?

«Чуда не случилось. Я просто встал на ноги!».

Проект разработки биопластичного материала, помогающего заживлять повреждения кожи и слизистой, родился 8 лет назад в лаборатории Оренбургского госуниверситета, которой руководит молодой и перспективный учёный Рамиль Рахматуллин. С тех пор прозвучало немало как критики, так и положительных отзывов о его работе и полученном материале, кто-то считает молодого доктора шарлатаном, а кто-то гением. Но споры эти подтверждают главное: новое направление действительно существует – и заслуживает продолжения исследований, в том числе с накоплением клинической практики.

Универсальный заменитель

2010 год для жителя Казани Ильгиза стал самым трагическим в жизни. Молодой, жизнерадостный парень по нелепой случайности попал в тяжелейшую аварию, разделившую жизнь на «до» - и «после». Восстановление организма шло медленно, но главной проблемой были незаживающие, постоянно «мокнущие» трофические язвы. Из-за них Ильгиз фактически не мог ходить – давление наложенных повязок причиняло невыносимые боли при каждом движении.

Врачи лишь разводили руками: классическое лечение не помогало, ослабленный травмой организм не мог скопить силы и язвы не затягивались.

- Помог счастливый случай: я увидел по телевизору новостной сюжет о докторе Рахматуллине и его «биокоже». Тут же нашёл номер телефона, позвонил... Он охотно согласился помочь – и мы начали лечение. Накладывали на язвы его биопластичный материал, своеобразный пластырь. И они стали затягиваться буквально после третьего применения. Нет, чуда не произошло, я не проснулся однажды утром с чистой кожей и совершенно здоровым. Но я смог встать на ноги! Смог жить без боли!

Сам Рамиль Рахматуллин «биокожей» свою разработку не считает, более того – термин, которым окрестили его изобретение журналисты, сыграл в итоге злую шутку. От метода почему-то ждали сразу феноменальных результатов, «распиарили», то он – настоящая панацея от всех кожных «болячек». Но на самом деле это не так: материал на основе гиалуроновой кислоты не заменяет кожу, а лишь стимулирует организм восстанавливать собственные клетки. Как написал в своей научной статье известный профессор, доктор медицинских наук, старший научный сотрудник НИЛ военной хирургии Военно-медицинской академии им. Кирова Евгений Зиновьев (Санкт-Петербург), биопластическому материалу свойственна медленная биологическая деструкция с включением компонентов в состав внеклеточного матрикса регенерирующих тканей. Проще говоря, гиалуроновый пластырь, рассасываясь, выступает в роли основы и природного «клея» для кожных клеток – эпидермиса.

Пациентами Рамиля Рахматуллина за время его работы над совершенствованием своего изобретения стали десятки человек. История каждого пациента – уникальна. Например, оренбурженка Ирина М. нашла лабораторию доктора с помощью... аптекарей! Она тоже искала средство для лечения болезненной трофической язвы, которая мучила её уже много месяцев. Ей предложили биопластырь за огромные деньги. И, видя отчаяние женщины, которая не может себе позволить такую покупку, дали телефон доктора в Оренбурге, который наверняка поможет.

- Рамиль встретил меня очень радушно, и хотя в тот момент (конец 2014 года) работал над диссертацией, был крайне занят – всё равно уделил внимание и предложил применить биопластический материал, - рассказывает Ирина. – Я к тому времени я намучилась и уже ни во что не верила. Это было уже как отчаяние: врачи мне прямо говорили, что трофические язвы даже сегодня никто толком лечить не умеет. Тем не менее, мы начали использовать биоматериал, и я почувствовала облегчение уже после второго применения. Полностью всё залечить не удаётся, рубцы остались до сих пор – тут медики правы, заболевание это очень серьёзное и хроническое. Но я смогла вернуться к нормальной, активной жизни. И для меня это уже огромное достижение, спасибо нашим учёным!

Нелегкий труд ученых

Можно приводить ещё множество позитивных историй и мнений авторитетных медиков, таких, как профессора ДВФУ Виктора Усова или выдающегося оренбургского биофизика, профессора ОГУ Сергея Летуты. Точно так же можно рассказать и о критике: биоматериал помог не всем, хотя многие действительно верили, что это панацея.

Впрочем, не всем помогала и первая антирабическая сыворотка гениального французского медика Луи Пастера: первые образцы вакцины спасали от бешенства лишь одного из пяти пациентов. Но ведь до Пастера тысячи лет человечество знало, что укушенный бешеным животным человек обречён на мучительную смерть, и нет ни одно шанса выжить. Что было бы, если бы врач тогда, под напором критики, бросил работу?

Или ещё один показательный пример, уже из современной истории. Выдающийся хирург-ортопед Гавриил Илизаров 16 (!) лет подвергался критике за инновационный метод лечения сложных переломов с помощью аппарата собственного изобретения. Его не признавали, обвиняли в «лженаучности», а иногда и просто завидовали.

Между тем сегодня аппарат Илизарова стал незаменимым помощником в ортопедии, сотни тысяч пациентов смогли сохранить конечности, восстановить подвижность рук и ног с его помощью.

Да, учёным в России всегда приходилось нелегко. Зачастую, чтобы продвинуть изобретение, нужно было полжизни положить на борьбу с косностью, консерватизмом и элементарной завистью. Но именно благодаря таким людям, одарённым, «пробивным», мы всё-таки сохраняем более-менее достойный уровень медицины и не скатились ещё в каменный век, где язвы и ожоги лечат отварами сушёных жаб и плясками под бубен.

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров