Ещё

Я с вас худею. Как живут анорексички и почему их отказываются лечить 

МОСКВА, 8 дек — РИА Новости, Ирина Халецкая. Расстройства питания, будь то анорексия или булимия, во всем мире признаны жизненно опасными заболеваниями. Согласно последним исследованиям, каждая пятая женщина, страдающая подобным недугом, заканчивает жизнь самоубийством. Половина — в группе риска из-за постоянных депрессий и психических расстройств. Как правило, больше всего этому недугу подвержены подростки: родители до последнего не верят, что ребенок болен, и списывают все на стремление к идеалам красоты. Многие врачи открыто называют анорексиков «живыми трупами» и отказываются их лечить. РИА Новости поговорило с девушками, пытающимися избавиться от болезни.
Уходила в лес от всех
Екатерина родом из Великого Устюга. Пока она жила с родителями, все было хорошо, но потом, когда переехала в отдельную квартиру, решила правильно питаться. «Сначала все было нормально, вес уходил. Постепенно я вошла в азарт, отказывалась от еды все больше, пока не перешла на один йогурт. Муж очень переживал, мама пыталась накормить постоянно, посадить на булки и пироги. Продолжалось это пять лет», — вспоминает Екатерина.
Девушка сама видела, что у нее проблемы, но боялась объясниться. В итоге стала обманывать ничего не подозревающих родных: утром уходила на работу, возвращалась затемно. Маме говорила, что поела дома, мужу — что поужинала у мамы. Тем не менее сложно было не заметить, что Катя тает на глазах. А когда ее спрашивали про вес, она всячески уходила от ответа. Причем девушка уже сама понимала, что не может есть, даже если хочется: она не могла позволить себе, чтобы еда попадала в желудок, хотелось поскорее от нее избавиться.
"При этом не было такого, чтобы я думала: надо еще похудеть. Наоборот, я не могла смотреть на себя в зеркало. Мне было стыдно. Я стала бледной, торчали кости, на лице были одни глаза, которые так недавно еще горели, а теперь стали безжизненными. Ходить по магазинам за одеждой и вообще показываться на людях было сродни мучению. Кроме того, вечные проблемы со стулом не давали мне жить. Потом в ход пошли слабительные, мочегонные".
Когда Кате было совсем плохо, она старалась уходить из дома туда, где нет людей: в лес, на работу, когда там никого не было, в поле. «В итоге меня совсем „не стало“, вроде в интернете я есть, а в жизни — нет. Могла пойти в церковь: просто сидела там, думала, молилась, плакала. К тому моменту работа уже висела на волоске. Если сначала с ее помощью я хоть как-то отвлекалась от проблем, то потом из-за болезни не было ни сил, ни здоровья — я стала завсегдатаем инфекционного отделения», — вспоминает собеседница агентства.
"За меня взялась мама: мы обратились к эндокринологу, потом к терапевту, к психологу и даже к психиатру. Он и поставил диагноз — нервная анорексия", — рассказывает Катя.
В результате Екатерину госпитализировали и «научили есть». Но дальше стало еще хуже: она стала переедать, потому что не могла остановить жор, а потом опустошала желудок. Врачи лишь разводили руками: они не знали, как это лечить.
Тогда мама в отчаянии попросила помощи в соцсетях. Выяснилось, что в России с РПП — расстройствами пищевого поведения — практически никто не работает, кроме одного коммерческого центра в Москве. «Я была поражена тем, что мы быстро собрали деньги на лечение: это значит, что люди, может, и недопонимают болезнь, но очень сопереживают! Появилась надежда на дальнейшую жизнь», — говорит Катя.
Сейчас она все еще проходит лечение в центре. Постепенно набирает вес и движется в сторону выздоровления. Однако мама девушки пока не спешит радоваться и говорит, что они лишь в начале пути. С Екатериной работают психолог, консультант по питанию и другие специалисты. Кроме того, она ежедневно посещает групповые сеансы: больше всего ей нравится арт-терапия и интегративная группа поддержки. В свободное время Катя рисует картины.
"Хоть лечение и продолжается, но я уже вижу в нем смысл. Очень хочу выздороветь и вернуться к обычной жизни, чтобы снова работать, быть рядом с семьей! А самая заветная мечта — стать мамой", — мечтает девушка.
Дорого, но реально
Руководитель Центра изучения расстройств пищевого поведения Анна Коршунова рассказывает, что в России только их организация лечит девочек с такими заболеваниями комплексно, взяв за основу европейские практики.
Она уточняет: перед тем как лечить подобные недуги, необходимо пройти обследование в психиатрическом отделении, поскольку это все-таки психическое расстройство. Анна подтверждает, что многие врачи в регионах действительно отказываются работать с такими сложными случаями. Однако вовсе не потому, что вредничают или не хотят брать на себя ответственность, — у них просто нет возможностей для этого.
"Всемирной организацией здравоохранения прописаны очень четкие критерии: кто-то имеет физическую возможность лечиться амбулаторно, кто-то — нет. Во-первых, имеет значение индекс массы тела, а также динамика изменений за последнее время, причем как физических, так и психологических. Учитывается наличие или отсутствие очищений организма и их периодичность, наличие или отсутствие аффективного расстройства и суицидальных мыслей и так далее", — объясняет Коршунова.
Вместе с тем, добавляет специалист, нельзя говорить, что родные не понимают всю серьезность проблемы: «Просто они не могут позволить себе лечение. Оно действительно дорогостоящее, впрочем, не до такой степени, что придется продать квартиру».
Более того, поясняет руководитель центра, неправда, что в России больше никто не лечит такие заболевания: с этим работают в психиатрических больницах, и весьма успешно.
"Это не лужайка с цветочками"
В социальных сетях по поиску «анорексия» находится не меньше трех десятков групп по интересам, где девушки, преимущественно подростки, делятся информацией о похудении. Диетам и голоданию посвящают стихи, песни и красивые снимки.
Девушки не стесняются признаваться в том, что у них расстройство пищевого поведения, наоборот, придают этому некий смысл: якобы голодание стимулирует силу воли.
Одна из подписчиц анонимно рассказала РИА Новости, что голод для нее — приятное ощущение превосходства над другими, а также возможность почувствовать себя сильной девушкой, способной на многое для достижения цели. При этом она не отрицает, что у нее заболевание, вскользь называет себя «эрпэпэшницей» и говорит, что знает, когда ей остановиться.
Администратор одного из популярных пабликов «Психология анорексички» рассказала корреспонденту агентства, что группа была создана единомышленниками — для тех, кто хочет похудеть.
"Наш паблик — группа поддержки для девушек, пытающихся похудеть. Анорексия — символ, и только. Представительницам женского пола в 95% случаев не нравится тело, бывает трудно похудеть в одиночку", — рассуждает модератор группы. При этом она уточняет, что внимательно следит за содержанием публикаций — в тревожных случаях, например, когда четко прослеживаются суицидальные мысли в текстах, она всячески пытается помочь.
"В сообщения иногда приходят крики о помощи, связанные с суицидом, и администрация группы пытается показать девушкам, что РПП — это не лужайка с цветочками. Больше всего пишут про суицид девушки от 16 до 18 ввиду подросткового максимализма", — поясняет модератор.
Не только из-за подиума
Есть заблуждение насчет того, что анорексией и другими видами РПП страдают только помешанные на похудении люди, однако это не так. В частности, кто-то может ввести ограничения из-за другого заболевания. К примеру, одна из подписчиц группы рассказала РИА Новости, что долгое время испытывала проблемы с кишечником и просто боялась есть, потому что испытывала боль. Это привело к тому, что организм в принципе не мог принимать еду.
В целом, объясняет Анна Коршунова, попытку ограничить себя в питании девушка предпринимает, когда хочет снизить свое внутреннее напряжение — по разным причинам. Так, голодая или вызывая рвоту после приема пищи и тем самым порождая адреналиновые выбросы, они, как правило, несколько успокаиваются, но ненадолго.
В любом случае это — расстройство психики, которое надо лечить. Все происходит по одинаковой схеме: лечат психику, корректируют питание, восстанавливают тело, а потом обучают тому, как справляться с подобным в будущем. Таким образом, любое РПП поддается полному излечению, уверяет врач.
Комментарии
Читайте также
Новости партнеров
Новости партнеров
Больше видео