?

Дефицит для иммунодефицитных

Футбол для нас дороже.

"В Екатеринбургском СПИД-центре почти не осталось препаратов, кормят тем, что осталось, отменным ядом! После смены пошли жуткие побочки, пришлось уволиться с работы и сидеть дома. Самочувствие от препаратов ужасное, постоянно нет сил вообще, и тошнит, как будто выпила помои, голова не соображает, давление высокое. Спорт забросила, так как нет сил даже выйти. Я не наркоманка и хочу дочь свою вырастить, а на самом деле становится страшно, что всем на нас наплевать! Помогите!".

Подобных сообщений на портале pereboi.ru больше сотни. Бюрократические проволочки и нерасторопность чиновников оставили Свердловскую область - самый спидоносный регион страны - без жизненно необходимых медикаментов.

В 2017 году изменилась технология поставки антиретровирусных (АРВ) препаратов – теперь субъекты Федерации заявляют о своих потребностях Минздраву, тот проводит централизованные закупки и распределяет медикаменты. Раньше лекарства самостоятельно закупали регионы и конкретные больницы.

Переход на новую схему у многих вызывал сомнение и беспокойство. Первой в Свердловской области об этом высказалась глава областного СПИД-центра Анжела Подымова. "У нас было два опыта централизации, каждый раз поставки препаратов были в июне–июле. В апреле препаратов уже не будет, и у 40 000 пациентов возникнет угроза прерывания терапии. В данный момент обеспокоенность вызывают дальнейшие сроки поставки препаратов при централизованном закупе", – сообщила она еще в ноябре 2016 года.

В феврале 2017 года дефицит АРВ-препаратов во многих субъектах страны предсказал Росздравнадзор. В Свердловской области медикаментов тогда оставалось только на 3 месяца. И дефицит начался, как по часам. Шквал жалоб обрушился на сайт pereboi.ru в конце мая. Десятки сообщений поступали ежедневно. ВИЧ-инфицированные не получали привычных лекарств. Кому-то меняли схемы лечения, кого-то оставляли вообще без препаратов (орфография и пунктуация авторов - прим.ред.).

... Мне предлагают менять схему. Почему мне мою схему, которая работает много лет, я на ней выносила ребенка и родила, так просто меняют??? Помогите. Мне в СЦ прямым текстом предложили месяц не принимать препараты. И это врач предлагает. У меня маленький малыш, я не могу рисковать своим здоровьем. Елена

Здравствуйте. Помогите мне я не знаю, что делать у меня 2 детей девочки, и я очень боюсь, что нет терапии принимать начала пол года назад. Анна

Добрый день! У нас проблемы с препаратами не дают калетру и не мне одному! Это не первый месяц, меняют схемы, ничего не говорят. Олег

Предложили две недели не принимать терапию. Марина

В Минздраве Свердловской области на вопросы "Уралинформбюро" о столь щекотливой теме отвечали с явной неохотой (часть вопросов подчиненные Игоря Трофимова проигнорировали, официальный запрос пришлось дублировать). Что удивительно, ведь, по мнению министерства, на Среднем Урале все прекрасно. "В настоящее время потребность в лекарственных препаратах для лечения ВИЧ-инфицированных граждан с учетом поставок в рамках федерального и областного финансирования удовлетворена полностью, дефицита в лекарственных средствах нет", – говорится в официальном ответе на запрос редакции.

Жалобы же свердловчан пестрят названиями лекарственных средств, которые они не смогли получить: зиновудин, ламивудин, лопинавир, ритонавир, абакавир, теновофир, дарунавир... По официальной версии, потребность во всех этих препаратах Свердловская область заявила федеральному ведомству для централизованных закупок. И поставки в регион шли полным ходом.

Ситуация, когда в отчетах чиновников лекарства есть, а у ВИЧ-инфицированных – нет, не уникальна. О похожей проблеме писали журналисты во многих регионах страны. А медицинские ведомства, например, Краснодарского края, Челябинской и Саратовской областей стоически опровергали дефицит, несмотря на многочисленные жалобы СПИД-центров.

"До конца июня 2017 года в Свердловскую область будет поставлена вся заявленная на полугодие линейка препаратов" – сообщили "Уралинформбюро" в начале июня в Минздраве. Стоит отдать должное, к началу второго полугодия жалобы из Екатеринбурга на сайте pereboi.ru практически прекратились. В регион, по всей видимости, пришли заказанные препараты, за небольшим исключением. "По состоянию на 26.06.2017 за счет централизованных закупок Министерства здравоохранения Российской Федерации не поступили в Свердловскую область препараты атазанавир, невирапин, по препаратам саквинавир и ставудин нет информации о состоявшихся аукционах; кроме того, данные лекарственные средства не являются препаратами первой линии, имеются в наличии в медицинских организациях Свердловской области", – говорится в ответе ведомства.

По данным на 17 июля, пациенты в Качканаре и Екатеринбурге так и не получили ламивудин и эфавиренз. Еще один автор сообщения не уточнил название лекарств: "Мне сменили схему лечения не по мед. показаниям сославшись на то что препаратов нет и назначили новую схему лечения стали выдавать терапию на 1 месяц когда раньше выдавали на 4 месяца. Врач сказала если я приеду через месяц за препаратами и если они будут отсутствовать мне назначат 3 схему лечения" (орфография и пунктуация авторов - прим.ред.).

Возможно, автор ранее лечился препаратами "не первой линии" или теми, аукционы на которые так и не были объявлены. Значит ли это, что проблема конкретного человека оказалась "не первой" значимости?

"Смена схемы без медицинских показаний крайне нежелательна и может иметь серьезные последствия для пациента. Но прерывание лечения даже на пару месяцев еще опаснее, – рассказал "Уралинформбюро" глава федерального СПИД-центра Вадим Покровский. – Если ВИЧ-инфицированный вовремя принимает необходимые лекарства, то он практически не представляет опасности для остальных людей (в частности, для своих половых партнеров). Но при прерывании лечения уже через несколько дней, когда препараты выводятся из крови, человек с диагнозом может заразить других".

При прерывании лечения уже через несколько дней, когда препараты выводятся из крови, человек с диагнозом может заразить других.

При этом разные препараты имеют разную скорость выведения из организма. Если схема лечения включает несколько лекарств, и они выводятся из крови не одновременно, может выработаться устойчивость организма к ним в будущем.

Корень проблемы эксперты видят в недостаточном финансировании. Согласно мировой практике, лечение должны получать все носители вируса иммунодефицита. В России же препараты получают лишь те, у кого есть угроза развития СПИД по конкретному медицинскому показателю. А это только треть из всех ВИЧ-инфицированных.

"В этом году из федерального бюджета на борьбу с ВИЧ выделили 17,5 миллиарда рублей. Я слышал, по последним данным, столько же выделили из региональных бюджетов. Чтобы остановить эпидемию, нам нужно увеличить финансирование в 5 раз. Только тогда мы сможем взять ситуацию под контроль. Но встает вопрос, что нашему правительству важнее: чемпионат мира по футболу или лечение ВИЧ-инфицированных?" – вопрошает Покровский.

"Случайно" объявленную эпидемию ВИЧ в Свердловской области в конце прошлого года федеральный Минздрав "отменил", запретив журналистам использовать это слово. Но количества ВИЧ-инфицированных это ведь не снизило. Кстати, Россия в прошлом году была на третьем месте в мире по числу впервые выявленных случаев ВИЧ-инфекции. А раз у нас нет эпидемии, то и куда торопиться с проведением аукционов на препараты и распределением их по регионам. Это же не футбол - перед ФИФА краснеть не придется.

Анна ВАСИЛЬЧЕНКО

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров