Ещё

Отечественную медицину недоперевыполнили 

И непонятно теперь, что же так расстроило премьера? То ли то, что до сих пор ему говорили неправду, или что правда оказалась так неприятна?
По заветам классика
«Больной не успеет войти в лазарет, как уже здоров; и не столько медикаментами, сколько честностью и порядком. Насчет врачеванья мы с Христианом Ивановичем взяли свои меры: чем ближе к натуре, тем лучше, — лекарств дорогих мы не употребляем. Человек простой: если умрет, то он и так умрет, если выздоровеет, то он и так выздоровеет».
Н. В. Гоголь «Ревизор»
Многие слышали выражение: «Есть ложь, есть наглая ложь, а есть статистика». Его авторство кому только ни приписывали. Впрочем, не важно, кто первый это сказал, фраза давно стала народной. Но в России ее следовало бы немного удлинить: «Есть ложь, есть наглая ложь, есть статистика, а есть российская статистика».
На днях мы стали свидетелями очередного подтверждения актуальности отечественного варианта пословицы. 14 октября председатель проводил селекторное совещание с главами регионов, посвященное исполнению национальных проектов по демографии и здравоохранению. И случился там большой конфуз: по статистике за период с января по август 2019 года смертность населения в целом снизилась по сравнению с аналогичным периодом 2018 года, но в некоторых регионах на фоне общего снижения смертности выросла смертность от сердечно-сосудистых заболеваний, которые указом президента поставлены на особый контроль.
«Как же так? — возмутился премьер. — Перед нами стоит задача к 2024 году снизить смертность от инфарктов, инсультов и других болезней кровообращения практически на четверть. На эти цели в бюджете мы предусмотрели 11,6 млрд рублей». Деньги освоены, но почти в половине регионов этот показатель не снижается, а растет. «Нужно обсудить, с чем это связано и какие меры принять», — добавил Медведев.
«А подать сюда Ляпкина-Тяпкина!»
Заместитель министра здравоохранения , которая является администратором этих нацпроектов, подтвердила: «В ряде регионов смертность от сердечно-сосудистых заболеваний снижается при снижении общей смертности, но в 36 субъектах Российской Федерации отмечается рост показателя смертности от болезней системы кровообращения. Максимальный рост наблюдается в Красноярском крае, Амурской области, Кемеровской области и ряде других регионов. При этом в Красноярском крае и Кемеровской области рост показателя „смертность от болезней системы кровообращения“ отмечен при снижении общего показателя смертности… Это, по оценке , связано с усилением контроля в данных регионах за достоверностью кодирования причин смертности».
Вызванный на селекторный ковер губернатор Красноярского края рапортовал:
«Я думаю, что Наталья Александровна очень четко определила причину того, что мы оказались в лидерах со знаком минус. Дело в том, что на общем фоне снижения смертности, а показатель у нас чуть выше среднего по Сибири — 2,4%, произошел определенный сбой в ведомственной статистике. Два года назад и в последующее время было зафиксировано порядка 4,5 тыс. случаев смерти в среднем по году от так называемых неточно обозначенных состояний. Мы решительным образом сейчас навели порядок в статистике, и количество таких диагнозов снизилось с 4,5 тыс. до 617 случаев. Поэтому, если мы возьмем даже нынешний год, имея в виду реальную динамику, то будет зафиксировано четкое снижение показателей смертности от сердечно-сосудистых заболеваний. Больше корректировать статистику мы никому не позволим, и если иметь в виду реальную базу, то у нас в том числе и с показателями будет порядок».
Следом за Уссом покаялся и глава Ивановской области :
«Мы в конце 2018 года провели инвентаризацию кодировки причин смертности. У нас пряталась смертность от сердечно-сосудистых заболеваний в смертности от старости и в смертности от болезней нервной системы. Чтобы этого не происходило, чтобы иметь реальную картину и реальный диагноз, мы там навели порядок… Основная причина — это наведение порядка со статистикой».
Но мудрого председателя правительства не проведешь, он знает толк в подобных делах: его «ни один купец, ни подрядчик не мог провести, пройдох и плутов таких, что весь свет готовы обворовать, поддевал на уду» — и тут он тоже узрел в корень.
Дмитрий Медведев: «Здесь хотелось бы сказать по поводу цифр по смертности. Мы же понимаем, что вообще происходило: скрывали просто эти цифры. Только что об этом и губернаторы говорили — показатели в этом случае менялись только потому, что другие причины смертности указывали. Это вранье было в прямом смысле слова. Подгоняли под нормативные акты, которые действовали, чтобы не прилетело по голове. Это касается, кстати, не только сердечно-сосудистой патологии, это касается и онкологии тоже.
Вот этого быть не должно, это вранье необходимо прекращать. Если в дальнейшем кто-то будет пойман на манипуляции статистикой, последствия будут весьма и весьма неприятные. Просил бы это всех иметь в виду — и региональных руководителей, и тех, кто у них отвечает за отчетность по здравоохранению».
А под конец добавил, как припечатал: «Но на что хочу обратить внимание: я не знаю, кто у вас за что отвечал, но Вы накажите по всей строгости пролетарского закона тех, кто готовил такую документацию!» (Тут Дмитрий Анатольевич немного перепутал жанры и эпохи, но в целом вышло куда как хорошо! — Полный текст расшифровки заседания президиума Совета при президенте РФ по стратегическому развитию и национальным проектам можно прочитать на сайте правительства — прим. авт.)
Мы тоже, уважаемый читатель, сменим жанр и от фельетона перейдем к анализу. А чтобы не сбиваться, цитировать документ с сайта правительства больше не будем.
Недостоверная статистика и неправильное кодирование
Истоки подделки и искажения статистических данных в угоду сиюминутным корыстным интересам уходят в глубь веков (если верить классикам), так что сосредоточимся на наших днях. С 2012 года в России планомерно снижаются статистические показатели смертности от сердечно-сосудистых заболеваний, и связано это не с достижениями медицины, а с так называемыми майскими указами президента РФ . В 2012 году впервые требование снижения смертности от болезней системы кровообращения вошло в майские указы президента. В 2018 году в очередных майских указах Путин снова постановил к 2024 году обеспечить снижение показателей смертности населения трудоспособного возраста, особо выделив смертность от болезней системы кровообращения и от злокачественных новообразований.
Создать эффективную систему здравоохранения сложно, зато легко манипулировать показателями, особенно в стране, где все отношения выстраиваются по вертикали, а главным критерием эффективности работы каждого чиновника является выполнение приказов вышестоящего начальства. Поэтому все регионы рьяно выполняли указание снизить показатели смертности в соответствии с майскими указами Путина.
В какой-то момент — а именно летом 2018 года — манипуляции с показателями достигли критического уровня. Тогда тревогу забили онкологи. Профессор Санкт-Петербургского научно-исследовательского института онкологии Вахтанг Мерабишвили в открытом письме призвал коллег «отменить сбор фейковых данных, формирующихся „на коленке“, которые включены в „зеленую книгу“, и перейти на международный стандарт оценки онкологической ситуации в стране». «Оценку смертности от ЗНО надо проводить только по стандартизованным показателям», — писал профессор Мерабишвили.
Тогда же правительство и Минздрав, получив очередные ежемесячные данные по причинам смертности, обнаружили слишком явный перекос в сторону нервных, эндокринных и других заболеваний, традиционно не являющихся летальными. То есть статистика была недостоверной, она не отражала реальную ситуацию, ради «хороших» показателей занижались цифры по контролируемым причинам — сердечно-сосудистым и онкологическим заболеваниям, — а вместо них указывались другие причины, о которых в майских указах президента ничего не говорилось.
На встрече с журналистами 19 декабря 2018 года вице-премьер , курирующая демографию и здравоохранение, признала, что в России существует проблема с искажением медицинской статистики. «Были подтверждены случаи неправильного кодирования», — сообщила она журналистам. В Минздраве же пообещали разработать методические рекомендации для помощи врачам в правильном кодировании причин смерти.
Но к этим рекомендациями, видимо, прислушались не везде, поэтому чехарда с показателями смертности стала еще более очевидной, вынудив Медведева прилюдно «высечь» губернаторов на селекторном совещании.
«Век» обратился за комментарием по поводу «правильного кодирования причин смерти» к врачу-кардиологу московской клинической больницы №29 Алексею Эрлиху.
«В этом деле есть две стороны: с одной, действительно, стремясь «уложиться» в задачи майских указов, вольно или невольно руководители несколько давили на подчиненных, требуя снизить сердечно-сосудистую смертность (ССС). Как это делалось на практике, мне сложно сказать. Не думаю, что были прямые и очевидные фальсификации, скорее, поиски каких-то иных, помимо ССС, причин смерти, что вполне резонно у пациентов с тяжелой сопутствующей патологией (например, когда одновременно есть рак, ИБС и перенесенный инсульт).
Есть и вторая сторона, и она многое усложняет. Дело в том, что в стародавних, еще советских, традициях большинство непонятных смертей или смертей у пациентов с сопутствующими заболеваниями кодировали как смерть от ИБС (ишемическая болезнь сердца), то есть, как ССС. Отчасти из-за этого идиотизма статистика смерти от болезней сердца в России такая ужасающая (реально она меньше). И вот разумные руководители «снижали» ССС, борясь с такими рутинными и неправильными подходами. Это тоже не фальсификация, но эта работа еще сложнее, так как требует изменения психологии нескольких поколений докторов, которые ИБС как причину смерти писали по привычке, порой не задумываясь.
В моей больнице фальсификаций диагнозов (в узком смысле этого слова) нет. А если бы и были, то я бы не стал об этом рассказывать — дело-то подсудное», — полушутя-полусерьезно закончил свой комментарий «Веку» Алексей Эрлих.
А судьи кто?
Махинации со статистикой, подтасовка фактов, манипулирование терминологией — все с одной лишь целью — «выполнить» указы президента. Не случайно в этих указах так часто повторяется слово «показатели». Перед чиновниками стоит задача отрапортовать о выполнении «поставленных задач», вписаться в заданные цифры и проценты, отчитаться за потраченные бюджетные средства. За всем этим бюрократическим документооборотом они не видят и не хотят видеть ни живых, ни умерших людей. Поэтому все указы и нацпроекты — белый шум, они ни о чем: к жизни, к проблемам людей, к их болезням и смерти они не имеют никакого отношения.
А что же врачи — те, кто ежедневно сталкивается с болью, болезнями, страданиями, смертью пациентов? Вот они и будут всегда крайними в государстве, для которого человек — пустое место. И если, как пообещал Медведев, кто-то из чиновников будет пойман на манипуляции со статистикой (как будто они еще не пойманы на этом), то «по всей строгости пролетарского закона» накажут не чиновника, а врача.
Врачи оказались между двух огней: с одной стороны, от них требуют фальшивые показатели, соответствующие тому, что написано в «майских указах» Путина, с другой стороны, отвечать за последствия будут не те, кто писал и подписывал эти указы, и не те, кто требует подгонять под них статистику, а врачи, до которых власти нет дела также, как до всех граждан России.
Поэтому и рядовые врачи, и руководители клиник, к которым обращался «Век», отказались отвечать на вопросы о том, как они работают в условиях давления на них со стороны чиновников из Минздрава, насколько реальные цифры причин смертности отличаются от официальных?
Лишь один из врачей на условиях анонимности ответил так:
— Здесь нечего комментировать. Заказ на вранье идет с самого верха. Скажешь правду, вылетишь с должности. Низовые руководители не виноваты. Это не их злой умысел. Они врут под страхом наказания. Такова система, и господину Медведеву следовало бы задать вопрос самому себе как части этой системы.
Видео дня. Биолог рассказал, что произойдет с COVID-19 в мае
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео