Ещё

Эпидемия ВИЧ и игры «в прятки» 

Фото: Уралинформбюро
Геев и жриц любви.
В 2017 году в Екатеринбурге выявлено 1 347 новых случаев ВИЧ-инфекции. Меньше, чем в предыдущем и в 2015-м. Тем не менее заболеваемость в регионе по-прежнему в 2 раза выше среднероссийской. Об этом «Уралинформбюро» сообщили в пресс-службе Свердловского СПИД-центра.
Специалисты по борьбе с ВИЧ бьют тревогу — вирус «захватывает» благополучные слои населения. Все чаще он встречается среди взрослого состоятельного населения.
Стереотипный образ ВИЧ-инфицированного — маргинала-наркомана, ведущего беспорядочную сексуальную жизнь, зачастую гомосексуальную, размывается. Хотя к группам риска специалисты сегодня по-прежнему относят людей, принимающих инъекционные наркотики, секс-работниц и мужчин, практикующих секс с мужчинами.
"Эпидемия — естественное стремление вируса, его биологическая задача — распространиться как можно больше. А распространяется он, потому что нет у нас профилактических программ в главных группах риска", — считает руководитель федерального СПИД-центра Вадим Покровский.
По мнению эксперта, из-за этого ВИЧ переместился в основное гетеросексуальное население. Сейчас около половины всех случаев заражения приходятся на половые контакты с людьми, не относящимися к группам риска. И это представляет самую большую угрозу. «От концентрированной эпидемии мы переходим к нецентрализованной. А с ней справиться очень сложно», — опасается Покровский.
По признаниям специалистов, наркоманы, жрицы любви и геи — группы людей, с которыми, в принципе, сложно работать. «Их одинаково трудно найти», — отмечает главврач областного СПИД-центра Анжелика Подымова. «Стандартные» профилактические мероприятия на них не «работают» и за помощью они обращаются слишком поздно.
Половина всех случаев заражения приходится на половые контакты с людьми, не относящимися к группам риска. От концентрированной эпидемии мы переходим к нецентрализованной.
"Чаще всего в центр такие люди заявляются в крайне тяжелом, запущенном состоянии. Наркопотребители не очень интересуются своим здоровьем. Мы наблюдали несколько случаев, когда люди обращаются к нам и умирают в рамках одного года, потому что мы не успеваем им помочь — там уже нет никакого иммунитета, — рассказала заместитель главврача Свердловского СПИД-центра Галина Федотова. — А представители других групп риска просто не говорят, что они работники секс-индустрии или практикуют секс с мужчинами. Но, как правило, это выясняется в процессе их наблюдения".
При всей сложности ситуации СПИД-центр проводит масштабную работу именно с «проблемными» жителями региона. Для них организуют мобильные и стационарные пункты экспресс-тестирования и психологической помощи. Специалисты проводят обследования и лечение ВИЧ-инфицированных осужденных в учреждениях ФСИН и задержанных в изоляторах МВД. Только в последних за год обследовано 6 370 человек, выявлен 371 положительный результат. «Столько, сколько мы работаем с группами риска, не работает никто», — заявляет пресс-секретарь СПИД-центра Мария Костарева.
Но, пожалуй, самый большой объем работы ложится на плечи волонтеров НКО. Они выходят «в поля», чтобы общаться с представителями групп риска лично. «Раньше тебя и слушать не хотели. Но благодаря шумихе за последний год, начали общаться, стали больше знать и интересоваться темой», — рассказала доброволец НКО «Новая жизнь», пожелавшая остаться неназваной.
Курганский СПИД-центр расходует 15% бюджетных средств на мероприятия по профилактике ВИЧ-инфекции. Но здесь работа с группами риска дает минимальный результат. Как рассказала «Уралинформбюро» главврач медицинского учреждения Оксана Сагайдак, в Зауралье за 2016 года экспресс-тест после лекций в наркоцентрах прошли всего 44 человека. А для волонтеров НКО, работающих с наркоманами, провели лишь один семинар-тренинг.
Стоит отметить, в 2017 году в Курганской области заболеваемость ВИЧ выросла на 10%. Зарегистрировано 858 «новых» инфицированных.
Децентрализованная профилактика — одна из причин, которые мешают России победить эпидемию ВИЧ. «Профилактикой у нас не очень хотят заниматься, занимаются тестированием, — возмущается Вадим Покровский. — Получается, голова бежит впереди, а хвост сильно отстает. Тестирование постоянно расширяем, а на лечение не можем предоставить денег». Бюджетных средств хватает для терапии лишь трети зараженных в стране.
А тем временем, опасный вирус продолжает губить россиян. Более 50% смертей от инфекционных заболеваний приходится на смерти от СПИД — это около 18 тысяч человек. Таковы данные Росстата. По данным же федерального СПИД-центра цифра еще больше — 32 тысячи в 2016 году.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео