?

«200 женщин были обречены». На Урале раковых больных пытались лечить водой

Фото: АиФ Урал

В Свердловской области вскрыта афера с поставкой дорогостоящих препаратов для лечения рака. В конкретном случае, речь идет о закупке по подозрительной схеме лекарств на сумму 20 млн бюджетных рублей. Но это лишь верхушка айсберга, полагают в Свердловской областной прокуратуре. Масштабы криминального бизнеса, в котором препараты воруют и буквально сумками развозят по регионам России, еще предстоит изучить силовикам.

Вместо химиотерапии – физраствор

Эта криминальная история началась в Екатеринбурге еще летом 2017 года. Тогда Свердловский областной онкологический диспансер провел тендер на закупку противоопухолевых препаратов, среди которых был «Рутуксимаб», в России выпускающегося под торговыми марками «Ацеллбия» и «Мабтера». Как рассказал «АиФ-Урал» начальник управления по надзору за выполнением федерального законодательства Свердловской облпрокуратуры Андрей Курьяков, схема закупки была традиционной – через конкурс. На нем выбирался поставщик с наиболее выгодной ценой предложения.

Конкурсная схема поставки находится в «прозрачной» цепочке продаж, где, как правило, известны и производитель, и оптовики, и розничная сеть. Например, московское ЗАО «Биокад» отпускал «Ацеллбию» по цене примерно 150 тысяч рублей за курс лечения, а оптовик, закладывая свою прибыль, продавал препарат больницам, участвую в конкурсах на поставку. Но в случае со свердловским онкодиспансером в схему вклинился никому неизвестное предприятие ООО «Аргентум». Коммерсанты с офисом в Екатеринбурге заявились на конкурс с ценой вдвое ниже, чем у производителя и – выиграли тендер на сумму в 20 млн рублей. С минимальной ценой не выиграть они просто не могли – таковы правила.

Ситуация показалась подозрительной главврачу онкодиспансера Вячеславу Шаманскому. Решив проверить поставщика, он обратился в ЗАО «Биокад» и получил ответ, что ни на российский рынок, ни оптовикам, ни тем более в аптечную сеть такое количество «Ацеллбии» производитель не поставлял. Легально взять лекарства было негде. Понимая это, Шаманский обратился к силовикам с просьбой выяснить, откуда были взяты препараты, которых нет в свободной продаже.

Для онкодиспансера ситуация складывалась патовая: подозрительный препарат нужно было либо выкупать, либо... судиться с не менее подозрительными поставщиками. К слову, документы на столь необходимую раковым больным «химию» по большинству признаков были в порядке. Не хватало лишь доказательств законного приобретения препарата у производителя, но это правила конкурсной закупки допускали.

Дорогу жуликам

По словам Андрея Курьякова, по заявлению Шаманского кроме прокуратуры к расследованию подключилось свердловское управление ФСБ и полиция. Проанализировав ситуацию, силовики поняли, что арестовывать поставщика, готового уже получить деньги, не имеет никакого смысла. Дело в том, что противоопухолевый препарат при неправильном хранении или просрочке превращался в безобидный физраствор, и привлечь за продажу опасного вещества было бы невозможно. Иное дело, что испорченный препарат был опасен тем, что не помогал бы пациенткам, лишал бы их шанса выжить.

«Если человек, больной диабетом, колет себе инсулин, то спустя короткое время он понимает, действует он или не действует. С онкопрепаратами результат виден лишь через долгое время. Если он не подействует, время упущено, а человек обречен. Можно подсчитать: 200 доз – 200 женщин, кто из них мог получить физраствор вместо лекарства?», - говорит прокурор. Кроме областного онкодиспансера «Аргентум» поставлял противоопухолевые препараты в больницы других городов Свердловской области, в том числе в Ревду. Настороженность проявил лишь господин Шаманский.

За пару дней до завершения сделки силовикам пришлось пойти на хитрость. У «Аргентума» была запрошена дополнительная документация, которая должна была показать правильность хранения препарата, главным образом, соблюдение температурного режима. И после этого запроса поставщик... снялся с конкурса. В прокуратуре уверены, что коммерсанты не могли обеспечить все правила хранения.

Дальше – больше. Кирьяков рассказывает, что одновременно с началом расследования против «Аргентума», начали срабатывать межведомственные связи. В Екатеринбург прибыла оперативно-следственная группа из Санкт-Петербурга, которая уже расследовала уголовное дело с интересной фабулой. Питерским силовикам было известно, что одна из местных клиник закупила избыточное количество противоопухолевых препаратов на сумму 55 млн бюджетных рублей. Провернув махинации с отчетностью, медики вывезли часть дорогостоящих медикаментов в разные регионы страны с целью сбыта. Полицейским удалось узнать, что часть лекарства ушла и в Свердловскую область. Таким образом была установлена схема работы «серого» или даже «черного» рынка препаратов.

Верхушка айсберга

Полученная от питерских коллег информация, а также имеющиеся улики помогли свердловским силовикам возбудить уголовное дело по факту подделки документов на лекарственные средства. В деле пока нет фигурантов, но имеются достаточно веские причины подозревать в попытке сбыта просроченных лекарств, ставших, возможно, «пустышками». Вся партия за 20 млн рублей, изъятая у «Аргентума», хранилась в бытовом холодильнике в одной из квартир в Екатеринбурге. Часть этих медикаментов отдали питерским силовикам, чтобы те сопоставили увезенные образцы с похищенными из Санкт-Петербурга.

В этой истории, рассказывает Курьяков, хорошо одно: подозрительным медикаментом не успели «пролечить» ни одну из свердловских пациенток онкодиспансера. Больше того, свердловским управлением антимонопольной службы совместно с областным минздравом была разработана инструкция, по которой каждый из потенциальных участников закупок должен подтверждать законность приобретения лекарств у производителя. Это должно предупреждать махинации в дальнейшем.

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров