Ещё

Бизнес в рюмке: кто и как наживается на слабости алкоголиков 

Фото: ИД "Собеседник"
Пить вредно. Но лечиться от алкоголизма у шарлатанов бывает еще опаснее. Как не попасться на удочку мошенников?
Смерть известного актера Дмитрия Марьянова, проходившего накануне своей гибели реабилитацию в одном из частных центров, привлекла внимание к проблеме лечения алкоголизма в нашей стране.
— В России около 30 миллионов человек, у которых проблемы с алкоголем. Неудивительно, что именно в нашей стране существует рекордное количество методик лечения алкоголизма — около 120. При этом эффект дают единицы из них, а остальные придуманы просто для выкачивания денег, — рассказал «Собеседнику» психиатр-нарколог, заместитель председателя международной Лиги трезвости и здоровья Олег Новиков.
По данным организации «Стопнаркотик», 30% таких центров не раскрывают всей информации, в том числе и полную стоимость лечения, 30% — мошенники, а не врачи, а еще 30% имеют признаки сект.
Изоляция и трудотерапия
Сайт реабилитационного центра, куда попал Николай (фамилию не указываем), выглядел очень привлекательно: гарантия излечения, изоляция от порочного окружения, выработка здоровых навыков, общение с природой, контакты с излечившимися. И цена вполне подъемная — 25 тысяч рублей в месяц. На фоне среднего ценника — 50–70 тысяч рублей — выглядело довольно выгодно.
— Я к тому времени уже сам устал от своего образа жизни и вконец измотал родных, — рассказал Николай «Собеседнику». — В общем, решился лечь на реабилитацию. На деле выяснилось, что под «природой» подразумевались три избы в заброшенной деревне. За водой надо было ходить на родник, готовить самим, но перед этим еще нарубить дров. Куры, огород — в общем, шок для городского жителя. Персонал — никакие не медики, а бывшие алкоголики и наркоманы, которых распирало от гордости и презрения к тем, кто еще не завязал. Они все время давали понять, что мы — отбросы общества, моральные уроды. В общем, от такой методики хотелось только выпить или «уколоться и забыться». Бежать я решил уже на третий день — понял, что три месяца просто не выдержу. Но телефоны забрали, документов на руках тоже не было. В ближайшем же селе нас настигли «старшие» — так назывался персонал этого «центра». Вернули. Бить не били. Но нагрузили работой по самое не могу.
Николай отбыл на «лечении» все три месяца, даже завел друзей. С которыми потом и отметил «освобождение».
— Главные методы таких центров — временное воздержание в силу ограничения возможностей принимать алкоголь или наркотики, а также психологическое давление, выработка комплекса вины, страха. Но это работает не со всеми пациентами, у кого-то, наоборот, усиливается желание вырваться на свободу и скорей перейти к привычному образу жизни, чтобы забыть кошмар «лечения», — рассказала «Собеседнику» психолог, супервизор одной из клиник Евгения Смирнова.
С божьей помощью
— В лучшем случае в таких центрах работают психологи, эффективность помощи которых при запущенном алкоголизме может быть невелика, — считает Олег Новиков. — Но я встречал и «финансово успешных наркологов» из числа стоматологов, химиков, физиков, недавно попался даже полковник. Тех, кто называет себя «учениками Довженко», сегодня тысячи человек, хотя в реальности их 20–30 на всю страну.
— Реабилитационные центры у нас относятся не к медицинским, а к социальным учреждениям. Поэтому государственного контроля там фактически никакого. Буквально кто угодно может повесить табличку «Реабилитационный центр», с умным видом рассказывать, что пить плохо, и в результате даже собирать немалые деньги, — прокомментировал «Собеседнику» президент Независимой наркологической гильдии, эксперт Общественной палаты РФ Руслан Исаев.
По словам эксперта, псевдолечебные учреждения в основном бывают трех типов: построенные на изоляции «перевоспитательные учреждения», секты, которые вербуют новых адептов из числа зависимых, и использующие бесплатный труд реабилитантов колхозы, строительные компании.
— Я знаю, что даже на строительстве олимпийских объектов в Сочи некоторые «находчивые» бизнесмены использовали труд реабилитантов. Бесплатно, конечно. На селе такое тоже практикуется. А секты, которые говорят, что лечат с помощью веры, даже если провозглашают бесплатность своей помощи, то потом заставляют пожизненно платить десятину — своеобразный налог. В сумме выходит даже больше, чем если бы реабилитанты платили разово, — рассказал Руслан Исаев.
Организациями «Исход» и «Преображение» даже вынуждена была заняться прокуратура. В Таганроге и Ростовской области зависимых «исцеляли» с помощью коллективной молитвы и повинностей.
— В комнате жили 14 человек, спали на двухъярусных кроватях, но даже их хватало не всем, некоторым приходилось ютиться на полу. Среди нас был один человек с ВИЧ, один — с туберкулезом, но посуда и предметы обихода были у всех общие. Кормили по возможности. Однажды, когда долго не подво­зили еду, пришлось утолять голод комбикормом для кроликов, за которыми мы ухаживали в качестве трудотерапии, — описал «реабилитацию» один из пациентов, который затем и написал заявление в прокуратуру.
Доктор-«похметолог»
Врача, выводящего из запоя, в народе называют «похметологом». Объявлениями пестрят газеты и интернет.
— Средний вызов в России стоит 3–4 тысячи рублей, в Москве — 6 тысяч, — приводит цифры Новиков. — Но здесь как повезет. Если попадется ответственный нарколог, то он поставит капельницу грамотно, с препаратами от давления, сердечных болей — в общем, по показаниям. И еще оставит необходимые лекарства на первые дни. Но немало случаев, когда «доктор» может поставить «промывку» из копеечного физраствора либо предложит детоксикацию опять же недорогими препаратами — глюкозой, магнезией, витаминами В6, В12. Их себестоимость — рублей 150, и не факт, что витаминизированный пациент не пойдет уже завтра в магазин за своим, сорокаградусным, лекарством…
«Волшебный» укол
В уколы и таблетки традиционно у нас верят больше. Это хотя бы похоже на медицину.
— Есть такая уловка: вколоть то же рвотное, поднести рюмку с водкой — и человека стошнит. Или вколоть магнезию или витамины — пациента бросит в жар. А если при этом еще сказать, что так или даже хуже будет каждый раз при приеме алкоголя, многие на страхе смогут бросить пить на какое-то время. Но менее легковерным пациентам такая плацебо-терапия, увы, не поможет, — говорит Новиков.
Лекарства, вырабатывающие неприязнь к алкоголю, дороже, но эффект от них тоже вре­менный.
— 26 тысяч рублей за 1 укол, а действует он 2–4 недели, — уточнил эксперт.
Лечат ли у нас алкоголиков бесплатно?
— В России 400 наркодиспансеров, где лечат бесплатно, но по старинке, с постановкой психиатрического диагноза хронический алкоголизм, что равносильно клейму на всю жизнь. Такого человека легко объявить недееспособным, могут быть сложности на работе и так далее. Поэтому и стоят эти диспансеры абсолютно пустые, а людям приходится лечиться у шарлатанов.
Кому можно доверить лечение
— У клиники обязательно должна быть лицензия на право медицинской деятельности. Но помните, что сегодня ее наличие, увы, не служит гарантией качественных медицинских услуг.
— Не верьте надписям на сайте «10 лет опыта», «15 лет опыта», «миллионы излеченных» — это рекламные уловки. Требуйте документального подтверждения истории существования клиники.
— Серьезная частная наркологическая клиника за годы работы получает подтверждение своих заслуг от государственных органов.
— Не доверяйте историям людей с замазанными лицами, якобы прошедших лечение. Реальные пациенты не желают рассказывать о себе даже спустя годы.
Материал вышел в издании «Собеседник» №43-2017 под заголовком «Бизнес в рюмке».
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео