?

Ядерная медицина сводит риски побочных эффектов к минимуму

В рамках Фестиваля науки свои двери для посетителей открыл Институт ядерных исследований РАН. С работой крупнейшего в Европе линейного ускорителя ионов знакомилась «ВМ».

Инструктаж по безопасности занимает менее трех минут, но внушает почти первобытный ужас: ничего не трогать — аппаратура под напряжением; не задерживаться, если не хочешь заработать приличную дозу облучения; не теряться — телефоны здесь не работают, а через полутораметровые бетонные стены никто твоих криков не услышит. Линейный ускоритель видится мне не то страшным зверем, не то адронным коллайдером. Впрочем, это не так уж и далеко от истины.

— Большой коллайдер, расположенный близ Женевы, тоже ускоряет частицы, — рассказывает заведующий лабораторией пучка ускорительного комплекса ИЯИ РАН Сергей Гаврилов. — Наш ускоритель разделен на разные здания и рассредоточен по этажам.

Если расположить все его составные части на одном уровне, устройство займет собою всю территорию Троицка.

Начинается все на глубине более шести метров. Толстая стальная дверь со значком «радиация» открывается по нажатию кнопки и являет длинное металлическое «брюхо» ускорителя. Сам гигант поражает воображение не только размерами, но и хитросплетением проводов и разных сегментов.

— Заряженные частицы зарождаются в специальном инжекторе из разряда газа — водорода, — объясняет Гаврилов. — Он дробится на протон и электрон, и первый вытягивается вперед высоковольтным электрическим полем.

Протоны проходят каналы транспортировки, а затем формируются в пучок, который и нужно ускорить. Внутри самого устройства есть так называемые участки дрейфа. Они замедляют частицы, чтобы те не разгонялись до скорости света. Пройдя все необходимые стадии, пучок протонов подается в медицинский центр, где его фокусируют и направляют на «фантом» — резервуар с водой. Частицы должны подаваться на опухоль, но пока велик риск избыточного облучения, и местные ученые тестируют установку на жидкости.

— На данной стадии есть риск сложностей при работе с реальными пациентами, — объясняет стажер-исследователь Иван Яковлев. — Протонная терапия позволяет уменьшить воздействие на окружающие здоровые ткани, но оно неизбежно. Я работаю над тем, чтобы уменьшить риски.

Протонная терапия уничтожает опухоль на любой глубине тела при минимальном уроне. Там, где обычный радиационный способ воздействия может привести к появлению вторичной опухоли, этот метод создает куда меньше вероятных осложнений.

В лечении хориоидальной злокачественной меланомы она, и вовсе, — единственный шанс на спасение без увечий.

До ее появления пораженный глаз попросту удаляли.

На базе института существует целая «Лаборатория медицинской физики». Она изучает возможность применения пучка, получаемого с помощью линейного ускорителя, в лечении онкологических заболеваний. Лаборатория тесно сотрудничает с больницей РАН в Троицке в области классической лучевой терапии.

Пациентов, поступающих сюда, укладывают под аппарат на пластичную клеенку, которая хранит форму тела.

Благодаря этому при каждом новом сеансе удается воспроизвести первое положение человека и подавать частицы строго на очаг заболевания на глубине до 30 сантиметров, практически не облучая здоровые участки.

СПРАВКА

Разработки местных ученых также позволяют диагностировать онкологию на ранних стадиях.

Они изобрели компактный генератор рубидия-82. Получаемый элемент вводится в кровеносную систему пациента и «выявляет» картину распространения метастазов на снимках. Аппарат эффективнее американского аналога и не имеет «коллег» в Европе.

Подписывайтесь на канал "Вечерней Москвы" в Telegram!

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров