Новости
Коронавирус
Болезни и лекарства
Наука
Народная медицина
ЗОЖ

Устойчивость бактерий к антибиотикам стала мировой проблемой

Почему с каждым годом все острее становится проблема устойчивости бактерий к антибиотикам, "РГ" рассказал ректор Смоленского государственного медицинского института, главный внештатный специалист по клинической микробиологии и антимикробной резистентности, член-корреспондент .

Устойчивость бактерий к антибиотикам стала мировой проблемой
Фото: Российская ГазетаРоссийская Газета

Роман Сергеевич, действительно ли этим пациентам не помогают все имеющиеся в распоряжении врачей антибиотики?

Видео дня

Роман Козлов: Это не совсем так. Если тяжесть состояния пациента действительно обусловлена присоединением бактериальной инфекции, своевременное назначение адекватной антибиотикотерапии высокоэффективно. Подчеркиваю - именно своевременное и адекватное. Но в ряде лечебных учреждений ситуация осложняется тем, что недоступна современная микробиологическая диагностика. Где-то ее и раньше не было. А где-то она стала недоступной из-за того, что клинический материал с накоплением возбудителя от пациентов с COVID-19 может исследоваться только в лабораториях, лицензированных для работы с микроорганизмами 2-й группы патогенности (вирус SARS-CoV2 отнесен ко 2-й группе патогенности), а у большинства лабораторий такого допуска нет. Поэтому подбирать антибиотики приходится эмпирически.

В этих условиях критически важным является наличие достоверных данных о резистентности основных возбудителей к антибиотикам в конкретном регионе. Этими исследованиями занимается наш университет и функционирующий на его базе Федеральный центр мониторинга резистентности к антимикробным препаратам. Эти данные по нашей стране можно найти на ресурсе "Карта антибиотикорезистентности России" https://amrmap.ru/.

И это действительно огромная проблема современной медицины, в том числе и отечественной.

Значит, нужны совсем новые антибиотики?

Роман Козлов: Нужны не только новые антибиотики, активные в отношении резистентных микроорганизмов, но и современная микробиологическая диагностика, позволяющая быстро и качественно выявить возбудитель инфекции и определить, к каким антибиотикам он сохраняет чувствительность. Причем даже появление новых антибиотиков ни в коей мере не снизит роль микробиологической диагностики. Совсем наоборот. Ни один из разрабатываемых в настоящее время препаратов не решит кардинально все проблемы антибиотикорезистентности. И если где-то кто-то скажет, что такой препарат изобретен, - не верьте! Новые антибиотики - это очень дорогие лекарства, поэтому некачественная диагностика приведет не только к неэффективности лечения, но и к существенным экономическим потерям.

Нужны не только новые антибиотики, но и современная микробиологическая диагностика

Чем вызывается столь быстрый рост лекарственной устойчивости - неконтролируемым приемом антибиотиков населением или неправильным их применением в лечебной практике?

Роман Козлов: К сожалению, оба ответа будут верны. Поэтому и действовать нужно комплексно, особенно в сфере образования - как медицинских специалистов, так и населения в целом. Однако жесткие ограничительные меры, штрафы, наказания не смогут коренным образом изменить ситуацию. Образование и еще раз образование! Люди должны понимать, как следует поступать правильно, и почему именно так. Только в этом случае мы можем рассчитывать на успех. С этим связана подготовка и создание совершенно новой врачебной специальности - "Медицинская микробиология", профессиональный стандарт по которой сейчас находится на заключительных стадиях обсуждения.

Все ли антибактериальные препараты, имеющиеся на мировом фармрынке, доступны в нашей стране?

Роман Козлов: К глубокому сожалению, пока нет. В США и странах Европы уже зарегистрирован целый ряд антибиотиков, на данный момент недоступных в нашей стране. Некоторые из них были бы сейчас чрезвычайно полезны. В чем тут проблема? Новые препараты не могут быть дешевыми, а ниша для применения новых антимикробных препаратов относительно невелика и требует наличия качественной микробиологической диагностики. Существующие модели здравоохранения во всех странах пока не могут обеспечить достаточный объем финансирования применения новых антибиотиков. Видимо, пришло время переосмыслить наше отношение к антимикробной терапии. Фактически лечение инфекций должно выглядеть примерно так же, как это уже сейчас происходит в онкологии - целевая терапия (в большинстве случаев очень недешевая), основанная на современной микробиологической диагностике. Другого пути просто не существует.

Какие подходы к решению этой проблемы существуют, помимо антибиотиков? Были надежды на применение молекул-бактериофагов - оправдались ли они?

Роман Козлов: Другие методы лечения бактериальных инфекций есть, но в ближайшее время они никак не смогут заменить антибиотики. Упоминания, на мой взгляд, заслуживают три "альтернативных" направления.

Начнем, конечно, с бактериофагов. На первый взгляд, эти вирусы, избирательно поражающие бактерии, выглядят крайне привлекательно как метод лечения инфекций. Но в реальности, во-первых, не существует универсально активных бактериофагов, то есть всегда существуют клоны микроорганизмов, мало восприимчивые к отдельно взятым фагам. Более того, микроорганизмы могут приобретать устойчивость к бактериофагам даже быстрее и легче, чем к антибиотикам. Проводившиеся ранее исследования не соответствуют современным стандартам клинических испытаний, в связи с чем доказательная база по клинической эффективности бактериофагов крайне недостаточна. Хотя, безусловно, в будущем бактериофаги могут стать одной из опций для терапии инфекций. Правда, скорее всего, в основном хронических, когда есть время выделить возбудитель инфекции и подобрать активный "фаговый коктейль".

А какие еще направления перспективны?

Роман Козлов: Еще одна возможная альтернатива антибиотикам - это моноклональные антитела, специфичные для конкретных возбудителей или их токсинов. Несколько таких препаратов находятся на различных стадиях клинических исследований. Но они не смогут заменить "классические" антибиотики. Кроме того, стоимость моноклональных антител также будет очень высокой.

И, наконец, группа препаратов, на настоящий момент представленная только одним продуктом, который находится на стадии клинических испытаний. Это липосомы (искусственно созданные микроскопические пузырьки, которые состоят из одного или нескольких слоев, разделенных между собой водной фазой, по своей структуре похожи на мембраны клеток. - Ред.). Фрагменты их стенок имитируют мишени бактериальных токсинов и, соответственно, эти токсины связывают. Но и этот препарат - не замена "классическим" антибиотикам, а дополнение к ним.

Можно ли сказать, что сокращение неконтролируемого приема антибиотиков существенно улучшит ситуацию?

Роман Козлов: Могу ответить: и да, и нет. Удручает то, что мировое сообщество, уже давно понимая вред неконтролируемого применения антибиотиков, так и не предприняло достаточных усилий для контроля ситуации. Конечно, если мы действительно серьезно, а не формально возьмемся за решение этой проблемы, ситуация улучшится. Но для этого нужны осознанные комплексные меры, включающие образование, повышение уровня микробиологической диагностики и инфекционного контроля, обеспечения современными антибиотиками. Все это, естественно, требует иного уровня финансирования. Но без этого улучшить ситуацию вряд ли возможно.

Инфографика "РГ" / Антон Переплетчиков / Татьяна Батенева