния. Это новый, высокоинформативный и надежный биомаркер для диагностики и предсказания онкозаболеваний, способный прогнозировать выживаемость пациентов с метастатическим раком на различных стадиях в ходе лечения.

"В последние годы набирают популярность и биомаркеры следующего поколения – семейства так называемых микроРНК, обнаруживаемые в плазме крови при раке молочной железы, раке легкого, раке кишечника и других онкозаболеваниях. Использование этих биомаркеров помогает врачу-химиотерапевту определить чувствительность пациента к различным видам таргетной терапии, включая новейшие комбинаторные протоколы. Подобная практика распространена пока только в клиниках США и Европы. В России же она пока существует в зачаточном состоянии", — рассказал завкафедрой МИФИ.

В поисках идеального биомаркера

Идеальный биомаркер, по мнению экспертов, должен соответствовать ряду критериев в зависимости от того, как он используется: (а) его желательно определять неинвазивными методами, и он должен указывать на существование опухоли до появления первых клинических симптомов; (б) он должен быть чувствительным к сдвигам в самом опухолевом процессе (например, к ответу на терапию или хирургические вмешателство); (в) он должен легко переходить из модельных систем в клиническую практику как интерпретируемый параметр, не вызывая сомнений у врача.

Для внедрения биомаркеров необходимо разработать процесс их валидации и стандартизировать процедуру приготовления биообразцов, создавая наборы надежных методов скрининга и оценки биомаркеров в качестве стратегического участника персонализированной и прецизионной медицины.

Сегодня в мире стремительно растет рынок технологий, связанных с биомаркерами, в том числе для онкологических заболеваний. На это влияют стремительный рост онкозаболеваемости населения, сочетающиеся с успехами в диагностике и лечении.

"Поиск новых биомаркеров крайне необходим, причем масштабы такого поиска следует поэтапно расширять, затрагивая и "молчащие" (кажущиеся "нерабочими" на сегодняшний день) области генома. Для этого необходимо развивать сотрудничество академической и университетской науки, с одной стороны, биофармацевтических и медико-диагностических компаний, с другой, привлекая в ходе развития инициатив венчурные и грантовые фонды", — считает Сергей Сучков.

При этом, по его мнению, все заинтересованные группы лиц должны участвовать в принятии решений или определять пути использования промежуточных и финальных результатов исследований. Это необходимо для разработки таргетных лекарственных препаратов принципиально новых поколений.