?

Без ножа режут

Фото: Lenta.ru

Когда речь заходит о медицинском туризме, на ум сразу приходят санатории, здравницы, термальные источники и прочий — в основном пенсионерский — отдых. Но сегодня «Лента.ру» расскажет о другой стороне этого явления, с каждым годом набирающего популярность.

Уже стало общим местом, что россияне ездят лечить зубы в Белоруссию и Китай, оперироваться — в Израиль и Германию. Но немногие знают, что и к нам в Россию приезжает немало народа со всего мира, чтобы сделать операцию по коррекции веса или фигуры в целом. Причем российские врачи владеют не менее передовыми технологиями, чем их коллеги из других стран, а главное — за цены значительно ниже средних мировых.

Бариатрия — это, говоря простым языком, оперативное лечение ожирения. Во всем мире операции на желудке и кишечнике в целях снижения веса проводятся более 60 лет, в России же — около 20.

Существует несколько модификаций таких операций, они различаются технологически и по стоимости. В основном все вмешательства проводятся лапароскопически (без больших разрезов).

Надо иметь в виду, что некоторым толстякам просто не помочь по-другому. Бесплодие, сердечно-сосудистые заболевания, диабет и инвалидность — последствия ожирения у каждого второго. Бариатрические операции помогают за несколько месяцев похудеть на десятки килограммов и сохранить результат на долгие годы. Поэтому для кого-то это последний шанс на полноценную жизнь.

«Лента.ру» побеседовала с бариатрическим хирургом, доктором медицинских наук профессором Вадимом Феденко о том, почему пациенты из других стран приезжают в Россию на операции по похудению и какие проблемы создают иностранцы, в том числе представители секс-меньшинств.

«К нам очень часто приезжают из других стран, но 99 процентов пациентов — это наши бывшие сограждане, которые, как правило, давно страдают избыточным весом и именно из интернета узнают о способах избавления от проблемы.

«Коренные» иностранцы тоже бывают, хоть и реже. Основной поток приходит из Норвегии, и причина кроется в особенностях их медицинской системы. У них все оплачивает государство, но для того, чтобы получить квоту на операцию по похудению, нужно пройти «семь кругов ада». Индекс массы тела должен быть не менее 50, пациент должен несколько лет заниматься с диетологом и так далее. На практике оказывается, что прооперироваться «по закону» в итоге очень сложно. Конечно, их правительство тоже можно понять, потому что людей с избыточным весом очень много. И если делать операции всем подряд, ни один бюджет здравоохранения это не потянет.

Курьезы с иностранцами тоже бывают. Одна норвежка приехала к нам оперироваться в возрасте 68 лет. Тут стоит оговориться, интересная дама. Во-первых, после того, как ее оформили в отделении и определили в палату, она вышла из больницы и спросила у людей, где находится ближайший ресторан. Потом она пошла в кафе при фитнес-клубе недалеко от здания клиники, искупалась в бассейне, наелась там всего, выпила, а потом не могла найти обратную дорогу. Кое-как на такси доехала… А потом она потребовала, чтобы в операционной с ней находился ее плюшевый мишка. Были вынуждены ей отказать…

Надо сказать, норвежек еще два года назад было очень много, причем они все были чем-то поразительно похожи. Некоторые потом признались, что являются членами норвежского ЛГБТ-сообщества. Возможно, они все были оттуда, иначе сложно объяснить, как они все, не зная русского языка, о нас узнавали. Вообще, в гей-культуре очень важна эстетическая сторона. Они иногда даже больше заботятся о своей внешности, чем натуралы. Представители меньшинств ищут партнеров, в первую очередь, по внешним данным, поэтому именно они у нас нередко оперируются.

В России цены на бариатрические операции значительно ниже. Например, в США желудочное шунтирование стоит 25-30 тысяч долларов. У нас — в 5-6 раз дешевле. Недавно была у нас русская пациентка из Таиланда, она сказала, что рукавная гастропластика там стоит миллион рублей. В нашей клинике — в 4,5 раза дешевле. Даже в Индии эта операция в два раза дороже. Хотя британцы, например, все ездят оперироваться в Индию и Пакистан, а американцы — в Мексику. В Россию они ни за что не поедут, у них так исторически сложилось. А к нам ехать — у них нет традиции.

В целом российская медицинская система не «заточена» под иностранцев. Персонал по-английски в основном нигде не говорит. У нас сайты есть на английском языке, но в части привлечения иностранных туристов они не работают вообще. Причем мы пытались в них вкладывать, чтобы «раскрутить», однако это не принесло никакого результата. С другой стороны, для нас иностранный пациент — это настоящая проблема. Мы не берем с них больше денег, чем с россиян, а технических и временных затрат с ними возникает много. Зачастую приходится организовывать им трансфер, лично участвовать в оформлении всей документации (в случае с русскоговорящими это делает младший персонал). У нас и так очень много пациентов, запись на несколько месяцев вперед.

Также большой проблемой является необходимость организовать пациентам обследование после наших операций. В некоторых странах (например, в Германии) нельзя, как у нас, — просто прийти в лабораторию и сдать анализы, без направления от врача. После операций такие пациенты вынуждены специально прилетать, чтобы пройти здесь все необходимые процедуры.

Была, например, пациентка из Германии. После желудочного шунтирования у нее развился стеноз анастомоза (сужение соединения между кишечником и желудком). Мы такую проблему решаем за 15 минут — элементарная процедура. Она ехать к нам отказалась, а там ее положили в местную больницу и сначала стали лечить капельницами (непонятно от чего), а потом зачем-то вырезали ей желчный пузырь. Так она промучилась около полутора месяцев, а потом еле живая доехала до нас — из самолета ее привезли на каталке. Тут мы ее приняли и очень быстро привели в чувство».

После бариатрических операций и резкого похудения пациенты нередко обращаются к пластическим хирургам для удаления образовавшихся излишков кожи. Такие операции в России также стоят на порядок дешевле, чем в других странах.

Заместитель главного врача по хирургии, пластический хирург ЦКБ при Российской академии наук Ирина Кузьмина рассказала о том, как иностранные пациенты решаются приехать в Россию на операцию и почему они так странно себя ведут.

«От общего числа пациентов иностранцы составляют 5-7 процентов. С каждым годом их становится все больше. В нашей больнице отделение пластической хирургии работает уже 20 лет, поэтому многие узнают о нас благодаря сарафанному радио. Также значительная часть пациентов находит больницу благодаря сайту в интернете. Еще у нас учатся студенты медицинского факультета Российского университета дружбы народов (РУДН), которые привозят на операции своих родственников и друзей из разных стран. Чаще всего — из Пакистана.

Взаимодействие с иностранцами организовано по-разному. Зависит от того, в каком статусе они к нам приезжают. Если пациенты обращаются через посольство — это самый удобный вариант: вместе с ними приезжают переводчики, через которых мы общаемся. Так намного проще объяснить человеку, что будет с ним происходить. Опять же — вся договорная и юридическая база у нас не переведена на иностранные языки. В Москве вообще единицы таких клиник, и цены в них значительно выше, чем у нас, — практически такие же, как за границей.

Если пациентов привозят студенты — они сами выступают в качестве переводчиков. Самый сложный вариант — когда иностранцы приезжают к нам самостоятельно, но даже в таких случаях мы выходим из ситуации. Все врачи говорят по-английски, персонал тоже владеет элементарными знаниями. Хотя в этом вопросе мы еще находимся на стадии становления: только начинаем развивать сайт больницы, планируем заняться переводом всех документов.

Иностранные пациенты считают, что клиника — это та же гостиница. Они свободно перемещаются по больнице и делают все что захотят. К ним в любое время приходят посетители, и санитарно-эпидемиологический режим там соблюдается не так строго, как в России.

Чаще всего из других стран пациенты приезжают к нам на блефаропластику (пластика век), почти так же популярна пластика груди, на третьем месте — абдоминопластика. Немного реже делаем подтяжку лица. Остальные операции проводим не так часто — это всевозможные липосакции и липофилинги, рино- и отопластики. Цены в России в среднем намного ниже, чем за границей. Иногда в десятки раз. Причем несмотря на то что мы все используем качественные импортные материалы. Работа хирурга — основная составляющая цены пластических операций, и у нас она значительно ниже».

Невзирая на доступность эстетической хирургии в России, все же не стоит переедать во время праздников. Это может вам дорого обойтись (во всех смыслах этого слова). Помните, что здоровье не купишь.

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров