Ещё
Из-за ошибки женщине провели операцию «наживую»
Из-за ошибки женщине провели операцию «наживую»
Новости
Игру на духовых инструментах признали полезной
Игру на духовых инструментах признали полезной
Новости
Что я ем, чтобы жить долго
Что я ем, чтобы жить долго
ЗОЖ
Какими продуктами укрепляют уставшую печень
Какими продуктами укрепляют уставшую печень
ЗОЖ

Профессор Андрей Шкода: Одной болезнью люди порой болеют по-разному 

Профессор Андрей Шкода: Одной болезнью люди порой болеют по-разному
Фото: Российская Газета
Андрей Сергеевич, 67-й исполняется 60 лет. Когда она только появилась на улице Саляма Адиля, считалось, что это чуть ли не периферия. Но очень скоро больница заявила о себе как надежное современное лечебное учреждение. И сюда стремились те, у кого были проблемы с позвоночником, те, кому требовалась помощь проктолога. Беременные, страдающие сердечно-сосудистыми недугами, отдавали предпочтение роддому 67-й… И сегодня в многопрофильную 67-ю по-прежнему стремятся попасть не только те, кто к ней территориально близок, приписан. В чем сила притяжения?
Сегодня более 100 лекарственных препаратов имеют «генетическую метку». И это не фантастика. Это уже либо работает, либо может быть внедрено в медицинскую практику
Андрей Шкода: У нас 43 лечебно-диагностических отделения. Оказываем хирургическую, кардиологическую, терапевтическую, нейрохирургическую, эндокринологическую помощь, помощь в области травматологии. Одновременно в наших стационарных подразделениях лечится 1261 пациент. И это не все. У нас консультативно-диагностический центр, три женские консультации, медико-санитарная часть, родильный дом. Не сочтите рекламой: у нас уникальные центр спинальной нейрохирургии и микробиологическая лаборатория. Каждый год 67-я помогает более 86 000 пациентам.
Это общие данные. Но у каждой больницы есть нечто вроде визитной карточки?
Андрей Шкода: И у нас есть. Одна из них — высококлассная хирургическая помощь: экстренная, гнойная. Офтальмологическая, оториноларингологическая, урологическая, гинекологическая. А еще рентгенэндоваскулярная диагностика и лечение.
В былые времена 67-я славилась тем, что у нее была уникальная проктология, возглавляемая ведущими проктологами страны. Потом ситуация начала меняться. Сейчас это сложнейшее направление медицины у вас на должном уровне?
Андрей Шкода: 67-я по праву считается колыбелью отечественной проктологии. У нас начал свой путь институт колопроктологии, ставший ныне федеральным учреждением. Проктология — отрасль очень неоднозначная. Помимо медицинских нюансов лечение таких пациентов требует чистой психологии, умения разговаривать с пациентом на самые деликатные темы. В этом и заключается в том числе и персонализированный подход к пациенту.
Сейчас одно из важных направлений проктологии — лечение колоректального рака. У нас отменные специалисты в этой области, которые, сохраняя лучшие традиции, используют современные технологии. Так сложилось, что научно-исследовательский институт проктологии остался на нашей территории. Возглавляет его президент Ассоциации колопроктологов России Юрий Анатольевич Шелыгин. И мы взаимодействуем не только, потому что у нас общие корни, но и потому что мы рядом.
60 лет — срок. Что-то сохраняется, что-то уходит, что-то, напротив, приходит?
Андрей Шкода: Что пришло? Это наша гордость — лаборатория микробиологии ГКБ № 67 — первая в России полностью автоматизированная микробиологическая лаборатория, исключающая воздействие человеческого фактора. Мы стремимся отслеживать достижения мировой и отечественной медицины. Отслеживать и использовать в лечебном процессе.
В том числе в центре спинальной хирургии?
Андрей Шкода: Обязательно. Успешное оперативное лечение заболеваний позвоночника возможно лишь при сочетании лучшего оборудования и специалистов, обладающих уникальным опытом. И то и другое у нас есть. Потому наш спинальный центр, возглавляемый, без преувеличения, звездой мирового уровня Дмитрием Дзукаевым, пользуется авторитетом в России и за рубежом.
Именно и то и другое. Есть примеры, когда приобретено не просто современное оборудование — уникальное. Но… не используется по причине отсутствия специалистов. Живем в такое время, когда медикам просто необходимо не только быть в курсе новинок, но и уметь их применять?
Андрей Шкода: Не соглашусь с тем, что только медикам это надо знать. Другим специалистам тоже. И абсолютно соглашусь с тем, что даже самое современное оборудование бесполезно без квалифицированных специалистов. В 67-й 514 врачей. Среди них 11 докторов медицинских наук, 73 кандидата медицинских наук и 3 заслуженных врача Российской Федерации, 196 врачей высшей квалификационной категории и 50 имеют первую аттестационную категорию. У 10 специалистов международные сертификаты. Наши сотрудники — участники российских и международных симпозиумов, конференций, семинаров. Идет постоянный обмен опытом с коллегами из других лечебных учреждений России и зарубежных медицинских центров. Идет стажировка в лучших клиниках Европы.
Мы не только лечебное, но и научное, образовательное учреждение. У нас проходят практику студенты факультета фундаментальной медицины , Первого медицинского университета имени Сеченова, Медицинского университета имени Пирогова, Медико-стоматологического института имени Евдокимова, четырех столичных колледжей.
Так сложилось, что нередко приходится помогать людям правильно выбрать место лечения. Часто обращаются будущие мамы: где лучше рожать? Признаюсь, обычно направляем в отделение 29-й московской больницы, потому что знаем: это очень надежное место. И никогда никаких проблем не было. Но помню времена, когда в подобных ситуациях давали адрес родильного дома 67-й больницы. А потом родильный дом 67-й закрылся.
Андрей Шкода: Зато в будущем году откроем свой перинатальный центр. Будем принимать в него не только тех, у кого проблемы с сердцем, но и с другой акушерской патологией.
Вот и вы теперь говорите: не акушерское гинекологическое отделение, а перинатальный центр. Дань моде? Мне кажется вариант, который складывается в 67-й, — самый приемлемый, потому что подобные стационары уместнее всего в составе многопрофильной больницы. Будущая мама нередко нуждается не только в акушерской, гинекологической помощи, но и во внимании других специалистов: кардиологов, терапевтов, урологов, эндокринологов, которые есть в многопрофильной больнице. Ваш вариант самый оптимальный.
Андрей Шкода: Наш центр станет одним из крупнейших в Европе.
А персонифицированная медицина там будет задействована? И что она конкретно предполагает?
Андрей Шкода: Это сравнительно новое направление в медицине. Оно подразумевает использование методов направленного пациентоориентированного лечебно-диагностического воздействия. Иными словами, это целевая диагностика и последующее лечение больного, основанные на результатах исследований его генетического профиля. Люди болеют одной болезнью, но болеют ею по-разному, а посему лечение каждого пациента должно быть индивидуальным.
На чем основана персонифицированная медицина
Старая и бесспорная истина. В чем новизна?
Шкода: Новизна в том, что она основывается на современных, продвинутых генетических, фармацевтических, диагностических и даже информационно-коммуникационных технологиях. Главная ее задача состоит в том, чтобы индивидуально лечить пациента не только в дорогой клинике, но и в рамках доступной общественной системы здравоохранения.
Вы упомянули Гиппократа. Да, он утверждал, что правильнее лечить не болезнь, а больного. Время доказало его дальновидность и прозорливость. Сегодня вместо стремительно устаревающего подхода «одно лекарство для всех» врачи используют информацию о человеческом геноме, чтобы оптимизировать стратегию индивидуального лечения.
Цель персонифицированной медицины — улучшение качества медицинского обслуживания. Персонифицированная включает в себя досимптоматическую идентификацию предрасположенности к развитию заболевания. Включает в себя разработку комплекса профилактических мер и подбор индивидуальных схем лечения на основе индивидуальных свойств генома, особенностей его реализации и специфики метаболизма у данного пациента.
В настоящее время мы не можем говорить о понятии нормы здоровья пациента, поскольку клинические признаки болезни, особенно ранние, как правило, стерты. Однако уже разработаны технологии для эффективного клинического геномного тестирования. Мы получаем возможность пользоваться данными о геномах и понимать, чем один пациент отличается от другого. Это позволяет назначать лечение индивидуально.
Это переведет медицину на более высокий уровень?
Шкода: Конечно! Проще говоря, теперь сделав тест, любой человек может определить, чем он рискует заболеть в первую очередь. И тогда на первое место выходит та самая профилактика заболеваний, о которой постоянно говорят медики. Они называют это превентивной (профилактической) медициной. Превентивная персонализированная медицина ставит перед собой задачу как можно дольше сохранить человека здоровым. Если раньше человек в лучшем случае раз в год проходил диспансеризацию, где некоторые отклонения в здоровье могли и не отследить, то теперь, зная, чем конкретно он может заболеть, человек может с помощью генных тестов самостоятельно, без помощи врача ежедневно следить за поведением своего организма.
Но и врач тоже может назначать лекарства пациенту, исходя из его генного теста.
Шкода: Безусловно. Тем более что сегодня более 100 лекарственных препаратов имеют «генетическую метку». И это не фантастика. Это уже либо работает, либо может быть внедрено в медицинскую практику в ближайшее время.
Видео дня. Врачи призвали мужчин сбрить бороды
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео