?

C поправкой на гены

Двухлетнего мальчика спасут дорогие лекарства

У Лени Недосейкина из Омска острый лимфобластный лейкоз. Совсем скоро петербургские врачи проведут ему трансплантацию костного мозга — это единственный шанс на спасение. Но одной этой процедуры недостаточно — необходима также мощная сопроводительная лекарственная терапия, иначе любой грибок или инфекция могут погубить малыша. Стоят такие лекарства больше миллиона рублей. Это неподъемная сумма для папы-инженера и мамы-врача.

— Нёня! — весело отвечает Леня на вопрос, как его зовут, и доверчиво протягивает ладошку. Удивительная вещь: имя свое он не вполне выговаривает, а вот некоторые более сложные слова умудряется произносить идеально. Например, катетер. Медицинские термины малыш выучил прежде других слов.

Лёнины мама и папа — Элеонора и Илья — сибиряки: она омичка, а он тоболяк. Их родители работали вместе, дружили и в какой-то момент решили детей познакомить — а вдруг? Чаще всего такие знакомства ни к чему не приводят, но в этом случае чутье родителей не обмануло. Молодые люди поженились, родился сын Никита. Сейчас ему одиннадцать, окончил пятый класс лицея. А два с половиной года назад появился второй мальчик — Леня.

В ноябре прошлого года Леня заболел: горло, температура. Вроде вылечили, а через неделю все по новой. Врач прописала антибиотики, но они не помогали, температура не спадала. Элеонора сама врач, и она настояла, чтобы сыну провели анализы на вирусные инфекции. Никаких инфекций не обнаружили. А вот УЗИ показало, что печень увеличена. В декабре Леня неожиданно захромал, его обследовали в детской больнице и диагностировали артрит тазобедренного сустава. И опять та же ситуация — воспаление сняли, температура спала, а через несколько дней вновь подскочила.

Тогда-то иммунолог из районной поликлиники и предложил еще раз проверить кровь, чтобы исключить гематологическое заболевание. Результаты анализа показали сильное снижение гемоглобина и наличие бластов — онкоклеток. Леню немедленно положили в областную детскую больницу, где и поставили диагноз: острый лимфобластный лейкоз. Назначили химиотерапию.

Лечение Леня переносил тяжело — не ел, почти не спал, его мучили постоянные тошнота и рвота. Но когда наступила долгожданная ремиссия, врачи сказали родителям, что радоваться рано. Дело в том, что пункция костного мозга выявила у Лени генетическую поломку, которая называется филадельфийской хромосомой. Она способствует преобразованию здоровых клеток в злокачественные и резко повышает риск рецидива болезни. Поэтому единственный вариант излечения для Лени — трансплантация костного мозга (ТКМ). Так Элеонора с сыном оказались в Петербурге, в НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии имени Р. М. Горбачевой. Здесь мальчика обследовали и решили провести трансплантацию уже в июле.

Лучшим донором стволовых клеток считается родной брат или сестра. Но Никита в доноры не подошел. Не нашлось потенциальных генетических близнецов ни в международном, ни в национальном донорских регистрах. Поэтому врачи приняли решение взять трансплантат у отца мальчика. Родители в качестве доноров своему ребенку подходят в лучшем случае лишь на 50%, но сейчас другого варианта нет.

Элеонора и Илья — верующие люди и относятся к болезни Лени как к испытанию, которое дается по силам и через которое надо пройти. Но это сейчас. А раньше, говорит Элеонора, когда только узнали о страшном диагнозе, долго не могли поверить. Ну какой же рак крови, когда ребенок бодр, весел, подвижен?

— То, что вы врач, мешает или помогает вам, когда тяжело болеет собственный ребенок?

— В чем-то помогает,— отвечает Элеонора.— Я разбираюсь в лекарствах, в каких-то процедурах. Но иногда приходилось тяжело. Особенно когда я видела, что в некоторых детских больницах отношение к детям хуже, чем, например, во взрослых — к взрослым пациентам. Почему? Не понимаю.

Элеонора — врач-нефролог, лечит людей с болезнями почек. Радуется, что многим удалось помочь.

Теперь помощь нужна ее сыну. Высокодозная химиотерапия, которая проводится перед ТКМ, фактически обнуляет иммунитет. И в период приживления костного мозга любая инфекция может перечеркнуть все лечение. А значит — и жизнь мальчика. Мы можем сделать так, чтобы этого не случилось. Чтобы Леня наконец поправился и начал потихоньку забывать неприятные медицинские слова.

Артем Костюковский, Санкт-Петербург

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров