?

Главный трансплантолог России – о проблемах пересадки органов

Фото: Москва24

50 лет назад, в декабре 1967 года, хирург Кристиан Барнард пересадил в Кейптауне 54-летнему Луису Вашканскому сердце девушки, попавшей в автокатастрофу. О том, как в России пересаживают органы, почему их не хватает и что изменит новый закон о пересадке органов, рассказал на лекции главный трансплантолог Минздрава, руководитель Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов имени Шумакова Сергей Готье.

Тысяча человек с чужим сердцем Сейчас в России донорские органы пересаживают в 48 клиниках и медицинских центрах, рассказал Готье. В стране живет около тысячи пациентов с новым сердцем. Только в Институте Шумакова пересадили сердце более 600 пациентам, причем 35% реципиентов – моложе 35 лет.

"В субъектах превалирует развитие диализа (аппаратный метод очистки крови, который помогает фильтровать продукты метаболизма). Оно неизбежно, потому что число больных с почечной недостаточностью постоянно растет. В среднем в каждом регионе прибавляется от 50 до 100 пациентов диализа в год. Но это неправильно, невыгодно и не ведет к позитивным изменениям, – добавил он. – Сейчас наша задача – увеличение центров трансплантации почек в регионах. Огромное число центров делают такие операции, но за исключением четырех абсолютно не обеспечивают почками жителей своих регионов".

По его словам, трансплантацию печени делают в 20 клиниках по всей стране, а пересадкой легких занимаются Центр имени Шумакова и Институт Склифосовского. Нередко пациентам пересаживают сразу нескольких органов − например, печень и почки, сердце и легкие, − как с использованием трупного органа или органа от родственного донора.

Хватает ли донорских органов в Москве и России По словам Готье, по всей стране от доноров получают 3,3 органа на миллион человек населения в год. Это в 10 раз меньше, чем в Испании, Франция, Италия, США и так далее. "Москва абсолютно радикально решила этот вопрос: в столице частота донорских изъятий – 14,9 на миллион человек населения в год. Это обеспечивает колоссальный фронт работ для нашего учреждения и учреждений нашего профиля в городе. Я не буду говорить раскольнических фраз о том, что мы преодолели дефицит донорских органов. Но к рубежу наших физических возможностей мы уже подошли. Это очень большая постоянная и плодотворная работа, которая позволяет спасать сотни людей", – отметил хирург.

На втором месте по числу операций – Кемеровская область, которая полностью обеспечивает своих пациентов почками.

Почему Россия против трансплантационного туризма Мы придерживаемся всех принципов ООН, касающихся трансплантационного туризма. Мы − активные члены Стамбульской декларации, направленной на прекращение трансплантационного туризма и торговли органами.

"Все виды органной трансплантации мы выполняем в России, но у детей посмертного донорства де-факто нет. Взрослым детям можно пересадить взрослое сердце, и они будут счастливы, а маленьким – нет. Процедура полностью легализирована, но фактически этого не происходит. Мы вынуждены просить индийские госпитали принять наших детей для трансплантации сердца. Все остальные виды мы выполняем здесь, в том числе с использованием органов родственников. Но индийцы в первую очередь обеспечивают донорскими органами своих детей. Иностранные пациенты там не считаются срочными даже при экстренных показаниях. Для трансплантации мы никому не нужны", – поясняет Готье.

Что изменит новый закон о донорских органах Сейчас согласно закону 1992 года донором может быть как живой человек, так и труп. Изымать органы у погибшего нельзя, если клинику известили, что при жизни человек, близкие родственники или законный представитель заявили о его несогласии на донорство. Во всех остальных случаях действует презумпция согласия. Это означает, что, если у погибшего есть подходящие здоровые органы, их могут кому-то пересадить. До принятия этого закона в год в России делали не больше 40 трансплантаций почек в год, причем половину – неудачно, из-за этого 70% нуждающихся больных умирали.

"Законодательная база, которая действует сейчас, решает абсолютно все проблемы, кроме одной. В законе 1992 года нет механизма, который бы позволял людям прижизненно заявлять о своем согласии или несогласии на посмертное изъятие органов. У меня на столе лежит последняя версия законопроекта, который Минздрав разрабатывал пять лет. Он позволяет создать электронные регистры доноров, отказов, донорских органов и реципиентов и результатов трансплантации. Сейчас мы подходим к тому, чтобы этот закон попал в Госдуму", – отметил Готье.

Об истории с 20-й больницей "В начале 2000-х годов произошла история с 20-й больницей. Это был фактически разгром трансплантологии силовиками. Все это в конце концов закончилось полным оправданием врачей, но это привело к тому, что посмертное донорство в стране остановилось. Наши коллеги, работающие в больницах, крайне неохотно восстанавливали донорский потенциал, который мы потеряли, хотя он и так не был большим", – рассказал врач.

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров