Новости
Коронавирус
Болезни и лекарства
Наука
Народная медицина
ЗОЖ

Пульмонолог Чучалин: Две трети пациентов недолечили ковид

От 17 до 70 процентов пациентов, перенесших COVID-19, страдают постковидным синдромом. На фоне пандемии пульмонологи во всем мире ожидают также роста заболеваемости туберкулезом и раком легких. Как окончательно победить коронавирус и избежать негативных последствий для здоровья, «Парламентской газете» рассказал основатель и директор НИИ пульмонологии, академик .

Пульмонолог Чучалин: Две трети пациентов недолечили ковид
Фото: Парламентская газетаПарламентская газета

- Александр Григорьевич, эксперты предрекают очередную волну ковида уже этой осенью. Как вы оцениваете такие перспективы?

Видео дня

- Все прогнозы, которые давались по коронавирусу, не оправдались на сто процентов. Коронавирусная инфекция носит волнообразный характер и вписывается в человеческую популяцию. Человек и раньше сталкивался с сезонным ковидом, и на это ушло много времени, может быть, даже тысяча лет. Новая болезнь — ее изучение, способы противостояния ей — требует времени.

По научным прогнозам, волны коронавируса будут давать о себе знать до 2025 года. Как это будет в реальной жизни, сказать сложно. Как мы видим, новые штаммы менее агрессивны — надеемся, что такая тенденция сохранится.

- Отмена карантина в большинстве регионов побудила многих людей отказаться от прививки. Правильно ли это, на ваш взгляд?

- Альтернативы вакцине сегодня не существует. Но такая вакцина должна быть безопасной, эффективной и результативной. Чтобы сделать такие выводы, нужно время, чтобы понять, получило ли общество вакцины именно такого качества, — пока времени прошло слишком мало.

- А что касается ревакцинации, нужно ли ее делать сегодня?

- Чтобы ответить на этот вопрос, надо обязательно смотреть иммунный статус, смотреть антитела. Проблема в том, что пока нам не удается настроить врожденный иммунитет, через который и идет постоянная защита. А все, что человеком приобретается, имеет очень короткую жизнь — до шести месяцев. После чего опять встает вопрос: а надо ли ревакцинироваться?

Интересна судьба тех больных, которые в 2002 и 2012 году перенесли различные новые SARS (тяжелый острый респираторный синдром. — Прим. ред.). Среди них есть люди, у которых до сих пор сохраняется повышенное количество антител к этому заболеванию.

- В последние время многие, в том числе в Москве, снова стали носить маски — правильно ли это на взгляд пульмонолога?

- Маска — это хорошее дело не только из-за коронавируса, но и в принципе. Сейчас начинается сезон аллергических заболеваний, и маска поможет снизить аллергенную нагрузку на организм. Плюс начался сезон лесных пожаров — там, где горят леса, также полезно было бы носить маску.

- Многим ли пациентам после ковида нужно дополнительное лечение?

- По разным данным, от 17 до 70 процентов людей, перенесших COVID-19, имеют постковидный синдром. Вопрос в том, как долго он продолжается? Есть данные, например врачей из Нидерландов, из Великобритании, что такой период составляет от года до двух.

Главная проблема такого синдрома — это поражение сосудов, которые теряют способность обеспечивать хорошее кровоснабжение различных органов: мозга, сердца, печени, кожи. Люди также очень часто жалуются на потерю остроты зрения. Есть исследования по поводу облысения на фоне постковида.

- А каковы последствия ковида для легочного здоровья?

- Легочное здоровье сегодня — это большая тревога, и она нарастает. Потому что после ковида мы ожидаем роста количества больных с туберкулезом, с раком легкого — это прогнозируют не только в России, но и в других странах.

В нашей стране очень сильная пульмонологическая школа, чтобы этому противостоять. В некоторых вопросах, можно сказать, мы зашли за горизонт. Например, на базе Городской клинической больницы имени Плетнева для лечения и реабилитации легочных больных используют медицинские газы: кислород, смесь гелия с кислородом, оксид азота. Такого масштабного применения газов в медицине сегодня нет нигде в мире.

Этот метод пришел из военной медицины. Например, для поддержания здоровья водолазов: гелий традиционно использовали для лечения компрессионной болезни. Мы сотрудничали с такими специалистами еще более 20 лет назад. Первая женщина, к которой мы еще тогда применили такой способ лечения, страдала тяжелой склеродермией. А затем шаг за шагом мы стали распространять эту практику и на другие заболевания.

- При каких болезнях назначается такое лечение?

— Это больные с пневмонией, с бронхиальной астмой, онкологические больные, больные после длительных операций, которые превышают несколько часов, тяжелые реанимационные больные, дети, родившиеся с так называемым шелковым легким, и многие другие. Ну и, конечно, в последнее время это большой поток пациентов с постковидным синдромом.

При этом хочу подчеркнуть, что у нас нет частных или хозрасчетных больных. В основном к нам попадают пациенты, которых привозит скорая помощь, после того как выявляет у человека серьезные проблемы с дыхательной функцией.

- И каковы результаты?

- Самое главное — это резкое снижение смертности у критических больных.

- Такое лечение в России можно пройти только в Москве?

- С нами в кооперации работает Нижний Новгород. Активно в этом направлении работают томичи, петербуржцы. Многие частные клиники и санатории уже начали внедрять такое лечение — Подмосковье, Кисловодск, Сочи. Сейчас мы обсуждаем вопрос подготовки таких врачей, причем не только для России, интерес есть и за рубежом.

- Насколько сегодня вы зависите от санкций?

- Никак не зависим. Все материалы и оборудование, которые мы используем при лечении газами, российские.