Новости
Коронавирус
Болезни и лекарства
Наука
Народная медицина
ЗОЖ

Врачи обсудили неизлечимую болезнь, поражающую сотни тысяч россиян ежегодно

Воришкой, который крадет зрение по ночам, называют глаукому — заболевание, которое ведет к неминуемой слепоте и которое до сих пор считается неизлечимым. При раннем выявлении есть шансы существенно замедлить прогрессировавшие болезни, поэтому так важна своевременная диагностика. «Измерение уровня внутриглазного давления в рамках ежегодной диспансеризации населения» — этой теме была посвящена специальная конференция Российского глаукомного общества (РГО) и Общества офтальмологов России (ООР), прошедшая в Москве. Увы, эксперты констатировали, что сегодня эта проблема не решена.
Врачи обсудили неизлечимую болезнь, поражающую сотни тысяч россиян ежегодно
Фото: Уника НовостиУника Новости
Фото: АГН «Москва»
По экспертным оценкам, глаукомой в мире страдают от 20 до 60 миллионов человек. Каждую минуту от нее слепнет 1 взрослый, а каждые 10 минут — 1 ребенок. Глаукома (заболевание, ведущее к постепенной гибели сетчатки и зрительного нерва) бывает врожденной, детской, юношеской, молодого возраста, но все же риск ее развития значительно повышается с годами. «Если в возрасте 60 лет заболевает 2,5 человека из 1000, то в 80 лет — уже 17,5», — говорит профессор кафедры офтальмологии им. академика А.П. Нестерова лечебного факультета ФГАОУ ВО «РНИМУ им. Н.И. Пирогова» , начальник офтальмологического отделения ФКУ «Центральный военный клинический госпиталь им. П.В.Мандрыка» Александр Куроедов.
«К сожалению, пациент с глаукомой в 20% случаев слепнет окончательно и бесповоротно, — говорит президент РГО профессор . — Доктора занимаются этой проблемой не первое столетие, но коренного улучшения ситуации мы пока не видим. Век назад больные выявлялись элементарно — они приходили сами, потому что сильно болели глаза, и слепота наступала моментально. Сегодня они тоже слепнут, но тихо, постепенно и незаметно. Почему? Раньше чаще встречалась закрытоугольная глаукома, которая сопровождалась прогрессирующими приступами ухудшения зрения. А сегодня у 90% пациентов — открытоугольная, которая очень коварна и течет бессимптомно».
Распространенность «коварной» формы в мире в последнее столетие эксперты связывают с приобщением населения к чтению, а в дальнейшем к телевизору и гаджетам — все это ведет к близорукости, одному из главных факторов развития открытоугольной глаукомы. Из-за того, что она не дает о себе знать вплоть до наступления слепоты, диагностика заболевания крайне затруднена. Выпадение полей зрения при нем происходит «кусками», и если один глаз видит хорошо, он компенсирует пропажу зрения в пораженном, в связи с чем человек ничего не замечает. «Чаще всего больной приходит к офтальмологу подобрать очки, потому что стал видеть хуже, и когда он закрывает один глаз, говорит: ой, а зачем выключили свет, я ничего не вижу! То есть один глаз уже ослеп. И такое происходит даже в Москве», — говорит профессор Егоров.
С каждым годом пациентов выявляется у нас больше: если в 2006 году их было чуть больше миллиона, то в 2018-м — уже почти 1,4 миллиона. И все же, по экспертным оценкам, в невыявленных у нас ходит не менее 500 тысяч пациентов. Печально и то, что у двух третей пациентов глаукому обнаруживают на запущенных стадиях.
При этом офтальмологи сегодня стали одной из самых загруженных специальностей в медицине: в среднем каждый офтальмолог проводит 7300 приемов пациентов в год, тогда как другие специалисты — примерно по 4 тысячи. И одна из главных процедур в кабинете глазного врача — измерение внутриглазного давления (ВГД). «Уровень давления — основной фактор, на который мы можем оказывать лечебное воздействие при глаукоме. Конечно, в редких случаях болезнь проходит и с нормальным давлением; бывают индивидуальные нормы ВГД, например, у пациентов с хроническими сосудистыми заболеваниями или высокой близорукостью, но крайне важно поймать повышение давления! Поэтому важно проходить профилактические осмотры у офтальмолога — начиная с 40-летнего возраста каждый человек должен измерять внутриглазное давление!» — продолжает Евгений Егоров.
В советские годы система диспансеризации населения была отлажена как часы. С 1976 года в СССР действовал приказ о мерах по раннему выявлению и активному наблюдению больных глаукомой — раз в три года всем людям старше 40 обязательно измеряли уровень ВГД; на входе в каждой поликлинике сидела специально обученная медсестра. За первые 3 года активного наблюдения (1976–1979 гг.) количество выявленных больных повысилось на 70%, а ежегодные профосмотры проходили почти 20 миллионов человек. В стране работали глаукомные кабинеты и глаукомные центры.
С развалом СССР все это было утеряно. Глаукомные кабинеты канули в лету. Однако 3 года назад измерение уровня ВГД включили в диспансеризацию — правда, лишь раз в 3 года и только для людей от 60 и старше. Сообщество офтальмологов было возмущено: в 60 лет развитие глаукомы остановить уже тяжело. Под давлением врачей приказ поменяли: теперь каждый россиянин старше 40 может раз в год прийти и измерить уровень внутриглазного давления. И при выявлении болезни на ранней стадии вовремя начать оттягивающую наступление слепоты терапию. По словам Александра Куроедова, начальная стадия хорошо поддается лечению в 98% случаев, развитая — в 67%, а далеко зашедшая — менее чем в трети случаев.
Причины заболевания до сих пор не ясны, и лечению поддается только следствие — повышенный уровень офтальмотонуса. Как говорят врачи, сегодня в «топе» — т.н. бесконсервантная терапия. Раньше пациентам выписывали капли с консервантами, которые повреждают глаз, сегодня появились безопасные варианты. «Большинство пациентов в нашей стране получают комбинации препаратов, — говорит Александр Куроедов. — Но чем больше препаратов, тем больше консервантов, тем больше изменений глазной поверхности, тем больше жалоб, тем хуже комплаенс (приверженность лечению) пациента и тем выше прогрессирование заболевания. Побочные эффекты утраивают риск прогрессирования болезни — по нашим данным, не менее 70% пациентов не исполняют назначений, а в среднем через полгода устают и вообще бросают лечение. Поэтому РГО и ООР рекомендуют переходить на бесконсервантную терапию».
Второе направление в лечении направлено на защиту сетчатки — т.н. ретинопротекторная терапия. Исследуются пептидные биорегуляторы, которые показали возможность регенерегации зрительного нерва. Если говорить о других перспективных направлениях в терапии и диагностике, то, например, появились приборы для измерения уровня ВГД в домашних условиях. В мире уже зарегистрированы контактные линзы с сенсорным датчиком, которые в течение 24 часов измеряют давление, но в России их пока нет. Зато для наших докторов разработали специальные мобильные программы для подсчета результатов тонометрии, а РГО ведет проект в области применения в ведении пациентов искусственного интеллекта.
Увы, сегодня в связи с пандемией наблюдение за пациентами затруднено. Однако, как рассказывает председатель Общества офтальмологов России профессор Борис Малюгин, эти больные не могут ждать: «В связи с пандемией мы решили разделять потоки офтальмологических пациентов на тех, кому нужна срочная помощь, и тех, кому ее оказание можно отложить. Больные с глаукомой — те, кому помощь требуется незамедлительно. И у нас уже есть алгоритмы помощи таким пациентам в случае введения новых ограничений».
Как рассказывает Александр Куроедов, специалистам крайне важно знать структуру пациентов с глаукомой, чтобы понимать, какие ресурсы необходимы для качественного оказания помощи: «У нас каждый год добавляется по 100 тысяч пациентов с глаукомой, но мы не знаем их возраст, пол, стадии болезни. К сожалению, Минздрав пока не предоставил нам такую статистику по запросу. В среднем глаукома у нас в стране диагностируется в возрасте 62 лет, после чего пациент живет в среднем до 73. И нужно понимать, как у кого будет прогрессировать болезнь с зависимости от стадии и кому какое лечение потребуется». Это действительно государственная задача!
Врачи еще раз напоминают: после 40 лет визиты к офтальмологу наносить нужно ежегодно, даже если повода нет! «Чем раньше у пациента будет обнаружена глаукома, тем больше шансов дожить со своим зрением до «выхода в тираж», — подчеркивает профессор Егоров.
Источник