Ещё

Как средний урал может победить корь 

Как средний урал может победить корь
Фото: АиФ Урал
Об этом, в частности, мы говорим с главным эпидемиологом Екатеринбурга, руководителем Городского центра медицинской профилактики .
В чём коварство?
Рада Боженко, «АиФ-Урал»: Александр Николаевич, в течение многих лет в Екатеринбурге регистрировались единичные случаи кори. И вдруг она вновь громко заявила о себе. В чём причина?
Александр Харитонов: Корь — очень коварная инфекция, чрезвычайно летучая и заразная. И возбудитель кори всегда найдёт непривитого человека. В прошлом году у нас было три завозных случая кори — у вьетнамской семьи и ребёнка из Киргизии. Тогда быстро были проведены все необходимые мероприятия, и, слава Богу, инфицированные не встретились с непривитыми людьми. В этом году — встретились.
К сожалению, у нас растёт количество отказников от прививок. Люди, наслушавшись лжеучёных и проповедников отказов от вакцинации, идут у них на поводу, ссылаясь на «реакции и осложнения» после введения ребёнку «чего-то там». Но когда просишь этих родителей привести конкретный пример — они ничего не могут сказать. Что не удивительно. Мы в городе делаем свыше миллиона прививок в год, и у нас не было случая регистрации каких-то патологических реакций, осложнений. Вакцины, которые сегодня есть на рынке и применяются в рамках Национального календаря профилактических прививок, качественные, кроме того сегодня соблюдаются все регламенты по сохранению этих вакцин на всех этапах — от производителя до потребителя.
От кори начали прививать с конца 60-х годов прошлого века. До этого вакцины не было, и все болели корью. За счёт того, что заболевание протекало массово, происходила так называемая бытовая иммунизация. То есть формировалась прослойка населения, которая, переболев, была защищена. И возбудителю было сложно, грубо говоря, перескочить этот барьер. Но! От кори тогда было очень много пострадавших: если, например, в школе заболевал ученик, то болел как минимум весь класс. И потом любое инфекционное заболевание даёт определённые осложнения, которые когда-нибудь обязательно аукнутся.
Потом появилась вакцина, и прививки сделали своё дело. Сформировался коллективный иммунитет, и стали регистрироваться единичные случаи заболевания корью. Сегодня же, когда растёт число отказников от прививок (прибавьте к этому медотводы), коллективный иммунитет начал ослабевать.
С чего всё началось?
— Раньше прививка против кори считалась «детской». Сегодня вакцинируют и взрослых. Какая в этом необходимость?
— Круг лиц, подлежащих вакцинации, постоянно расширяется. В этом году в Национальный календарь опять ввели изменения, потому что не все взрослые знают, когда и как они прививаются. И если на ребёнка мы ведём сертификат, то про себя любимых ничего не знаем: «вроде бы прививались», «вроде бы чем-то болели». А документального подтверждения нет. Для таких людей, которые ничего про себя не помнят и не знают, ввели обязательную вакцинацию против кори с 18 до 35 лет. Одну прививку, если одна уже есть, или две с интервалом в три месяца, если человек не прививался вообще. Это мы делаем уже несколько лет. А люди группы риска — педагоги, медицинские работники и так далее — по Национальному календарю прививаются до 55 лет. Но в нашем регионе, согласно постановлению главного санитарного врача области, вакцинация медицинских работников и сотрудников сферы образования проводится без ограничения возраста.
Почему это необходимо? Когда в группу непривитых детей попадает возбудитель кори, идёт его быстрое распространение. В том числе и среди взрослых.
— Так случилось и в Екатеринбурге в октябре? С чего всё началось — с завозного случая?
— Да, был завозной случай кори. Был поражён ребёнок из не вполне социально благополучной семьи. При наших интенсивных миграционных процессах найти сегодня источник заражения сложно, но этим, конечно, занимается и Управление здравоохранения, и .
На сегодняшний день в городе уже 32 подтверждённых случаев кори. Ещё около 30 человек находится под наблюдением с подозрением на эту инфекцию*. Сегодня при любом подозрении, при любой схожести с симптоматикой кори мы обязательно берём пациента под свой контроль, вплоть до госпитализации. И сразу же проводятся все противоэпидемические мероприятия по его месту жительства, работы, учёбы.
— К слову, о доме. Правда, что возбудитель кори может проникнуть в квартиру даже по вентиляционной системе?
— Да. И у нас есть уже такие случаи. Заболели люди, живущие в многоэтажном доме над больным, которые на улицу практически не выходят. То есть с соседями они не контактируют.
— В образовательных учреждениях очаги инфекции есть?
— Ни в школах, ни в детских садах нет. У нас заболели школьники, но случилось это, к счастью, в каникулы. Вот для того, чтобы избежать распространения инфекции в образовательных учреждениях, и вышло постановление об ограничительных мероприятиях, в рамках которого не привитые против кори дети не допускаются в школы и детские сады. Эти меры можно только приветствовать. К тому же это, надеюсь, заставит людей пойти и привиться, потому что вакцинация — единственная мера защиты от кори. К сожалению, не все это осознают. Например, у нас есть семья с тремя детьми, в которой старший ребёнок лежал с корью в реанимации. Разумеется, им предлагали привить младших. Не привили — в результате дети заболели корью!
Какие симптомы?
— А не поздно прививаться после столь тесного контакта с заболевшим?
— При близком контакте с заболевшим можно привиться в течение 72 часов, когда речь идёт об организованном коллективе, вакцинация допускается до семи дней. Дело в том, что инкубационный период у кори длительный — до 21 дня. То есть после заражения можно заболеть спустя 21 день, когда уже не помнишь, с кем контактировал, кто на тебя дышал.
В чём ещё коварство? На начальном этапе заболевания корь практически невозможно отличить от банального ОРЗ: общее недомогание, сухой кашель, насморк. Отличительной особенностью является разве что конъюнктивит. Сыпь же появляется только на третий-пятый день. Причём появляется она сверху: лицо, область за ушными раковинами, затем — шея, руки, туловище, ноги. В той же последовательности она и исчезает.
— Александр Николаевич, теоретически есть у Среднего Урала шанс стать территорией, свободной от кори?
— Начнём с того, что есть программа , программы по Европе, по России, программа Свердловской области по ликвидации кори. Это возможно, потому что корь — управляемая инфекция. Есть вакцина, которая может защитить население. Но здесь необходим ещё и контроль в отношении мигрантов, в отношении кочующего населения — цыган, таджикских цыган.
В этом плане, кстати, жители нашего Цыганского посёлка молодцы. У них заболел один ребёнок, и они все — и дети и взрослые — моментально все привились. Очень организованно и ответственно себя повели. А вот в наших жилых домах, к сожалению, бригадам медиков работать очень сложно, трудно убедить людей в необходимости вакцинации. У нас были случаи, когда жильцы даже вызывали полицию. Поэтому в  было принято решение подключить к этой работе участковых и представителей управляющих компаний. То есть людей, которых жильцы знают в лицо.
* На момент подписания номера в печать по данным ТУ Роспотребнадзора по Свердловской области, в Екатеринбурге зарегистрировано 69 случаев подозрения на корь, лабораторно подтверждено 63 случая.
Видео дня. Названы неочевидные причины мешков под глазами
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео