?

Будет ли пандемия птичьего гриппа H7N9?

Фото: ИноСМИ

В федеральном агентстве министерства здравоохранения США — в Центрах по контролю и профилактике заболеваний (CDC) — хранится самый востребованный на сегодня список вирусов гриппа. Агентство анализирует каждый потенциально опасный штамм, оценивая его по десятибалльной шкале по двум показателям — один указывает, какова вероятность того, что они вызовут пандемию, а другой — насколько опасной будет эта пандемия. В начале списка стоит грипп H7N9, у которого пандемичность составляет 6,5 баллов, а смертельность — 7,5 баллов.

Существует множество разновидностей вируса гриппа (штаммов) — H5N1, H1N1, H3N2, и так далее. Буквы Н и N обозначают типы белков на их поверхности, а цифры — разновидности двух типов белков, которые несет тот или иной вирус. Вирус гриппа H1N1 вызвал катастрофическую пандемию в 1918 году, в результате которой погибли миллионы людей, он же вызвал и последнюю (и гораздо более мягкую) пандемию 2009 года. Вирус H5N1 — разновидность птичьего гриппа, который вызывает опасения ученых на протяжении почти двух десятилетий. А как насчет гриппа H7N9? До недавнего времени он никак себя не проявлял.

Вирус гриппа Н7 поражает птиц и крайне редко поражает организм человека. В частности, вирус гриппа H7N9 вызвал неожиданную эпидемию в Китае в 2013 году, а до этого ни одного случая заражения человека этим вирусом зафиксировано не было. Он был объявлен низкопатогенным (или «слабопатогенным»), поскольку он вызывал легкие формы гриппа только у кур. Однако на людей он подействовал совершенно иначе — из 135 инфицированных людей около 25% умерло.

С тех пор каждый год начинается новая эпидемия, и та, что наблюдается сейчас — самая тяжелая. Вирус H7N9 видоизменился, и в нем произошли мутации, благодаря которым новые штаммы гриппа размножаются более эффективно как в клетках птиц, так и млекопитающих. Зараженные этим гриппом птицы начали погибать. За один год гриппом H7N9 с высокопатогенными штаммами заразилось столько же людей, сколько заразилось за предыдущие четыре эпидемии. По состоянию на 20 сентября было зарегистрировано 1589 лабораторно подтвержденных случаев заражения людей гриппом H7N9, при этом 39% заболевших умерли. «Это был вопрос времени — говорит профессор-вирусолог из университета Висконсин-Мэдисон Йошихиро Каваока (Yoshihiro Kawaoka). — Неудивительно, что сейчас мы видим это изменение».

Каваока и его коллеги изучили новые высокопатогенные штаммы, полученные из клеток человека — одного из тех, кто умер от гриппа в этом году. Ученые показали, что эти штаммы эффективно размножаются в клетках мышей, хорьков и обезьян и вызывают более тяжелые заболевания, чем их низкопатогенные предшественники. Эти вирусы могут передаваться по воздуху, инфицируя содержащихся в неволе хорьков, а в некоторых случаях — вызывая гибель зараженных животных. Пожалуй, наибольшую тревогу вызывает то, что некоторые штаммы уже приобрели резистентность к препарату Tamiflu — одному из наиболее эффективных противовирусных препаратов, которые применяются для лечения гриппа.

Разумеется, речь идет лишь о результатах исследований случаев заражения животных, и они не дают полной картины того, как эти высокопатогенные вирусы ведут себя в организме человека. «На основании того незначительного объема данных, которыми мы располагаем на сегодняшний день, невозможно судить о явном повышении способности вируса передаваться от человека к человеку, — говорит Малик Пейрис (Malik Peiris) из Университета Гонконга. — Определить это довольно трудно, поскольку мы наблюдаем лишь самые тяжелые случаи заражений, информация о которых имеется в больницах. За этим необходимо будет внимательно следить на протяжении всего предстоящего зимнего периода».

«Если сравнивать вирусы Н5 и Н7, то, на мой взгляд, Н7 более опасен», — говорит Каваока. Это объясняется тем, что вирусам H5 необходимо еще несколько раз мутировать, чтобы приобрести способность передаваться среди млекопитающих. К такому выводу пришел Каваока на основании спорных результатов лабораторных экспериментов, во время которых он воссоздавал штаммы с этими мутациями. Что же касается штаммов вируса Н7, им такие мутации, по-видимому, не требуются. Штаммы, существующие сегодня, уже способны распространяться между хорьками.

И все же, убедительных доказательств того, что они передаются от человека к человеку, пока нет. Некоторые случаи заражения в этом году зарегистрированы в семьях, однако трудно сказать, заразились ли эти люди вирусом H7N9 друг от друга или просто от одних и тех же птиц. На данный момент Агентство CDC по-прежнему отмечает, что «риск массового распространения этого вируса среди людей весьма невелик», поскольку большинство инфицированных людей находились в непосредственном контакте с птицами — будь то на рынках, где продают птицу, при перевозке птиц или у себя дома.

«Разумеется, не хотелось бы, чтобы способность этого вируса передаваться от человека к человеку возросла — говорит Венди Барклай (Wendy Barclay) из Имперского колледжа Лондона. — Но и сейчас способность этого вируса пока недостаточна, чтобы вызвать пандемию — иначе мы бы ее наблюдали». Она также отмечает, что, как показывают исследования Каваоки, в колонии хорьков вирулентность высокопатогенных штаммов не выше, чем у их низкопатогенных собратьев. Несмотря на то, что масштабы эпидемии в этом году беспрецедентно велики, похоже, сегодня способность вирусов распространяться не выше, чем во время первой эпидемии 2013 года.

Появление штаммов, резистентных к препарату Tamiflu, о которых говорил Каваока, имеет и свою положительную сторону. Во время мутации, благодаря которой штамм приобрел эту резистентность, происходит изменение формы белка, находящегося на поверхности вируса — белка, на который обычно воздействует Tamiflu. Но этот же самый белок участвует и в процессе инфицирования, при изменении его формы штаммы становятся «слабее». Вызываемый ими грипп протекает в более мягкой форме — как у мышей, так и у хорьков (хотя степень их распространения по-прежнему такая же, как и штаммов, чувствительных к антивирусным препаратам).

Это радует, однако это не значит, что можно почивать на лаврах. В 1999 году ученые обнаружили мутацию под названием H274Y, в результате которой резистентность к Tamiflu приобрели штаммы H1N1, но при этом снизилась их способность вызвать заражение у мышей и хорьков. Ученые подумали, что эта мутация «вряд ли будет иметь клинические последствия». Но они ошиблись. Вирус H1N1 мутировал, и в результате этих мутаций была «компенсирована» мутация H274Y. В итоге появились штаммы гриппа, обладавшие и высокой инфективностью, и резистивностью. К 2008 году почти все сезонные штаммы H1N1 приобрели устойчивость к Tamiflu. То же самое вполне может произойти и с вирусом H7N9.

Но Tamiflu — не единственное оружие против гриппа. Есть новый экспериментальный препарат под названием Avigan (или Фавипиравир), который воздействует не на поверхностные белки, а атакует фермент, используемый вирусом для копирования своего генетического материала. Этот препарат эффективен даже при лечении гриппа, вызванного штаммами H7N9, устойчивыми к Tamiflu, а также других видов гриппа, которые изучал Каваока — во всяком случае, у животных. «Является ли этот препарат настолько же эффективным при лечении людей, мы не знаем»,- говорит он.

Вполне возможно, что со временем вирусы изменятся и приобретут резистентность и к новому препарату. Но, по словам Каваоки, «многие вирусологи, в том числе и мы, пытались найти вирусы, устойчивые к Фавипиравиру, но я не думаю, что кому-то это удалось». А Барклай считает, что ученым следует начать клинические испытания для проверки эффективности обоих препаратов. «Меня по-прежнему удивляет, что мы продолжаем лечить больных гриппом одним препаратом, хотя нам известно, что вирус очень мутабельный, — говорит она. — Почти неизбежно, что устойчивые к лекарственным препаратам вирусы будут видоизменяться».

Тем временем разрабатываются вакцины, которые соответствуют вирусам, обнаруженным во время пятой и нынешней эпидемии. С переменным успехом использовались и другие меры профилактики и лечения. Когда началась первая эпидемия, по распоряжению органов здравоохранения птичьи рынки были закрыты, а птицы уничтожены. Но, как сообщает в своих докладах на интернет-портале STAT Хелен Брэнсуэлл (Helen Branswell), в 2015-2016-е годы некоторые из этих санитарных мер соблюдались уже не так строго.

Опять же, есть и хорошие новости: вирус H7N9 поражает кур, и в этом случае его инфективность довольно высока, но, в отличие от вируса H5N1, на уток он не действует. Это важно, поскольку в Китае уток содержат не в птичниках или в загонах, а выращивают «выгульным способом», поэтому домашние птицы могут пастись вместе с дикими. Попав в организм утки, птичий грипп может легко распространяться с одной зараженной фермы по всему миру. «Это, наверное, главное отличие, благодаря которому сдерживать распространение гриппа H7N9 легче по сравнению с гриппом H5N1».

Также вполне возможно, что появление высокопатогенных штаммов сыграет положительную роль. Низкопатогенные штаммы было очень сложно обнаружить, поскольку они не вызывают симптомов. Что же касается высокопатогенных вирусов, зараженные ими птицы погибают, а значит, «с этими вирусами легче бороться — поскольку вирус можно будет легко обнаружить, зараженных кур легче отделить и уничтожить», говорит Адольфо Гарсия-Састре (Adolfo García-Sastre) из Школы медицины Икана Медицинского центра Маунт-Синай в Нью-Йорке. «Однако придется провести тщательно организованную кампанию по уничтожению птиц, прежде чем вирус распространится на другие районы за пределами Китая. Боюсь, что этого не произойдет, так как этого не произошло с вирусами H5N1, которые были впервые обнаружены в 1997 году и в итоге, начиная с 2003 года, распространились по территории большинства стран мира».

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров