?

Есть прогресс? Как продвинулась воронежская медицина за последние годы

Фото: АиФ

Чиновники от здравоохранения всё чаще говорят о передовых достижениях в лечении больных — и новые технологии вводятся, и смертность снижается, и удовлетворённость населения медпомощью растёт. Но замечают ли рядовые пациенты улучшения в медобслуживании, выяснял корреспондент «АиФ-Черноземье».

Исчезли ли очереди

Сегодня в регионе высокотехнологичная медпомощь осуществляется по 20 направлениям на базе 13 медицинских организаций. Создана инфраструктура сосудистых центров, включающая 10 первичных сосудистых отделений и один региональный центр, отрегулирована маршрутизация больных. Организована работа сети травматологических центров. Создана сеть урологических центров в 6 районах, а также 8 межрайонных онкологических центров и 9 межрайонных центров перинатальной диагностики.

Словом, передовые технологии развиваются, но на первичном уровне попасть к узким специалистам по-прежнему проблематично даже в самом Воронеже.

В этом году много говорилось о пилотном проекте «Воронеж. Моя поликлиника», который реализовали в четырёх крупных поликлиниках — №1, 3, 4 и 7. В них удалось сократить очереди, разгрузить время врача для приёма новых пациентов. Были упразднены журналы самозаписи, так как записаться к доктору стало возможным через сайт Госуслуг, по телефону или в самой поликлинике через электронные терминалы. Благодаря системе навигации посетителям стало легче ориентироваться в медучреждении, отыскивая нужный кабинет. В итоге многие пациенты действительно заметили перемены к лучшему. Но что в других?

«Внедрить все эти новшества можно не везде, — признал на презентации проекта руководитель областного департамента здравоохранения Александр Щукин. — Финансов нет. Компьютеры, автомобили, программы покупали спонсоры, плюс задействовали резервы лечебных учреждений. Полная модернизация возможна не во всех поликлиниках, но мы рассчитываем, что везде появятся хотя бы её элементы».

Итак, модернизацию могут позволить себе только крупные амбулатории — исходя из принципа подушевого финансирования, они располагают большими средствами. Кроме того, в них работает достаточно сотрудников, чтобы выделить часть на сестринские посты, картохранилища, колл-центры. С другой стороны, как говорят в департаменте, маленьким поликлиникам ввиду небольшого количества прикреплённого населения не нужна навигация и «стационары на дому». Вот и остаётся там всё по-прежнему.

Оптимизация на пользу?

В прошлом году пациентов взбудоражило объединение двух больниц, находящихся в самом центре города: областной клинической офтальмологической больницы, что на ул. Революции 1905 года, и городской клинической больницы № 17 на ул. Карла Маркса. Офтальмологическое отделение больницы № 17 переехало в областную, а лор-кабинет и пульмонологическое отделение — в другие городские больницы. Конечно, любой скажет, что две больницы лучше, чем одна, но в региональном департаменте считают, что оптимизация направлена не только на эффективное расходование средств, но и на «обеспечение единообразного, высококвалифицированного медицинского подхода».

Однако многие пациенты бывшей городской больницы недовольны объединением — в областную офтальмологическую больницу нужно получать квоты, которые приходится ждать.

А вот такой проект, как создание специализированных сосудистых центров — десять в районах области и одного регионального, — уже показал положительный эффект. Пациенты с инсультами теперь госпитализируются в кратчайшие сроки. За прошедший год более чем в 8 раз увеличилось количество операций при инсультах, у 35% пациентов (на 26% больше, чем в среднем по РФ) проведена тромболитическая терапия, позволяющая минимизировать тяжесть поражения головного мозга.

«Достаточно длительное время в Воронежской области смертность от болезней системы кровообращения составляла более 50% от всех причин смерти. А в 2016 году уровень смертности от болезней системы кровообращения впервые составил менее 50% от всех причин смерти. За девять лет он снизился почти в два раза! Я думаю, что это результат продуманной эффективной стратегии совершенствования медпомощи», — комментирует главный внештатный кардиолог регионального департамента здравоохранения Олег Азарин.

Помоги себе сам

Онкологических больных в Воронежской области становится всё больше, и это факт.

«Такая тенденция наблюдается не только у нас, но и во всей России и в мире в целом, — констатирует главный онколог региона Иван Мошуров. — В 2015 году в Воронежской области заболеваемость раком была 380 человек на 100 тыс. населения, а в прошлом году — уже 422 на 100 тыс. населения. Всего же на учёте в онкодиспансере состоят 64 тыс. человек».

Пятилетняя выживаемость после диагноза «рак» в области достигла 56% — это выше, чем по России. Наблюдается и снижение смертности от онкологии: в 2015 году — 184 на 100 тыс. чел., а в 2016 году — 180 на 100 тыс. чел. Но, несмотря на передовые технологии, хорошо поддаётся лечению онкология лишь на ранних стадиях, как, впрочем, и другие недуги.

Поэтому чиновники от здравоохранения начали активно пропагандировать профилактику и выявление симптомов болезней — через прохождение профосмотров, диспансеризацию, скриннинговые программы, которые внедрены во многих медучреждениях. Важно лишь, чтобы такие обследования проводились на высоком уровне, а не для галочки, и чтобы сами люди посещали их с полной ответственностью.

Нужно избавиться от чёрствости

Губернатор Алексей Гордеев поручил руководителю департамента здравоохранения Александру Щукину повысить эффективность системы регионального здравоохранения. Причина — недостаточно высокая удовлетворённость населения медицинской помощью.

«Можно иметь дорогое оборудование, иметь качественные лекарства, но один раз нахамили человеку в медицинском учреждении — всё, он поставил вам минус, — сказал губернатор. — Мы должны переломить чёрствость в медицине. Если медик не готов работать с человеком, нести добро, то пусть идёт в другую профессию. Кроме профилактических методов, нужно работать и публично, чтобы население знало «героев» в белых халатах, которые по-хамски ведут себя с воронежцами».

Реформы на пользу

Игорь Есауленко, ректор ВГМУ им. Н. Н. Бурденко, доктор медицинских наук, профессор:

«Все реформы в медицине вносятся для того, чтобы улучшить качество оказания медицинской помощи. И сейчас это происходит не только в больницах и поликлиниках, но и в медуниверситете. Будущих врачей обучают и в вузе, и у постели больного. Практические навыки и умения осваиваются и в симуляционном тренажёрном центре — от измерения давления, проведения инъекций до комплексных действий, которые должен уметь выполнять врач при реанимации больного.

То, что сегодня делается в практическом здравоохранении, на первый взгляд, выглядит как «закрыли», «объединили», но какой толк иметь больницу, где неэффективно используются койки и не лечатся больные? Да, изменения иногда проходят сложно, потому что человек нередко воспринимает всё новое с трудом. И тут важно, как эти нововведения осуществлять. Очень многое зависит от компетентности, опыта руководителей лечебных организаций, продуманности реформ. Но я думаю, что всё идёт правильно».

За всё плати

Любовь Жданова, пенсионерка:

«В последние годы ухудшилось как отношение врачей к пациенту, так и само лечение. И я как инвалид второй группы — у меня ишемическая болезнь сердца и грыжа позвоночника — хорошо почувствовала это на себе.

Бесплатное обследование в моей поликлинике № 4 почти не назначается. В больнице № 5 по ул. Полины Осипенко были хорошее лечение и отношение к пациентам, однако из 80 коек сейчас осталось 40. В последний раз мне туда не дали направления — сказали, мест нет, и положили в больницу № 7, где лечение не принесло результата, всё так же болит.

На мой взгляд, раньше врачи тщательней осматривали пациентов, а сейчас многие доктора даже с места не встанут, чтобы к тебе подойти. И если не отблагодаришь врача, лечение получишь самое примитивное. В больницах вообще принято за всё платить. Но ведь не каждый пациент может себе это позволить».

Популярные темы
illustration Created with Sketch.
Задайте ваш вопрос
Задать вопрос
Новости партнеров
Новости партнеров