Ещё

Как ускорить развитие медицины и фармакологии в Сибири 

Как ускорить развитие медицины и фармакологии в Сибири
Фото: Российская Газета
Российская газета: Ваш институт превратился в федеральный исследовательский центр — произошло объединение с Сибирским НИИ растениеводства и селекции, НИИ клинической и экспериментальной лимфологии, НИИ терапии и профилактической медицины. Что изменилось?
Николай Колчанов: Объединение имело эффект синергии. Новые филиалы усилили научную инфраструктуру за счет ресурсов ИЦиГ — приборной базы, центров коллективного пользования, SPF-вивария. С другой стороны, стала более прочной связь фундаментальной и прикладной науки в сфере медико-генетических исследований. Мы реализуем проекты полного цикла, основанные на передовых достижениях генетики, медицины и биоинформатики. Одно из перспективных направлений — поиск эффективных методов борьбы с онкозаболеваниями.
РГ: Насколько удалось продвинуться в поиске эффективных методов лечения рака?
НК: В нашем центре над этой задачей работает несколько научных коллективов, но в числе перспективных направлений отмечу работу лаборатории индуцированных клеточных процессов во главе с д.б.н. . Наука уже пришла к выводу, что источником опухоли является злокачественная стволовая клетка. С этим, кстати, связывают и механизм формирования метастазов, и внезапные рецидивы, казалось бы, излеченной болезни: достаточно уцелеть одной стволовой клетке, и она может в любой момент запустить процесс образования новой опухоли. Наши сотрудники выявили у этих клеток уникальное свойство — они оказались способны захватывать экстраклеточные фрагменты ДНК.
Используя такой механизм, ученые смогли пометить раковые стволовые клетки (введя в них ДНК-зонд, меченый флуорохромным красителем). Теперь мы можем отследить, все ли раковые стволовые клетки уничтожены. Если нет, говорить об излечении рано, поскольку сохраняется опасность рецидива. В дальнейшем, используя это свойство, можно будет проводить нацеленное воздействие именно на стволовые клетки как на причину возникновения заболевания. И сейчас группа сотрудников нашего института ведет работу над стратегией такого лечения, основанной на разработанной ими технологии «Каранахан» ("убивающий причину", санскрит).
РГ: Помимо онкологии, существуют и другие опасные заболевания — например, болезнь Альцгеймера. Может ли генетика справиться с ними?
НК: У болезни Альцгеймера есть две формы возникновения — наследственная и спорадическая. На вторую форму приходится 95 процентов случаев, но причины, которые ее вызывают, достоверно не установлены, поэтому не было моделей, на которых ее можно было бы изучать. И здесь помогла генетическая линия лабораторных крыс OXYS, созданная в ИЦиГ (под руководством д. б. н. Натальи Колосовой) для изучения галактоземии, нарушения обмена веществ. У них спонтанно развился целый комплекс старческих заболеваний, включая болезнь Альцгеймера.
Работая с этими животными, наши ученые установили, что нарастающая с возрастом дисфункция митохондрий — основного источника энергии клеток — может служить ключевым фактором риска для развития ряда нейродегенеративных заболеваний, в том числе болезни Альцгеймера. Но если вводить в митохондрии клеток крыс антиоксидант SkQ1, работа клеток восстанавливается, и прогрессия заболевания замедляется. Конечно, эти результаты требуют дополнительной проверки. И если они окажутся верными и для человека, это поможет справляться с целым рядом опасных болезней.
РГ: В чем сейчас заключаются основные трудности выведения полученных в лабораториях препаратов на потребительский рынок?
НК: Необходимы лаборатории и виварии, такие, какими располагает наш центр, способные проводить доклинические исследования, стандартизованные по системе GLP. Но таких в России единицы. Есть трудности в организации международных многоцентровых клинических исследований. А без них невозможны международная регистрация и продвижение препарата на мировые рынки.
Кроме того, существуют и бюрократические барьеры. Но все эти проблемы вполне решаемы, было бы желание. Так, мы подготовили проект полного цикла «Поиск новых фармацевтических мишеней, разработка и производство новых фармпрепаратов», основанный на интеграции различных подразделений ФИЦ. Проект включает компьютерное моделирование действия препаратов, тестирование на культурах клеток, доклинические и клинические испытания и запуск производства готовых лекарств.
РГ: Эффективен ли курс на импортозамещение?
НК: Программа импортозамещения, безусловно, резко ускорила развитие фармакологической отрасли, особенно ее производственного сектора. Каждый год процент отечественных лекарственных препаратов из списка жизненно важных значительно увеличивается.
Видео дня. Что делать, если стреляет в ухе
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео