Новости
Коронавирус
Болезни и лекарства
Наука
Народная медицина
ЗОЖ

Теория вечного кайфа: как связаны секс, религия и наркотики

О, закрой свои бледные ноги, побойся бога
Теория вечного кайфа: как связаны секс, религия и наркотики
Фото: НожНож
Все примерно ясно с запретом на наркотики. Начни добропорядочный воцерковленный бухгалтер ширяться героином, очень скоро он приползет в притон закладывать бумаги работодателя, фамильную иконку и почку своей жены. Но если он вовремя взглянет на крест под накрахмаленным воротником, соблазн стать торчком может и исчезнуть. Так, религия выступает в качестве идеального настоятеля, спасающего душу бухгалтера, а заодно и общества в целом, от плутания по ломбардам и сомнительным ссылкам Tor’a. Но чем же не угодил секс?
Одна из современных научных теорий и вовсе называет секс истинной причиной возникновения религии.
Наибольшей одержимостью и по сей день отличаются авраамические религии. Вместе взятые, они наплодили невероятное количество абсурдных рекомендаций.
Католичество в свое время регламентировало допустимые позы (ни минета, ни догги-стайл, ни даже стоя). Иудаизм заставляет женщин после завершения критических дней и мужчин после семяизвержения совершать ритуал омовения в микве (а также, каков контекст, тех, кто прикасался к мертвецу, болен гонореей и т. д.). Мусульманин, имея гарем наложниц, не может позволить себе групповой секс, даже если все «за» и любят друг друга пуще жизни. О гомосексуализме можно даже не заикаться.
В области теории несоответствие также можно устранить, но ужасно перверсивным и еще более абсурдным способом: разделив божественную природу человека и его греховную плоть.
В таком случае секс, дарующий жизнь, превращается в связующее звено. И если, к примеру, неортодоксальный иудаизм называет его священным порталом между телом и духом, то большая часть конфессий, в особенности христианство, рассматривают секс как функциональный, но так себе способ продлить жизнь виду. Наиболее весомый аргумент в этой войне — концепция грехопадения.
В ранние времена история Адама и Евы не трактовалась как падение женщины и мужчины. Более того, античность, с ее культом плоти, празднества и поэтизации того и другого, стыдилась легенды про волшебного змея и двух нагих асексуалов и интерпретировала ее аллегорически. Эдем — как идеальное состояние души, мир платоновских идей. Изгнание — как потерю золотого века, цельности личности, набоковского детства Земли. Легенда о потерянном рае прочитывалась как угодно, но только не буквально — как наказание за вожделение. Так было вплоть до конца IV века, пока на теологическо-литературном небе не зажглась звезда Аврелия Августина Иппонийского.
Гарвардский профессор в статье с многообещающим названием «Как святой Августин изобрел секс» подробно анализирует, как и почему христианский богослов создает концепт грехопадения.
Будучи крайне сексуально активным мужчиной, Августин уже в зрелом возрасте принимает христианство и обет монашества. Будучи еще и амбициозным писателем-философом, он также решает эффектно и доказательно обосновать, зачем кому-то может понадобиться отказ от оргазма во имя Бога.
Для этого он на 180 градусов разворачивает Книгу Бытия и трактует изгнание из Эдема как достоверное событие, а значит, и реальное возмездие за вполне конкретное действие. Тем самым он радикально меняет традиционный взгляд на ряд прекрасных понятий: страсть интерпретируется им как похоть, тело — как заклейменное злом, а секс во имя наслаждения — как морально неприемлемое занятие. Трактовка прижилась, вцепилась в культуру и воспитание, словно клещ, и по сей день вызывает массу неврозов, как и образ карающего Бога в целом.
Иной взгляд на сексуальность имеют многие восточные учения. Индуизм включает каму в одну из четырех пурушартх, то есть главных целей человеческой жизни (пусть и на условиях не самой возвышенной).
Даосизм рассматривает женщину как источник бесконечной энергии, увеличивающейся с каждым оргазмом и открывающей путь к бессмертию, высшей цели воина Дао. Тантристы и вовсе повернулись на раскрытии Божественной Природы через сексуальность. Эти и многие другие учения объединяет одно и то же понимание: телесность есть портал в более тонкий мир, а оргазм равноценен мистическому переживанию.
О, раскрой свои бледные ноги, побойся мозга
«Духовность, сексуальность и мозг связаны воедино страстью. Влюбленные переживают мистический опыт», — заявляет Дэниел Дж. Амен, нейробиолог и нейропсихиатр, который одним из первых стал использовать КТ головного мозга в психиатрии. Заявляет он это в ходе дискуссии круглого стола, где до него в том же духе высказались психиатр из и четыре специалиста по эзотерике (среди которых числились католик, иудей и представитель ислама). Не без юмора он прибавляет, что «влюбленные, чтобы вызвать состояние романтического экстаза, часто используют те же средства, что и религиозные лидеры: музыку, свечи, поэзию и единение». Так Дэниел Дж. Амен обобщает восхитительный тезис «сексуальный экстаз — аналог божественного», который он выдвинул на основе исследований нейробиологии в этой области.
В доказательство теории Амен приводит данные о научных исследованиях правого полушария мозга, в частности височной доли, которые многие ученые связывают с духовными переживаниями. Ее неофициальное научное название — «зона Бога».
К примеру, нейробиолог и естественный философ Майкл Персингер, считает, что способность переживать опыт единения с божественным, появилась в следствие эволюции мозга. Более того, она имеет и конкретный нейромедиатор — височно-долевые транзиенты (естественные электрические всплески в височной доле). В ходе экспериментов Персингера выяснилось, что при стимулировании нужной области импульсом низкого напряжения ее владелец испытывает религиозное откровение: ощущает единение с Богом или его фактическое присутствие поблизости.
Таким образом, сексуальный и божественный экстаз с точки зрения нашего мозга — явления одного порядка (по крайней мере, у женщин).
Интересно следующее: во время исследований воздействия кокаина наркотик обрабатывают радиоактивными изотопами, чтобы отследить, какая часть мозга активизируется под его воздействием. На экране подсвечивается только одна область — базальные ганглии.
Группа ученых из Университета штата Юта провела исследование с участием 19 последователей мормонской церкви (в США — четвертая по численности). В ходе эксперимента верующие инициировали религиозное переживание путем прослушивания речей миссий, чтения отрывков священных писаний, просмотром фильмов на библейские сюжеты и т. д. Для чистоты анализа ученые выбрали тех участников эксперимента, которые оценивали свое религиозное чувство как сходное с реакцией на богослужение (экстаз, умиротворение и чувство тепла). ФМРТ-визуализация показала, что в момент наибольшего воодушевления (испытуемые нажимали на специальную кнопку), активировалась в том числе и область прилежащего ядра.
Таким образом, наш мозг регистрирует оргазм, наркотический приход и религиозное чувство похожим образом. Однако мистический опыт, описанный Святым Августином (и не им одним) предполагает куда более сильный эффект, чем простой экстаз или умиротворение.
Используя терминологию Маслоу, речь идет о «пиковом переживании».
Так американский психолог обозначил явления, связанные с ощущением полноты существования, всеобщего единения и сознанием «абсолютной истины». По Маслоу, лейтмотив всех духовных писаний — метафорическое описание подобных состояний, созданное теми, кто их пережил, для тех, кому не посчастливилось. Peak experiences, во-первых, чаще испытывают люди, успешно реализовавшие личностный потенциал, во-вторых, такой опыт способен кардинально изменить мировосприятие любого человека, и, в-третьих, он вводит в состояние измененного сознания. Как вы понимаете, словарь приближается к категории «наркотики как опыт самопознания». Действительно, главным активатором «пиковых состояний» являются психоделики, что не раз подтверждали ученые и творческие личности со всего света. К тому же известно, что психоделики используются во многих религиозных культах в качестве медиатора.
Масштабные научные исследования в данной области пережили бум в 50-х, затем плавно перекатились в смуту из-за истерии рок-н-рольных 60-х и ненадолго ушли в забвение. Интерес к гигантскому потенциалу психоделиков обрел ренессанс уже в наше время с развитием нейронаук, которые и появились-то благодаря этим психоактивным субстанциям. Но из всего спектра веществ нас интересует лишь одно, главное в этом Pink-Floyd-параде, — диметилтриптамин, или ДМТ.
Титул главного ДМТ заслужил как единственный психоделик, который человеческий организм вырабатывает самостоятельно (к слову, мы производим и другие «наркотики» — к примеру, близкий морфию эндорфин).
Судя по данным легализованных исследований на людях, ДТМ-трип (то есть искусственное увеличение количества выработки молекулы организмом) — это отражение опыта святого Августина с отсылками к Тибетской книге мертвых и внетелесным путешествиям йогинов высшей лиги. Неудивительно, что (с подачи доктора медицины Рика Страссмана) ДМТ стали называть «молекулой духа». Эпифиз же еще Декарт называл «вместилищем души».