?

Мозг - сложнее Вселенной. Нейрохирург о том, почему люди заточены на боль

В 32 года Павел Шнякин стал главным нейрохирургом Красноярского края, доктором наук, доцентом кафедры нейрохирургии и неврологии. Но до сих пор помнит, как 15 лет назад врачи говорили ему, уборщику в краевой больнице, что врачом он никогда не станет.

Кризис молодого доктора

До самого последнего класса школы Павел Шнякин не мог определиться, кем стать ему во взрослой жизни. И только в 11-м классе решил: буду нейрохирургом. И загорелся этой мечтой. С головой ушёл в химию, которую раньше терпеть не мог. И поступил в медакадемию.

«Российские нейрохирурги учатся 6 лет в вузе, затем проходят первичную ординатуру по общей хирургии 2 года и ещё 2 года - нейрохирургическая ординатура. Итого 10 лет. Но это не значит, что через 10 лет мы получаем хирурга. Это, так сказать, заготовка, или, по-медицински, - ассистент. И даже после того как ассистент отработает 3-5 лет, нет никаких гарантий, что в итоге получится нейрохирург. Уровень сложности операций варьируется от 1-го до 10-го, - поясняет Павел Шнякин. - Кому-то никогда не достичь высшей ступени, а кто-то проходит этот путь легче».

По словам хирурга, вот эти первые годы после 20 лет учёбы и становятся решающими, они определяют, кому быть врачом. Очень часто разочарование от первой зарплаты бывает таким сильным, что медицина теряет подготовленного специалиста. Первые два года после учёбы - это период, когда наша медицина несёт максимальные потери. В это время молодой доктор не чувствует себя уверенным профессионалом, ему нужна постоянная поддержка, ведение дневников, советы старших. Добавьте низкую зарплату, и вот вам кризис - ради чего учился? Ради этих копеек?

След святого Луки

В своей работе хирург Шнякин не перестаёт удивляться человеческому мозгу. То, что у нас расположено под черепной коробкой, - вообще-то самая сложная структура во Вселенной. При этом мозг не претерпел сколько-нибудь серьёзных изменений со времён кроманьонца - по крайней мере, по весу.

«Мозг обладает очень высокой пластичностью, - делится Павел Геннадьевич. - После тяжелейших травм, с большими опухолями люди очень хорошо восстанавливаются. Дело в том, что мозг обладает способностью передавать полномочия повреждённых областей ещё не задействованным участкам. Представим себе: сильнейшая травма, повреждена большая область, и тогда новые структуры обучаются взамен «испорченных».

Так что мозг, особенно молодой, способен на настоящие чудеса. Между прочим, в кабинете у Шнякина есть иконка святого Луки, архиепископа Войно-Ясенецкого, который, невзирая на духовный сан, оставил не меньший след и как выдающийся хирург. И Павел Геннадьевич с удовольствием рассказывает случай из жизни святого. В 1921 году того привлекли к суду как врача-вредителя. Обвинителем выступал знаменитый латыш, чекист Петерс.

«Скажите, поп и профессор Войно-Ясенецкий, как это вы ночью молитесь, а днём людей режете?» Отец Валентин ответил: «Я режу людей для их спасения, а во имя чего режете людей вы, гражданин общественный обвинитель?» Следующий вопрос: «Как это вы верите в Бога, поп и профессор Войно-Ясенецкий? Разве вы его видели, своего Бога?» «Бога я действительно не видел, гражданин общественный обвинитель. Но я много оперировал на мозге и, открывая черепную коробку, никогда не видел там также и ума. И совести там тоже не находил». Обвинение против врача развалилось.

Инсульт, ЧМТ и опухоли

Последние 15 лет прогрессируют сердечно-сосудистые заболевания. По словам Шнякина, это прежде всего инсульты. По статистике, три человека на тысячу населения. Если умножить на трёхмиллионный край, получится страшная цифра. На втором месте черепно-мозговые травмы. Непрерывно дни и ночи машины скорой помощи везут пациентов с ЧМТ. Мозг поражается очень серьёзно, и при этом механически, затрагивая ткани. И на третьем мести - опухоли. Их тоже много - и первичных, и вторичных. Первичные растут непосредственно из вещества мозга, а вот вторичные опухоли более известны как метастазы. И если число первых стабильно уже 50-70 лет, метастазы наступают на человечество. Чаще всего старт они берут от рака лёгкого или молочной железы. Выживаемость очень низкая, причём не только у нас, но и во всём мире. Причин резкого увеличения случаев метастаз врач видит две.

«Техническое перевооружение медицины, это во-первых. Количество аппаратов МРТ увеличилось многократно, и, следовательно, выросла выявляемость. И вторая причина - люди стали доживать до стадии метастаз. Раньше рак убивал пациентов быстрее, они просто не доживали до такого этапа развития болезни».

Впрочем, со всесильем метастаз можно бороться, считает врач. Правда, сейчас единственное средство - это комплексное лечение и хирургия, и химия, и лучевая терапия - и всё без разрывов по времени. К сожалению, в крае таких больниц нет, да и в стране немного. Можно предупредить инсульты или, по крайней мере, снизить их вероятность. Курение, алкоголь, малоподвижный образ жизни - это то, что человек может изменить и дать себе лишний шанс пожить подольше. Может быть предрасположенность к инсульту, и тут уже медицина бессильна. Все случаи внезапных смертей имеют в происхождении врождённую патологию. Андрей Миронов умер от аневризмы. Даже ЧМТ можно предупредить, уверен доктор.

«Знаете, а ведь пока я не начал работать нейрохирургом, машину всегда ставил на стоянку, - смеётся он. - А вот после нескольких лет возни с ЧМТ теперь предпочитаю парковаться поближе к родному подъезду. Может быть, вероятность травмы от этого и не сильно снижается, но бережёного бог бережёт. Общество нынче озлобленное, молодёжь вообще без тормозов. Я слишком много видел людей, получивших инвалидность из-за 10 рублей в кошельке».

За свою хирургическую практику нейрохирург убедился, насколько хрупко тело человеческое. И череп, несмотря на размеры, имеет слабые места, где кость не толще бумаги. И профессиональный бокс смотрит с медицинских позиций, явственно представляя, что происходит с печенью спортсменов от ударов такой мощи. Как они живы?

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров