?

Смерть не по регламенту. Как гибель пациентки изменила правила воронежских больниц

Дело по обвинению хирурга в смерти женщины от пневмонии рассмотрят в суде. Дело о смерти 44-летней жительницы Воронежа Светланы Александровой дошло до суда. Здоровая цветущая женщина за две недели буквально сгорела от пневмонии. В её гибели обвиняют лечащего врача Оксану Махотину, хирурга больницы скорой медицинской помощи (БСМП) №1. Однако медик считает, что сделала всё возможное для спасения пациентки. Разбирательство по поводу смерти Александровой стала поводом для принятия регламента о переводе больных между больницами, заставила изменить подход к больным. Как лечили Светлану Александрову, почему не смертельная для современной медицины болезнь унесла жизнь человека, и кто должен за это быть наказан. Ответы на вопросы вместе с супругом погибшей Алексеем Александровым и адвокатом врача Элеонорой Захаровой искала корреспондент «Вести-Воронеж». Потерпевший: «Доверяла врачам»

Алексей Александров в подробностях помнит трагические события июня 2016 года. Шаг за шагом он описывает хронику тех дней, повторяя, что такого не ожидал никто. Никто не мог предположить, что Светлана умрёт. Признаки простуды появились у Светланы Александровой в конце мая. Светлана лечилась от кашля сама, как обычно делают большинство воронежцев. Женщина много лет проработала медсестрой в детской больнице и ничего страшного в своём состоянии не видела. Но кашель не проходил, поэтому 31 мая 2016 года она сдала анализы в клинике. Однако забрать их не успела. В ночь с 1 на 2 июня Светлане вызвали «скорую» из-за острой боли в спине. Её доставили в БСМП №1, где дежурный врач в приёмном отделении заподозрил у Александровой панкреатит. Поэтому её определили в хирургическое отделение. – Свете долгое время не могли поставить диагноз. Делали обследования, УЗИ, анализы, которые всё время показывали высокие лейкоциты. Всё это было очень медленно – по одному назначению в день. Свете в это время становилось всё хуже: болела спина, грудь, дышать было всё тяжелее, – вспоминает Алексей Александров. – Лечили её от панкреатита. Через неделю в стационаре, наконец, сделали рентген. Увидели в плевральной полости гной. Врач уже поздно вечером поставила в лёгкое дренаж. В ночь с 8 на 9 июня после операции Александров был вместе с женой, которая задыхалась и плакала от боли. В баночке, которую дала врач, к утру оказалось 300 миллилитров жидкости. – На утреннем обходе врач послушала Свету и сказала, что лёгкое раскрылось и состояние улучшилось. Но Свете становилось всё хуже. Она такой человек – никогда не ныла не жаловалась. А ещё всю жизнь беспрекословно доверяла врачам. Шутка у неё ещё была – доктор сказал в морг, значит в морг, – рассказывает Александров.

Десятого июня Александрову перевезли в торакальное отделение областной больницы. По словам Алексея Александрова, врачи там ужаснулись из-за запущенного состояния больной, неправильно поставленного дренажа, поздней диагностики. Светлане заново установили дренаж в лёгкое, откачали большое количество жидкости и положили в реанимацию, собираясь после выходные перевести в палату интенсивной терапии. Но состояние только ухудшалось. – Каждый день приходил в больницу в надежде, что мне скажут об улучшениях. Но врачи только разводили руками. Я прорывался в реанимацию. В первые несколько раз Света была в сознании, а потом всё время спала – её вводили в медикаментозный сон, чтобы не чувствовала боли, – говорит Алексей Александров. Светлана скончалась 19 июня. Причиной смерти стал обширный гнойно-воспалительный процесс, включающий в себя двустороннюю пневмонию. Её муж обратился с заявлением в правоохранительные органы. Потерпевшими по уголовному делу также стали мама и сын Светланы Александровой.

– Чего я хочу? Хочу, чтобы в больнице к людям было другое отношения, чтобы люди не умирали из-за равнодушия и невнимательности врачей. Так не должно быть, чтобы в современное время, когда есть высокие технологии, лекарства, человек умирал от пневмонии, – говорит Алексей Александров. – Я хочу, чтобы людям не было страшно попадать в БСМП. Когда Свету перевели в областную больницу, было ощущение, что мы оказались в другой стране - так, где врачам не всё равно. Хочу, чтобы эта система изменилась, и врач, которая не обращала внимания на очевидные симптомы, неправильно поставила дренаж, понесла ответственность, – объясняет Александров свою позицию. Эксперты: «Манипуляции ухудшили состояние больной»

По итогам расследования в смерти пациентки следователи СУ СКР по региону предъявили лечащему врачу из БСМП Оксане Махотиной обвинение в причинении смерти по неосторожности (ч.2 ст. 109 УК РФ). В основу её дела легли три судмедэкспертизы, где комиссия расписала, что доктор не сделала для спасения жизни. Как констатировали эксперты, диагноз Александровной можно было поставить в более ранние сроки. Были все основания расширенно обследовать женщину и выявить болезнь уже 3 июня, а не на пять дней позже. Начни медики лечить Александрову раньше, её состояние не стало бы тяжёлым. Манипуляции, которые медик проводила 8 и 9 июня ухудшили состояние больной. Состояние пациентки после дренирования ухудшилось, стала прогрессировать сердечно-лёгочная недостаточность, установили эксперты. Из-за отсутствия «адекватного дренирования и контроля его результатов патологический процесс из ограниченного стал обширным». Из-за действий врача у больной был сформирован пневмоторакс (скопление воздуха) и создана «предпосылка для формирования обширного гнойного воспаления».

– В случае надлежащего исполнения лечащим врачом своих профессиональных обязанностей 9.06.2017, то есть при надлежащем контроле эффективности функционирования дренажа, выполнении необходимых действий при выявлении признаков неэффективно проводимого дренирования и ухудшения состояния пациентки, развившиеся патологические процессы могли быть закономерно прерваны, а наступление смерти Александровой предотвращено, – сделали выводы эксперты. Действия врача БСМП были объективно неправильными, противоречащими общепризнанным правилам медицины, констатировала комиссия, увидевшая прямую причинно-следственную связь между смертью пациенткой и ненадлежащей помощью со стороны медика. По мнению экспертов, в областной больнице Александрова получила всю необходимую помощь, и врачи действовали профессионально и правильно. Эксперты определили и точку невозврата в судьбе Светланы Александровой. – Патологический процесс был принципиально обратимым именно 09.06.2016 г., когда его прерывание могло влиять на исход заболевания, – установили они. Адвокат: «Сделала всё, что смогла»

Интересы врача, обвиняемого в причинении смерти по неосторожности, представляет адвокат Элеонора Захарова. Она рассказала о позиции Оксаны Махотиной, которая отказалась признавать свою вину в том, что ей инкриминируют. Защита хирурга напомнила, что Светлана Александрова сначала занималась дома самолечением, и в больницу попала, когда появились сильные боли. При этом у пациентки не было симптомов пневмонии. Все боли у неё были в нижнем отделе спины. – При обследовании коллеги моей подзащитной выявили панкреатит, основываясь на жалобах больной. Поэтому её и направили в хирургию, – объясняет Элеонора Захарова. – Моя подзащитная является общим хирургом, в её специализацию не входит оказание помощи таким больным как Александрова. Помощь должна была оказана в профильном отделении. Поэтому необходимо установить, кто и как в БСМП должен был оказывать пациентке помощь. Нужно оценивать действия всего медперсонала, а не только одного врача.

Адвокат подчеркнула, что хирург сделала всё возможное, чтобы спасти пациентку. И никаких претензий или требований от женщины, которая сама была медработником, или её родных во время лечения не было. – Анализы носили неоднозначный характер, поставить пневмонию по ним и симптомам было невозможно. Когда же стало возможным поставить диагноз, оказалось поздно. Напомню, что Александрова проходила в БСМП лечение по времени меньше, чем в областной больнице. Поэтому вопрос, где ей не оказали надлежащую медпомощь, остаётся открытым. Как и то, верно ли проводились реанимационные мероприятия, – поясняет Элеонора Захарова. Адвокат и её подзащитная просили о назначении ещё одной, четвёртой, судмедэкспертизе, чтобы разрешить сомнений и противоречий. Но следствие сочло, что доказательств вины достаточно, чтобы направить дело в суд. – Нужно выяснить очень много обстоятельств, чтобы прийти к выводам, кто именно виновен. Все обвинения не должны упираться во врача, который все силы приложил к тому, чтобы спасти человека. Многое в данной ситуации зависело от организации лечебного процесса в БСМП. Смерть Александровой стала поводом для принятия регламента перевода пациентов между больными. Документ появился после представления следователя, направленного в департамент здравоохранения, – отмечает Захарова. Если верить участникам истории, жизнь как минимум одного человека новые правила уже спасли. В аналогичной ситуации женщину из БСМП перевели в областную больницу сразу же после постановки диагноза «пневмония». Врачам удалось вовремя начать лечение, пациентка выздоровела. Оксана Грибкова Фото Дарья Крымова/ из архива Алексея Александрова

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров