Ещё

Смерть по убеждению. Почему ВИЧ-диссиденты отказываются верить в вирус? 

Фото: АиФ Иркутск
В информационных сообщениях о смерти ВИЧ-инфицированных людей среди причин зачастую упоминают убеждения погибшего или его родных о том, что болезнь не лечили, потому что считали, что её попросту не существует.
Сразу о двух громких случаях смерти людей, которые не получали терапию от ВИЧ, стало известно в нынешнем апреле — в конце зимы в Иркутске от тяжёлого поражения лёгких умерла пятимесячная девочка. Её ВИЧ-инфицированная мать отказалась принимать лекарства сама и лечить ребёнка, потому что считает: вирус иммунодефицита человека — это болезнь, которой нет.
Весной от многочисленных инфекций, свидетельствующих о СПИДе, умерла 35-летняя иркутянка — мать троих детей. Женщина отказывалась проходить обследования и лечиться, в силу религиозных убеждений, а также, предположительно, под влиянием движения отрицателей болезни — ВИЧ-диссидентов, к которым относится и её супруг.
Маленький человек и суровый закон
Новость о девочке, которая умерла, не прожив и полугода, моментально разлетелась не только по региональным, но и по федеральным СМИ. Врачи так и не смогли убедить ни мать малышки, в том, что ребёнка нужно лечить от ВИЧ, ни судей — в том, что делать это необходимо без разрешения родительницы, ВИЧ-инфекцию в организме которой медики нашли больше пяти лет назад.
Однако принимать лечение она тогда отказалась и встретилась с докторами лишь в прошлом году, когда ждала ребёнка. Врачи опять настоятельно рекомендовали ей начать приём терапии, чтобы вирус не передался будущему малышу, однако в ответ женщина просто открепилась от консультации и исчезла из поля зрения медиков. В следующий раз 28-летняя женщина появилась в больнице уже перед родами. Ей провели экспресс-тестирование на ВИЧ, показавшее положительный результат, однако от химиопрофилактики она снова категорически отказалась.
После того, как девочка родилась, врачи подали иск в суд с требованием начать лечение ребёнка, однако дело проиграли — из-за материнских препятствий к обследованию диагноз у новорождённой ещё не был подтверждён. Второй гражданский иск в суд по защите прав ребёнка подали уже сотрудники детской поликлиники, которые приходили домой к этой семье, но служители Фемиды вновь не встали на их сторону — суд решил, что интересы младенца нужно отстаивать не в гражданском, а в административном порядке.
«Законодательство по вопросам ВИЧ-инфекции несовершенно, и существующая судебная практика всё ещё немногочисленна и противоречива, поэтому к подобным разбирательствам необходимо тщательно готовиться, чтобы учесть все возможные нюансы, да и сам суд нередко продолжается длительное время. В этом случае врачи пытались действовать как можно быстрее, поскольку были реальные опасения, что девочка долго не проживёт», — поясняет главный врач Иркутского областного центра по профилактике и борьбе со СПИД и инфекционными заболеваниями Юлия Плотникова.
Неверующей матери много раз говорили, что ребёнка можно было спасти, если бы лечение начали вовремя, более того, болезнь девочки можно было бы предотвратить, если бы женщина начала приём терапии во время беременности. Но она упорно твердила, что ВИЧ — это миф. Думая, что у неё хотят отобрать дочь, иркутянка выгоняла докторов, пришедших ей помочь, угрожала вызовом полиции и физической расправой. Врачи Ивано-Матрёнинской детской больницы боролись за угасающую жизнь малышки 2,5 недели, но мать до сих пор винит в случившемся не себя, а людей в белых халатах. Притом у женщины есть ещё двое детей, которые учатся в начальных классах школы.
Следственный отдел по Ленинскому району Иркутска СУ СКР по региону возбудил по признакам преступления иркутянки уголовное дело по статье «Причинение смерти по неосторожности».
Спасёт сила молитвы?
Второй трагический случай — шокирует не меньше. В этой истории жертвами также могут оказаться трое детей, ВИЧ-инфицированная мать которых умерла от многочисленных инфекций, свидетельствующих о том, что вирус перешёл в терминальную стадию — в СПИД. Женщина семь лет стояла на учёте как ВИЧ-инфицированная, однако от лечения отказывалась, считая, что применение терапии — это выражение сомнений в силе Творца.
«Пациентка лежала в реанимации неделю. Всё это время врачи боролись за её жизнь. Однако муж, которому женщина доверяла информацию о своём здоровье, и который выступал в качестве её доверенного лица перед медицинскими работниками, запрещал давать ей препараты антиретровирусной терапии, — рассказал пресс-секретарь Центра СПИД Василий Бучинский. — По информации, полученной от знакомых пары, женщина сама придерживалась убеждений в том, что её спасёт сила молитвы».
Супруг погибшей иркутянки также состоит на учёте в связи с ВИЧ-инфекцией. О том, есть ли заболевание у детей пары, неизвестно, поскольку супруги не показывали их врачам для обследования на наличие вируса в организме.
«На мой взгляд, этой трагедии можно было бы легко избежать, если бы не религиозный фанатизм. Вера в Бога нисколько не противоречит многочисленным научным открытиям в области медицины. Более того, различные религиозные объединения разных конфессий — как крупных, так и порой весьма немногочисленных, — работают в постоянном контакте с нами, оказывают большую помощь в социальном сопровождении и лечении наших пациентов. И за это мы им бесконечно благодарны», — пояснила Юлия Плотникова.
Оттенки диссидентства
Юлия Плотникова говорит, что два этих случая — яркие примеры ВИЧ-диссидентства, в Иркутской области это движение очень распространено.
Как уточнил в разговоре с корреспондентом «АиФ-Иркутск» Василий Бучинский, точно сказать, сколько ВИЧ-диссидентов в Приангарье невозможно, однако с начала 2017 года в Иркутской области было четыре случая отказа женщин от терапии во время беременности. Между тем, по мнению Бучинского, людей, считающих ВИЧ выдумкой, становится меньше. Он говорит, что это видно по новостным сайтам — раньше комментарии под сообщениями, касающимися темы ВИЧ, оставляли в основном те, кто считают болезнь выдумкой. Теперь стало больше людей, которые пытаются переубедить диссидентов.
Кстати, диссидентство может проявляться по-разному — не только в полном отрицании существования болезни, некоторые ВИЧ-положительные люди принимают факт, что такое заболевание существует в принципе, но не желают признавать того, что оно может быть выявлено именно у них. Мать, маленькая дочка которой погибла, например, заявила врачам о том, что у неё не было рискованных ситуаций, последствием которых могло бы стать заражение вирусом иммунодефицита. Также Василий Бучинский рассказал, что знает о случаях, когда пациенты спокойно общаются с врачами и получают антиретровирусные лекарства, но выходя из больницы, отправляют препараты в мусорный бак. Это тоже вид отрицания болезни.
«Большинство из попавших под влияние ВИЧ-диссидентов всё же со временем меняют свою точку зрения — в основном, на поздних стадиях, когда болезнь уже даёт чётко о себе знать. Но много и тех, кто остаётся верен своим смертельно опасным убеждениям, агрессивно отказывается от лечения и не даёт лечить своих близких», — говорит Василий.
Иркутская область — регион со всех сторон проблемный: во-первых, по числу ВИЧ-положительных людей Приангарье находится в тройке «лидеров» по России, во-вторых, диссидентов всё ещё много, волну отрицания болезни больше десяти лет назад активно поддерживал даже… иркутский врач-патологоанатом, выдававший себя за клинициста. Он был уверен, что СПИД — выдуманная болезнь, и рассказывал об этом студентам-медикам. К счастью, продолжалось такое «образование» недолго.
Впрочем, «полем» для пагубной активности или скорее смертельно опасного бездействия отрицателей существования вируса становится не только Иркутск. В ноябре прошлого года суд вынес решение по делу жительницы Краснокамска Пермского края, которая три года ничего не делала, чтобы спасти своего ВИЧ-инфицированного сына: не давала ему препараты, не водила на приём к врачам, хотя знала о болезни ребёнка. Мальчик умер, когда ему было восемь лет. Свободу его мамы, осуждённой по статье «Причинение смерти по неосторожности» суд ограничил на 1,5 года.
Похожий случай, вызвавший широкий резонанс в обществе, произошёл в прошлом году в Тюмени — там убеждённая ВИЧ-диссидентка отказалась лечить от вируса иммунодефицита свою двухлетнюю дочь. Женщина узнала о том, что больна во время беременности, но мужу правду не раскрыла, бросив только, что заразилась «непонятной» инфекцией. Лечиться сама и давать терапию ребёнку женщина отказалась. Её дочка умерла, не дожив до трёх лет. Только после этого тюменка, осуждённая за причинение смерти по неосторожности, пересмотрела свои взгляды, поверила в болезнь и начала лечиться.
Кстати
В Иркутской области живёт 35,5 тыс. человек с подтверждённым диагнозом, каждый год на учёт ставят около 3 тыс. жителей с выявленной болезнью. Согласно данным Центра СПИД, в настоящее время наиболее частой причиной заболевания становятся незащищённые гетеросексуальные контакты, на втором месте с большим отрывом в печальном рейтинге следует нестерильное употребление инъекционных наркотиков.
Поскольку ВИЧ-инфекция зачастую не имеет специфических симптомов, единственный способ узнать свой статус, по словам врачей, это сдать тест на вирус. Его рекомендуют проходить всему взрослому населению один раз в год.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео