?

Химиотерапия в России станет доступнее?

Фото: BFM.RU

Курс химиотерапии может стоить и 60 тысяч рублей, и более 600 тысяч. Онкологи жаловались, что тариф ОМС иногда покрывает только половину суммы или даже еще меньше. С другой стороны, есть много претензий и к самим медикам — например, о поборах в онкоцентре на Каширке ходят легенды. К нему были замечания и у Генпрокуратуры.

В самом центре Блохина разводили руками: тарифы ОМС не покрывают расходы на лечение. Но когда они вырастут в полтора-два раза, проблема решится, говорит Михаил Давыдов, недавно покинувший пост директора Онкоцентра имени Блохина.

Михаил Давыдов бывший директор Онкоцентра имени Блохина «Мы много раз говорили, что некоторые тарифы не полностью покрывают затраты на лечение пациентов по ОМС, не в полном объеме. Поэтому, если увеличить на 80%, это позволит решить проблему существенно».

Сейчас обычна такая ситуация: пациенту назначают химиотерапию по месту жительства. Но в реальности нужных лекарств просто нет. Остается либо ждать своей очереди, либо закупать на свои деньги. И повышение тарифов, по сути, не решает проблему, говорит химиотерапевт Онкологического центра имени Блохина Алексей Трякин.

Алексей Трякин химиотерапевт Онкологического центра имени Блохина «Для большинства регионов система выглядит следующим образом: местный фонд ОМС в начале каждого года распределяет объемы финансирования. И они каждой клинике говорят: мы вам разрешаем пролечить за год, ну, например, 10 тысяч пациентов. Либо им выделяют определенный лимит в деньгах. И я знаю клиники в регионах, которые весь план выполняют уже летом, и дальше, до конца года, сидят без денег. И что в такой ситуации они вынуждены делать в больнице? Они продолжают работать. Персоналу продолжают платить зарплату. Потому что не платить ее нельзя, так как надо выполнять майские указы президента. На коммунальных платежах нельзя экономить, так как отключат. И начинается экономия на лекарствах. Все это происходит от того, что денег в фонде ОМС больше не становится! Поэтому тарифы ОМС можно и нужно повышать. Только какой регион сможет позволить лечить всех пациентов за такие деньги?»

Как заключает врач, «пока в системе не станет больше денег, никаких кардинальных улучшений финансирования» он не видит. Но каждый год траты на лечение онкологических больных растут, и не на 2-3%, а в двузначном выражении, поскольку появляются новые препараты, которые на порядок дороже. Комментирует глава ГБУ НИИ Организации здравоохранения Москвы Давид Мелик-Гусейнов.

Давид Мелик-Гусейнов директор ГБУ НИИ организации здравоохранения и медицинского менеджмента «Во всех странах мира, кроме России, подчеркиваю, есть такое понятие, как «порог готовности платить». То есть страховые фонды либо государственный бюджет платят до какого-то момента, какого-то уровня, а дальше к лечению этого пациента присоединяются внебюджетные фонды, спонсорские пожертвования, средства самого пациента. В России все не так, в России программа государственной гарантии всеобъемлющая. Если препарат есть в системе государственной гарантии, лекарственный препарат, я имею в виду, то им обязаны обеспечить. Помогут ли повышенные тарифы регионам увеличить, скажем так, объемы оказания медицинской помощи? Помогут. Решат ли увеличенные тарифы 100% проблемы в онкологии? Никогда не решат, никаких денег на это не хватит».

Расходы на программу госгарантий в следующем году увеличат на 333 млрд рублей. Сумма выглядит внушительной, но эти деньги пойдут далеко не только на онкологию.

Один из опрошенных Business FM онкологов и о проблеме, которая касается того, как рассчитываются тарифы: «Например, на химиотерапию закладывается 50 тысяч рублей, из них 45 тысяч — это стоимость химпрепаратов. Они считают, что за оставшиеся 5 тысяч можно людям платить зарплаты, сделать обследование, поддерживающую терапию провести, заплатить коммуналку. Но на самом деле это не так», — заключил наш собеседник.

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров