Новости
Коронавирус
Болезни и лекарства
Наука
Народная медицина
ЗОЖ

Грамотный? Жить будешь

С нашей системой здравоохранения лучше быть здоровым или как минимум грамотным. Этот известный тезис еще раз доказала на личном опыте Галина Кивимяги, преподаватель немецкого языка в Псковском кооперативном колледже. Она не захотела «лечить амбулаторно» внутреннее кровотечение, настояла на госпитализации и тем самым, возможно, спасла себе жизнь.«Все мы люди живые, никто не застрахован от ошибок. Бывают ошибки врачебные, бывают ошибки пациентов – неправильно принимали лекарство, – рассуждает псковичка Галина Кивимяги, раскладывая на столе свои медицинские документы. – Но что меня больше всего поразило – это равнодушие и пренебрежительное отношение».С Галиной Николаевной мы познакомились, когда вместе добивались – и добились – реставрации храма Сергия с Залужья в Пскове. Историю своей болезни она попросила рассказать в газете, чтобы другие жители города не попались в ту же ловушку.Лекарство – яд Галине Николаевне – 64 года, из которых 42 она преподает иностранные языки. Годы – серьезная нагрузка для сердца, и недавно Галина Николаевна начала лечиться от аритмии. Ей был прописан варфарин – лекарство, которое разжижает кровь. Варфарин считается очень эффективным антикоагулянтом, однако и опасным тоже. Достаточно сказать, что первоначально, в 1948 году, это средство было запатентовано как яд для грызунов, и только в 1954 году было разрешено его медицинское использование для людей.Варфарин прописывают пациентам, когда есть опасность образования тромбов. Во время лечения необходимо регулярно изменять МНО (международное нормализованное отношение) – лабораторный показатель свертывания крови. При терапии варфарином требуется целевой уровень МНО в диапазоне 2-3 (просто запомните эти цифры).Галина Кивимяги. Фото: / «ПГ»Принимать варфарин нужно под строгим наблюдением врача и ни в коем случае не пытаться самостоятельно менять дозу или режим приема препарата.«Но врачам некогда, в поликлинику не попасть, очереди большие. Все мы думаем, что с нами ничего не случится», – оправдывает себя Галина Кивимяги. Некоторое время назад, услышав от терапевта, что нужно увеличить дозировку, она стала принимать ежедневно не полторы, а три таблетки в два приема.Возможно, свою лепту внесло и лечение вен, при котором ей также прописали антикоагулянты. Плюс потребовалось купировать приступ артимии – усиленной дозой варфарина, как советовал врач. В результате открылось внутреннее кровотечение: моча, простите за низкий жанр, стала бордового цвета.«Сначала я думала, само пройдет, перестану принимать варфарин, и все», – говорит Галина Николаевна. Она ждала день, два, но на третий позвонила в поликлинику, чтобы записаться на прием к врачу. Это была пятница, 10 февраля. Свободный номерок нашелся только на среду.К кровотечению добавилась еще и боль в почках, которая не давала заснуть. В субботу утром Галина Кивимяги не выдержала и позвонила в скорую. К ней приехал дежурный врач и с такими симптомами, заподозрив передозировку варфарина, немедленно отправил ее в больницу.Укол, и домойСкорая доставила Галину Николаевну в приемное отделение Псковской областной больницы. Там у пациентки взяли на анализ кровь, мочу, сделали УЗИ почек. На этом лечение, вроде как, закончилось. Подождав какое-то время, Галина Кивимяги сама подошла к врачу, дежурившему у стойки. «Доктор, вы меня не забыли?» – «А вам сейчас укол сделают!»После укола дежурный врач («молодой, высокий, богатырь такой» – описывает его Галина Николаевна) стал отправлять пациентку домой. Дескать, все, что нужно, мы сделали, теперь требуется только амбулаторное лечение, «обращайтесь к тому врачу, кто прописал вам варфарин, а я хирург, по моей части у вас ничего нет». Пациентка оказалась упрямой и стала настаивать на приеме терапевта. Доктор попросил подойти коллегу. Молодая женщина запомнилась Галине Николаевне обилием косметики и заметным запахом табака. Она, не глядя в медкарту, повторила все тоже самое, что сказал хирург: отправляйтесь домой, лечитесь дальше у своего терапевта.Делать нечего. Оказавшись дома, Галина Николаевна стала разбирать бумаги, которые привезла с собой. Она обнаружила, что в анализе мочи нет половины показателей, а в справке о госпитализации – фамилии врача, который прописал ей укол. Да и действие препарата (этамзилат для остановки кровотечений), как подсказал интернет, закончится через несколько часов. А состояние не улучшалось.«Я поняла, что я в такой ситуации, что могу просто погибнуть…», – рассказывает Галина Николаевна.Вечером она снова отправилась в областную больницу – уже сама, на такси. Оказавшись в приемном отделении во второй раз, женщина настойчиво потребовала внимания. На этот раз Галина Кивимяги выяснила имя-отчество дежурившего богатыря – из отделения ренген-хирургических методов диагностики и лечения. Он подписал ее справку, отказался сообщить имя своей коллеги из дневной смены и ушел.К Галине Николаевне подошла врач-гематолог Елена Сукманюк. Она измерила пациентке давление – было 220 на 110 – и сразу ушла собирать консилиум, который определил Галину Кивимяги в отделение урологии. А на следующий день, в воскресенье, дежурный врач назначил ей срочное переливание плазмы крови. Глаза у него, когда смотрел анализы, были «огромные, перепуганные», вспоминает Галина Николаевна. В результате она провела в больнице четыре дня. Кровотечение остановили, сделали полное обследование и выписали. Галина Кивимяги задается вопросом: почему с первого раза так нельзя было?«Придите и спросите»Галина Николаевна до сих пор не оправилась от пережитого страха. Очень неприятно понимать, что жизнь в опасности, а в помощи тебе отказывают. «Сейчас такая медицины, что если ты грамотный – ты будешь жить. А нет, так и…», – вздыхает она.Да, нынче грамотные пошли пациенты – чуть что, лезут в интернет, читают все подряд про свои болячки, а потом перепроверяют назначения. Врачей, должно быть, бесит такое самолечение: зачем, спрашивается, учиться шесть лет в медицинском вузе, чтобы потом тебя поправлял больной, перечитавший Википедию? Но, к сожалению, встречаются случаи, когда больной с интернетом «лучше знает», чем врач с дипломом.Как сказано в выписном эпикризе у Галины Кивимяги, при поступлении в больницу протромбин у нее был 8% (это показатель свертываемости крови, норма – от 78 до 142%), МНО – 10,21 (должно быть 2-3). При этом было известно о передозировке опасным лекарством. Что помешало сразу госпитализировать такого больного?Заведующая приемным отделением Псковской областной больницы Полина Моршанская затруднилась ответить на этот вопрос. Сама она не работала в ту субботу и в деталях с этим случаем не знакома: «Я коллег не осуждаю, ситуации разные бывают…». Полина Павловна пояснила «Псковской губернии», что в год в приемное отделение обращаются порядка 40 тысяч человек, и госпитализировать всех, разумеется, нет возможности. Как правило, больные получают неотложную помощь, и если можно лечиться амбулаторно – отправляются домой. Но сделать дома переливание крови, действительно, невозможно, согласилась она.Полина Павловна несколько раз уточнила, были ли известны результаты анализа крови пациента при первом обращении. «Наверное, я бы тоже настояла на госпитализации, – предположила она, – с таким МНО обычно мы госпитализируем».Врач Тимофей Антонов, который принял Галину Кивимяги при первом обращении в отделении, сразу вспомнил, о ком идет речь. Но он уверил «Псковскую губернию», что не отказывал женщине в помощи. Это, дескать, вообще не в его компетенции: «Я дал свои рекомендации, и все. В истории болезни все написано». По словам Тимофея Андреевича, решение о госпитализации принимает дежурный терапевт, и гематолог, которая положила в больницу Галину Николаевну, работала вечером в субботу как раз с этим статусом. Кем была его коллега, которая днем отправила пациентку домой, он сообщить отказался. «Придите в приемное отделение и там спросите».В приемном отделении, действительно, «все ходы записаны» – есть график дежурств, и все такое. А поскольку Галина Кивимяги все же решила написать жалобу на имя главврача, таинственному инкогнито, скорее всего, придется отвечать за свои действия.В свою очередь, зная общее состояние российского, и в частности псковского, здравоохранения, мы не хотим устраивать охоту на ведьм и клеймить позором специалиста, который, судя по всему, действительно проявил прискорбное равнодушие к больному. К счастью, все обошлось, угроза жизни миновала – но только благодаря настойчивости пациента. Да, мы все знаем про плохое финансирование, дефицит кадров, перегруженность врачей и их низкие зарплаты. Но когда речь про жизнь и здоровье человека, ссылки на «объективные причины» не выглядят убедительными.

Грамотный? Жить будешь
Фото: Псковская губернияПсковская губерния