Новости
Коронавирус
Болезни и лекарства
Наука
Народная медицина
ЗОЖ

ВИЧ в современном обществе: самые важные вопросы

Нам помогали:

ВИЧ в современном обществе: самые важные вопросы
Фото: Women's HealthWomen's Health

Екатерина Сигитова Психотерапевт

Видео дня

Врач-инфекционист СПИД-центра

Исполнительный директор НП «Е.В.А.»

Изначально мы задумывали материал, что перед тобой, как типично медицинский – хотели привлечь внимание к эпидемии ВИЧ, предостеречь, повысить информированность, развеять мифы. Но текст получился более эмоциональный – о толерантности по отношению к больным и людям с ограниченными возможностями, о наших опасениях и страхах. И да, о мерах профилактики и здоровом обществе, конечно.

Страх неизвестного

Преподаватель и писатель Розмари Мэхони в колонке «Почему мы боимся слепых» для вспоминает, с чем сталкивались ее ученики из развивающихся стран. Родители одного колумбийского мальчика просили священника помолиться, чтобы сын умер побыстрее и его слепота не навлекла позор на семью. А от тибетской незрячей девочки жители деревни требовали, чтобы она и вся ее семья совершили самоубийство – быть нахлебниками и бременем здорового общества стыдно.

Страх перед недугами характерен не только для бедных регионов. Автор блога на сайте Американского фонда поддержки слепых Мишель Хакманн отмечает, что скованность в общении с такими людьми свойственна и образованным гражданам, например окружающим ее студентам Йеля. По словам Хакманн, многие, узнав, что она не видит, начинают даже по-другому с ней разговаривать: медленно, скупо и тихо, «будто у постели тяжело больного». У Мишель есть мысли на сей счет: ощущения при слепоте сложно объяснить, а люди опасаются всего непонятного и потому сторонятся незрячих.

При этом девушка пишет, что сама не раз испытывала иррациональный страх, когда встречала глухих или парализованных. Психотерапевт Екатерина Сигитова так объясняет настороженность по отношению к людям с ограниченными возможностями (или инвалидам, как принято пока говорить): «Человек стремится сохранять дистанцию и не приближаться к тому, что противоречит его представлениям о нормальном и здоровом. Это естественное желание, хотя оно не выглядит гуманным, красивым и хорошим».

К счастью, невысокие эмоции можно преодолеть. «Выход простой: изучать и привыкать. Толерантность начинается со знакомства и с понимания, что изначальные чувства к больному человеку не были основаны на его реальной опасности для окружающих», – говорит Екатерина. Нет смысла винить себя за подсознательную настороженность, но стоит относиться к инвалидам как к обычным людям с некоторыми особенностями и общаться соответственно. Тогда страх пройдет. Именно такое поведение рекомендует основательница центра «Львенок» для детей с проблемами зрения Вера Ремажевская. Для общения со взрослыми оно тоже подходит.

Передай другому

Но одно дело инвалидность, а другое – инфекционные заболевания. Здесь совет пообщаться не подходит – ведь контакт всегда чреват заражением. По крайней мере, так думает большинство из нас, правда?

На самом деле формулировка «заразный» не несет никакой конкретики. Все-таки болезни передаются по-разному: долго находиться в одной комнате с больным туберкулезом опасно, а от присутствия в том же помещении ВИЧ-положительного человека ты не заболеешь. Потому что ВИЧ не передается воздушно-капельным путем. А вот возбудитель туберкулеза – палочка Коха – переносится через кашель и просто общение; не удивительно, что в 2014 году в мире заболели 9,6 млн человек.

Вокруг ВИЧ стереотипов особенно много. Между тем важную информацию о том, как на самом деле заражаются, как можно защитить себя и партнера, знают далеко не все. Такое положение дел по-настоящему опасно: в прошлом году назвала Россию эпицентром мировой эпидемии ВИЧ. Можно списать это звание на происки врагов, но факт остается фактом: рост числа новых случаев ВИЧ-инфекции наблюдается с 2006-го и в среднем составляет 10% в год (Источник: Государственная стратегия противодействия распространению ВИЧ-инфекции в РФ на период до 2020 года и дальнейшую перспективу, Распоряжение от 20 октября 2016 года № 2203-р.). Серьезнее всего ситуация в Свердловской области: по официальным данным Горздрава, на конец 2016-го в Екатеринбурге зарегистрировано 27 тысяч случаев ВИЧ-инфекции, что составляет 1,8% населения мегаполиса. Что особенно страшно, по данным Минздрава, ВИЧ все чаще диагностируют у людей не из групп риска (то есть не у работников секс-индустрии или наркоманов).

Врач-инфекционист СПИД-центра Екатерина Степанова вспоминает события десятилетней давности: «С первых дней работы ко мне на прием часто приходили абсолютно «приличные» женщины. Поначалу это шокировало, ведь на практике в медунивере я сталкивалась с пациентами из других социальных слоев, из группы риска. Потом обычных девушек среди моих клиентов стало еще больше». Эту тенденцию и сегодня отмечает : быстро растущей группой носителей ВИЧ становятся «благополучные женщины», которые, как правило, заражаются от партнеров.

ВИЧ не передается: через поцелуи через воздух через рукопожатие при использовании общих бытовых приборов, посуды и одежды

ВИЧ передается: через незащищенный секс (вагинальный, анальный и оральный). Опасных жидкостей три: выделения из половых органов, кровь и грудное молоко. Для заражения они должны попасть на поврежденную кожу или неповрежденные слизистые (рот, половые органы) от инфицированной матери ребенку во время беременности, родов или при кормлении грудью (без специального лечения вирус наследуется в половине случаев, с лечением это практически исключено) при попадании в организм ВИЧ-инфицированной крови через поврежденную кожу и слизистые

Лицо болезни

В японской социальной рекламе по борьбе с ИППП (инфекциями, передающимися половым путем) Сейлор Мун улыбается и показывает значок «победа». Одобренный японским министерством здравоохранения плакат информирует, что героиня культового аниме покарает во имя Луны всякого, кто не сдаст анализы, например, на ВИЧ. Это хорошая реклама: для иллюстрации сложной темы она использует национального героя (пусть и мультипликационного) и не отделяет болеющих людей от здоровых.

Как обстоят дела с профилактикой опасных инфекционных заболеваний в России? В создании их адекватного имиджа мы пока проигрываем. Пару лет назад по всему московскому метро висели мрачные плакаты: «Любовь и верность своему партнеру – твоя защита от СПИДа». Хотя, как утверждает Екатерина Степанова, верность охраняет не всегда, даже если отношения складываются по всем канонам романтики: «Почти каждая из девушек рассказывала мне историю любви, в результате которой получила ВИЧ. Иногда их молодые люди знали о своей инфекции и скрывали грустный факт. Так или иначе, это были сексуальные отношения без презерватива, а значит, без защиты».

Но не будем нагнетать: последние методики борьбы с эпидемией ВИЧ более эффективны. Ирина Евдокимова, исполнительный директор некоммерческого партнерства «Е.В.А.», которое помогает женщинам с ВИЧ, гепатитом и туберкулезом, отмечает, что информированность населения в этом вопросе возросла: «С конца 2015-го мы наблюдаем небывалый интерес к теме со стороны СМИ, общества и государства. В октябре 2016-го в России впервые приняли стратегию противодействия ВИЧ и разработали план ее реализации. Иными словами, государство заметило проблему и занялось ею». Согласно этой программе до 2021 года власти должны обеспечить «не менее 90% ВИЧ-инфицированных антиретровирусной терапией» – последняя снижает количество вируса в крови, и ВИЧ-положительные люди могут жить долго. Ознакомиться с документом можно на официальном сайте: hiv-2020.ru.

По идее следующий шаг – разработка не менее действенной стратегии по борьбе с другими смертельно опасными заболеваниями. Но пока этого не произошло, нам всем нужно самостоятельно повышать свою грамотность. «ВИЧ боятся гораздо больше, чем вирусных гепатитов. Хотя те намного заразнее. Гепатит В передается даже бытовым путем. Гепатит С легко подхватить на маникюре или татуаже – при несоблюдении норм обработки инструментов. ВИЧ так получить невозможно», – разъясняет инфекционист.

«Тому есть два объяснения, – продолжает Екатерина. – ВИЧ – вирус неустойчивый. Он намного легче погибает в окружающей среде, чем те же вирусы гепатитов, – например, при высыхании капли крови. Так что, если инструменты хоть чем-то обработаны или уже высохли, ВИЧ на них и умрет. Второй момент: чтобы человек заразился, вирус иммунодефицита должен попасть в организм в достаточно большом количестве. Таком, которое умещается в капельке крови, видной невооруженным глазом. Если на инструментах ничего не заметно, значит, на них нет ВИЧ в достаточном для заражения количестве. Но напоминаю, что гепатиты таким путем подхватить реально».

Понимая, сколь много мифов витает о ВИЧ, врач уточняет: «У стоматолога и в медицинском учреждении при соблюдении всех норм санитарии заразиться невозможно. При грубом нарушении правил обработки инструментов – да, но это единичные случаи среди миллиона живущих с ВИЧ. Парадокс: люди боятся маникюра, стоматолога и операции и при этом имеют секс без презерватива».

Ничего не видно Соматические заболевания – одна история. Но человеку может быть плохо психологически. А окружающие не верят, что «нормально» выглядящий нуждается в помощи. При этом распознать психологические проблемы со стороны вполне реально. Если друг две недели находится в апатии, плохо ест и спит, несмотря на то что жизнь вокруг по-прежнему бурлит, поговори с ним о его самочувствии. Это состояние вполне может быть началом депрессии или связанного с ней заболевания. Душевным недугам часто сопутствуют соматические симптомы. Кто-то жалуется на озноб, удушье и головокружение – не исключено, что он сейчас изо всех сил пытается отразить паническую атаку. И если ты оказалась рядом, можно помочь: вместе и под счет медленно дышать, позволить человеку выговориться, взять за руки и обнять (с его добровольного согласия). «Фейсбук»-группа EMBRACE, созданная журналистом Алисой Таежной, существует для поддержки людей с психологическими расстройствами, просто сочувствующих и желающих научиться говорить о заболеваниях адекватным языком. В ней всего 500 участников, каждого модераторы добавляют вручную. По­этому там царит атмосфера искреннего сочувствия, которую так сложно найти.

Новая норма

Отсутствие толерантности к людям с заболеваниями объясняется страхом перед самими болезнями. А страх, как известно, парализует. Инфекционист Екатерина Степанова уверена – ему необходимо противостоять: «Люди, даже имевшие риски, не могут обследоваться из-за боязни социальных последствий. Те, кто знает о своих болезнях, не рискуют обращаться за медицинской помощью. Толерантное и открытое отношение к недугам позволяет восстановиться тем, кто заболел, и защитить тех, кто здоров».

Мы не привыкли в открытую обсуждать проблемы с самочувствием, но это нужно делать в первую очередь ради собственной безопасности. Болеть – нормально, а не знать элементарных правил профилактики и этики, чтобы вести себя уважительно по отношению ко всем людям независимо от их особенностей, – нет.

Екатерина Сигитова говорит, что в последние годы серьезные заболевания стали более «видимыми»: о них больше говорят, пишут, в Сети то и дело попадаются картинки с доходчиво поданной информацией о профилактике. По ее словам, такая тактика немного поменяла отношение общества к вопросам здоровья: «Люди, у которых несколько лет мелькали перед глазами перечисленные материалы, наконец усвоили, что все это на самом деле существует и не считается чем-то из ряда вон выходящим. Теперь осталось дотянуть до той же точки остальную часть населения, у которой нет доступа к правдивому информационному полю». Они, скорее всего, думают так же, как и раньше, – и только в наших силах это изменить.

ГРУППЫ ПСИХОЛОГИЧЕСКОЙ ПОДДЕРЖКИ STOP ВИЧ/СПИД. КАСАЕТСЯ КАЖДОГО. УЧАСТВУЮТ ВСЕ Туберкулез, поддержка и ответы Гепатиту Нет Сайт, посвященный антиретровирусной терапии