Новости
Коронавирус
Болезни и лекарства
Наука
Народная медицина
ЗОЖ

Представитель программы ООН по ВИЧ и СПИДу — в интервью RT

Одной из причин распространения ВИЧ является дискриминация инфицированных в обществе, считает заместитель исполнительного директора Объединённой программы по ВИЧ и СПИДу (UNAIDS) Луис Лурес. В интервью ведущей программы «Противоположности» он рассказал об особенностях современных проектов по борьбе с болезнью. По его словам, в Восточной Европе число заражений растёт быстрее всего, потому что этот регион лишён той финансовой поддержки, которая выделяется странам Африки.

— Один из ваших коллег по UNAIDS недавно сказал, что организация готова помочь России договориться о получении расширенного доступа к более дешёвым препаратам – если Москва в этом заинтересована. В результате стоимость лечения будет составлять менее $75 в год для одного больного. Меня удивило слово «если» – разве есть сомнения в заинтересованности России?

Видео дня

— Напротив. По личному опыту работы с российскими властями, могу сказать, что снижение стоимости этих препаратов всегда было важным приоритетом для них — так как это позволит облегчить людям доступ к лечению. Задача же UNAIDS заключается в том, чтобы опыт борьбы с этим заболеванием, полученный нами в одних регионах, использовался и в других – в частности в Восточной Европе.

— Но как я понимаю, добиться снижения цен на лечение в более-менее экономически благополучных странах сложнее, чем в бедных. А некоторые государства Восточной Европы – в том числе Россия – считаются довольно обеспеченными для того, чтобы предлагать им помощь по программам снижения вреда или уменьшения стоимости медикаментов. Что нужно сделать, чтобы лечение стало доступно для всех нуждающихся в этом регионе?

— Для решения этой проблемы нужны кардинальные меры. По опыту нашей работы мы знаем, что изменить такую ситуацию можно. Например, если закупать большее количество препаратов, в том числе совместно с другими странами.

Решение этой проблемы, безусловно, не будет лёгким. Здесь необходим системный подход.

— А кто управляет этим международным механизмом? От кого зависит, получит ли та или иная страна препараты по сниженной цене? Кто определяет, у какой страны есть право рассчитывать на поддержку в сфере снижения вреда?

— Вопросы о ценах и снижении вреда относятся к политике. На данный момент в мире нет чёткого механизма регулирования стоимости лечения. Международные институты устанавливают в этой области некие стандарты, однако фармацевтические компании не обязаны их соблюдать.

Мне трудно понять, почему в Африке ВИЧ-инфицированным лекарства продают по более низкой цене, чем таким же людям в Восточной Европе. В конце концов, речь идёт о глобальной эпидемии. И правильно было бы снизить цены для всех, независимо от страны проживания. Но система устроена по-другому.

— В России спорят о масштабах распространения ВИЧ и СПИДа в стране. Неправительственные организации заявляют, что наблюдается настоящая эпидемия — особенно в Сибири и на Урале. А в правительстве, хотя и признают проблему, утверждают, что активисты нагнетают обстановку. Какую позицию в этом вопросе занимаете вы?

— В целом в Восточной Европе число заражений ВИЧ растёт быстрее всего. В какой-то мере справедливо сказать, что сегодня Восточная Европа – это лицо мировой эпидемии СПИДа.

Однако в общем ситуация неравномерная: характер эпидемии крайне изменчив, и даже в пределах одной страны может наблюдаться разная картина. И так по всему миру. К примеру, в Санкт-Петербурге, если не ошибаюсь, наметился прогресс: заболеваемость снижается. Однако так дела обстоят не везде в России.

— Российские власти утверждают, что во многих регионах жителям обеспечили более широкий доступ к проведению медицинских анализов. Известно ли на данный момент, почему растут показатели статистики: из-за доступности анализов или из-за действительного роста числа заражений?

— Рост числа таких случаев – это, безусловно, повод для тревоги. Ведь судя по полученным данным, действительно есть такая тенденция. В Восточной Европе есть зоны, где ситуация вызывает серьёзную озабоченность – там показатели неуклонно идут вверх. Однако важно и то, что в масштабах всего мира число случаев инфицирования сокращается.

— Вы недавно отметили, что люди с ВИЧ и диагнозом СПИД страдают от социального отторжения и дискриминации. Есть лекарства и определённые методы лечения, но их не используют в полной мере. Не могли бы вы посоветовать, как преодолеть эту отчуждённость?

— Во-первых, я согласен с вами: дискриминация действительно способствует росту эпидемии СПИДа. Как мы говорили, порой люди отказываются от лечения из-за его высокой стоимости — но это далеко не главная причина.

В основном люди не решаются пойти к врачу из страха дискриминации. Кроме того, в некоторых странах законодательно запрещены гомосексуальные отношения, за них положено наказание.

Во-вторых, благодаря нашему тридцатилетнему опыту мы знаем, к чему нужно стремиться. Важно сочетание четырёх факторов. Первый — это политическая воля. Второй — наука, которая, как мы видим, помогла сильно продвинуться вперёд. Третий — это сотрудничество, ориентированное главным образом на людей в группе риска, на тех, кто пострадал от дискриминации. И разумеется, четвёртый фактор — деньги. Чтобы справиться с эпидемией, необходимо всё это.

Смотрите полную версию интервью на сайте RTД.